Леонид Грач: У регионалов — короткая политическая память... Их назначенцы еще наломают немало дров

Будучи одним из самых «продвинутых» украинских коммунистов, Леонид Грач в нынешних непростых условиях умудряется сохранять завидную политическую последовательность. Его не пугают ни местные выборы, ни противостояние с Партией регионов. Лишь бы неуклонно соблюдались коалиционные договоренности и предвыборные обещания.

«Фраза» пообщалась с Леонидом Ивановичем о том, когда нужно проводить избирательную кампанию в органы местного самоуправления, почему «донецкие» в Крыму – это не к добру, а коалиция без коммунистов не имеет никаких перспектив.

Сергей Кивалов заявил о том, что 19 мая, на политсовете Партии регионов было принято решение о проведении выборов в органы местного самоуправления 31 октября текущего года. Как Вы относитесь к такому развитию событий?

Я думаю, что это правильное решение, потому что уже навис дамоклов меч над полномочиями городских, поселковых и сельских голов (уже они нелегитимны), в том числе и над высшим представительским органом власти автономии – Верховным Советом Крыма. Поэтому надо эту проблему немедленно снимать с повестки дня.

Да, мне известно, что есть соответствующее решение политсовета Партии регионов, чтобы 31 октября провести выборы. Думаю, что это должно быть правильным решением с той точки зрения, чтобы снять ту проблему, которая граничит с нарушением Конституции Украины, прежде всего.

Как будет развиваться ситуация дальше? Если регионалы решили, значит это решение будет принято, потому что у них ведущая, скажем так, роль в коалиции, и в этой части, я полагаю, что мы должны их поддержать. Другое дело, что еще предстоит дискуссия о том, какова будет избирательная система. Насколько мне известно, там речь велась о том, чтобы на уровне сельских советов это была мажоритарная система, выше – смешанная система. Но это вопрос, до какого уровня. Может это до уровня городского/районного совета, а выше – чистая пропорционалка.

Совершенно очевидно, что речь будет идти о том, чтобы изъять из законодательства право формировать блоки, чтоб выдвижения привязать исключительно к партиям – как по мажоритарке, так и по пропорционалке. И в том числе привзять к партийному выдивжению голов всех уровней.

В коалиционном соглашении, которое вы подписывали с Партией регионов, какие-то даты проведения местных выборов фигурировали?

Нет. Это не может подменяться коалиционными соглашениями, такие вопросы регулируются законом и только законом. Поэтому надо уже выходить на финишную прямую, решать проблему, потому что местные выборы должны быть объявлены за 70 дней до их проведения, то есть, по сути, в августе уже нужно начинать предвыборную кампанию.

В то же время ваши коллеги по коалиции, и в частности Владимир Литвин, выступают за то, чтобы провести выборы в марте следующего года…

Я думаю, что Владимир Михайлович просто не ждал, что будет такое решение политсовета Партии регионов, а нужно прямо сказать, что такое решение без мнения Президента Виктора Януковича не могло состояться. Поэтому я думаю, что Владимир Михайлович согласится с тем, что предложит Партия регионов.

А как вы вообще оцениваете выполнение Партией регионов своих коалиционных обязательств?

Достаточно неоднозначно. Для нас главное не коалиционное, а соглашение, подписанное кандидатом в Президенты Виктором Януковичем и Петром Симоненко, на основании которого партия приняла решение о поддержке во втором туре Виктора Федоровича. Вот это для нас главное.

Да, мы приветствуем и считаем положительным шагом подписание «харьковского договора» и ратификацию договора по Черноморскому флоту, но имеем сегодня претензии к тому, что не видим дальнейшего движения по статусу русского языка, что вообще Украина, по сути, дальше этого соглашения не интегрируется. Я имею ввиду таможенный союз, Единое экономическое пространство и, естественно, Организацию Договора о коллективной безопасности. Более того, мы все видим, что по русскому языку Виктор Федорович, скажем так, значительно сбавил обороты, и снял, по сути, свой предвыборный лозунг. И сегодня его команда пытается подменить это Европейской хартией о языках, что не является однозначным, и не может восполнить правовую потребность в защите русского языка.

Понятно, что мы и дальше будем настаивать на том, чтобы Украина все-таки двигалась в сторону Единого экономического пространства. И естественно, что мы очень озабочены тем, что Президент и Партия регионов не выполняют те социальные обязательства, которые давались народу, и в особенности той части, которая является, прямо скажем, неимущей. С той точки зрения, что у нас сегодня низкие пенсии, низкие зарплаты и нет рабочих мест. На «сухом пайке» остались ветераны. Так что в этом смысле у нас есть резкие и категорические претензии.

Но не идет ли речь о том, что вот мол, мы (регионалы) сделали вам (коммунистам) реверанс в виде подписания «харьковских соглашений», и вы уже за это должны быть нам благодарны?

Нет, я не склонен считать, что это «реверанс». Во-первых, это крайне необходимо было для всей межгосударственной системы отношений Украины и России, и это, собственно, стало краеугольным камнем в новом отсчете взаимоотношений. Перевернута страница пятилетнего позора, страница русофобского – «ющенковского» – периода. Но это случилось только тогда, когда появилось соглашение по Черноморскому флоту. И это было сделано для пользы всего общества, а не только отдельно взятой политической силы. Но нужно идти до конца.

А то ведь что сегодня получается: Россия предложила идти в ОДКБ – мы отказались; в таможенный союз – отказались; Россия предложила слияние «Газпрома» и «Нафтогаза» - отказались. То есть по всем вопросам идет отказ. Тогда встает вопрос – а что же дальше? Если ничего, то, по сути, кроме того, что у нас есть соглашение по Черноморскому флоту, за которое Россия заплатила, и заплатила по-крупному, встанет вопрос о том, какова у нас внешняя и внутренняя политика. И, если Виктор Федорович сейчас возьмется повторять многовекторность Леонида Даниловича, то она закончилась тем, что пришли силы прозападного, националистического характера.

Сегодня эти тенденции проявляются похлеще, чем пять лет назад. Пять лет назад не национализм привел Ющенко к власти, а протест против коррупции, бандитизма, воровства, борьба за чистоту власти. Но так ее и не получили. А сейчас уже «тягнибоковщина» – это серьезное явление. И, если сейчас практиковать эту многовекторность во внешнеполитическом спектре, половинчатость во всех внутренних делах, как оно сегодня происходит, тогда жди того, что национализм поднимется и поднимется похлеще, чем это было в конце 80-х гг. прошлого века. Нужно отдавать себе в этом отчет.

Коммунистическая партия как-то высказывает эти претензии своим партнерам по коалиции?

А вот наша беседа – разве не относится к открытой и публичной дискуссии на сей счет?

Ну, одно дело, когда вы высказываете это журналисту, и совсем другое – на совете коалиции непосредственно тем, кто принимает решения…

Мы говорим об этом и на заседаниях коалиции. Если вы обратили внимание, когда голосовался вопрос о допущении иностранных войск на учения, я, с трибуны, открыто, выражал протест в глаза своим соратникам по коалиции.

Но получается, что вас не слушают или не воспринимают, раз соответствующее решение все-таки было принято.

Можно и так сказать. И это очень печально. Хотя нашим коалициантам следует посмотреть правде в глаза – даже, если они добавят тех 30-40 «тушек», те не заменят 27 прогнозируемых, устойчивых голосов. Это очевидно. Сегодня они без наших 27 голосов не могут ничего принять.

И даже, если принять во внимание все эти разговоры о том, что еще будут перебегать депутаты из «Нашей Украины», Блока Юлии Тимошенко, в лагерь Партии регионов, это не значит, что они чисто арифметически получат такое же качество, какое они имеют сейчас. Потому что у перебежчиков очень разные индивидуальные интересы. Как с ними можно решать такие серьезнейшие вопросы как вешняя политика, экономика и т.д.? У них начнутся проблемы.

Так что пусть взвешивают и читают «Фразу».

Как Вы относитесь к тому, что ключевые позиции в Крыму сегодня заняли представители донецкого региона?

Плохо я к этому отношусь и думаю, что это одна из стратегических ошибок Партии регионов. В Крыму это совершенно очевидно, но и в других регионах тоже – приехали завозные, завозные не только губернаторы. И все они тащат свою свиту, вплоть до водителей…

Вы считаете, что они некомпетентны или у Вас просто неприятие к такому подходу?

Нет, я не о компетентности сейчас говорю. Я говорю о том, что есть региональные и местные элиты, которые более компетентны. Не вообще, а в обстановке на местах, знании кадрового потенциала, авторитете и т.д. Более того, когда вторгается кто-то инородный (а завозной всегда есть завозной), то пока он войдет в курс дела, пока поймет, где какие педали нужно жать, узнает всю обстановку, пройдет не только много времени, но еще и наломает много дров.

А это значит, что местные элиты, у которых есть свой авторитет, свое эго, и свои, прошу прощения, интересы, в данном случае экономические, они вне всякого сомнения этому не рукоплещут, а наоборот, начинают местячковые проявления бунта и невосприятия. Одним словом, административным ресурсом (я имею ввиду, что приезжает прокурор из другой области, начальник милиции, СБУ) ситуацию руки не возьмешь.

Как складываются Ваши отношения с партией «Союз» в целом и Львом Миримским в частности? Долгое время она была в маргинесе и вот с некоторых пор, после того как Янукович стал Президентом, опять вынырнула из небытия...

У нас никаких взаимоотношений нет и быть не может. Что касается регионалов, то у них короткая память. К сожалению, не только девичья память коротка, но и политическая. Или они забыли, что Лев Миримский перед выборами призывал ни за кого не голосовать, то есть, по сути, призывал голосовать против Януковича, который имел достаточно серьезное влияние в общественной среде Крыма? Но почему сейчас восторжествовала их дружба, я не знаю.

Ну, а мы не хотим иметь ничего общего с этой партией. Причем эта партия местечковая, прямо скажем. В общеукраинских масштабах ее нет, поэтому я не вижу никаких предпосылок к тому, чтобы выстраивать с ними какие-то политические альянсы.

Еще одна такая местечковая партия действует в Одессе, и ее многие воспринимают как радикально коммунистическую. Речь о «Родине». В итоге получается, что именно на местах существуют определенные политические силы, вроде как идеологически близкие, но абсолютно разрозненные. И, коли речь идет о выборах местного самоуправления, то может стоило бы объединить свои усилия, как, например, вы это сделали с Союзом левых сил на президентских выборах?

Вы должны понять, что объединение интересов для нас может быть только на идеологических принципах. Идеология партии «Союз» настолько далека, противоречива и противоположна по отношению к нашей, что речи быть не может о каких-то партнерских отношениях. Другое дело, что они хватанули некоторые наши лозунги, как то вопросы языка, сближение с Россией, и многое другое, что на слуху и близко значительной части избирателей на Юго-Востоке. Вот и все.

У нас же за этими языковыми и политическими вопросами стоит классовый поход, наша идеология. У них же этого нет. Это касается и «Родины» тоже.

Что касается каких-то объединений, то после решения политсовета Партии регионов можно с уверенностью сказать, что блоков больше не будет, в законодательном смысле.

Скажите, как получилось, что Василий Цушко стал министром по квоте Коммунистической партии? Причем сразу же попал в целый ряд скандалов, в частности, связанных с «тендерной палатой». Поговаривают, что в этой связи он даже подрался с бютовцем Антоном Яценко, и теперь на Петра Симоненко оказывается давление с требованием отозвать это назначение.

Мне подобные детали неизвестны. Но я исхожу из принципиальных позиций – если Компартия находится в коалиции, и у нее есть квота на назначение в исполнительную власть, то там должен быть представитель Компартии. Чистый коммунист, если хотите. А как попал туда Василий Цушко, который не имеет к Компартии никакого отношения, мне, к сожалению, неизвестно. Как и то, кто, кого, за что и по чем бил.

ФРАЗА

Дополнительная информация