Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

Эксперт: Геодезическую службу Украины уничтожают ради подковерного дележа земли

Поделится:
17:35 28 Августа 2012 г. 2782

Авторская колонка «НР»

Симферополь, Август 28 (Новый Регион – Крым, Георгий Игнатьев) – Уничтожение отрасли геодезии, картографии и кадастра в Украине с переменным успехом продолжается на протяжении двух десятков лет. Неточность в картографических выкладках и использование сомнительных методов при проведении топографо-геодезических работ в землеустройстве позволяет заинтересованным лицам на государственном уровне решать свои проблемы с землей. Причем заложена такая «схема» была еще в период становления органов власти уже независимой Украины. Однако уже в ближайшем будущем, в случае отмены моратория на продажу земли с 1 января 2013 года, страну может захлестнуть волна межевых войн – применение непонятных схематических планов вместо точных топографических карт дает слишком большую разницу на местности. Только Крым и только на бумаге регулярно теряет квадратные километры государственной и громадской земли, а махинации с береговыми линиями доведены до абсурда. Причем не обошлось и без участия самых больших радетелей за «народность» земли – фракции КПУ.

Об этом в авторской колонке «Нового Региона» пишет директор Крымского управления геодезии, картографии и геоинформационных систем ГП «Крымгеоинформатика» с 1986 по 2009 год, Почетный геодезист СССР, Украины, Заслуженный строитель АР Крым Галина Минаева, которая 33 года занималась вопросами геодезии и картографии для формирования земельных и градостроительных отношений в Крыму.

Свою трудовую деятельность Галина Алексеевна Минаева начала в Крыму в 1979 году после переезда из Новосибирска, где работала ученым секретарем отраслевого НИИ прикладной геодезии ГУГК при СМ СССР. Специальное образование получила в Новосибирском институте инженеров геодезии, аэрофотосъемке и картографии – одном из двух специализированных вузов на весь СССР. С августа 1979 года руководила геолого-геодезической службой области в составе областного отдела по делам строительства и архитектуры Крымоблисполкома.

После переезда в Крым я сразу поняла, что на региональном украинском уровне в целом и крымском – в частности обеспеченность актуализированными топографическими планами была крайне слабой. Это понимали и руководители республики – на тот момент Крымский облисполком возглавляли председатель Александр Рощупкин и его заместитель Юрий Хлынов. Наши интересы естественным образом сошлись. Поэтому на союзном уровне было принято решение создать производственную структуру по геодезии, картографии и геоинформационным системам, которая существует по сей день и которую я возглавляла с 1986 до 1 июля 2009 года.

Такая структура впервые в Советском Союзе появилась именно в Крыму в 1986 году. Уже тогда готовилась программа проведения земельной реформы. В 1989 году союзное ведомство вместе с Крымоблисполкомом проводит в Николаевке Симферопольского района Всесоюзное совещание по проблеме создания кадастровой системы. Времени на создание топографических карт нам отводилось очень мало. Но до распада Союза в декабре 1990 года Верховный Совет Украинской ССР успел принять постановление о земельной реформе, в котором последовательно прописал все шаги по реализации этой задачи. Необходимо было провести инвентаризацию всего земельного хозяйства – какие земли у нас есть, какие угодья, кто и как ими распоряжается на момент объявленной реформы – 1991 г.

Производственным инструментом по выполнению этой задачи должна была стать наша геодезическая служба, но после распада Союза, мягко выражаясь, нас не заметили на этом направлении и создали структуру – Государственный комитет по земельным ресурсам. Никто не думал, что сложнейшую реформу будет проводить только этот Госкомзем. К счастью, Украине при распаде СССР досталась хорошая производственная база и квалифицированный персонал – на весь Союз в отрасли работало 40 тысяч специалистов, из них на Украине – около 6,5 тысяч.

Фактически, на Украине был создан весь комплекс по реализации земельной реформы. Мы были способны обеспечивать строительство и проектирование в народном хозяйстве, геологию и землеустройство. Основу давали именно мы по точной формуле Земли, определенной еще в 1846 году академиком Василием Яковлевичем Струве – его геодезическая дуга (¼ меридиана, определенная наземным методом от Норвегии до города Измаила) является одним из трех памятников ЮНЕСКО на территории Украины. Уже дальше шло тематическое прикладное картографирование.

Однако нам – классическим топографам с точными картами – не нашлось законодательного места в новом регламенте по реализации земельной реформы. Конечно, и других задач Главному управления геодезии, картографии и кадастра хватало. Но по сегодняшнему дню можно сказать, что тогда был заложен умысел – чем меньше будет знать сообщество, проживающее на той или иной территории, о границах своей территории, тем легче и проще будет решать вопросы по обмену этих территорий и их изъятию тем или иным способом из состава каких-либо угодий.

При этом мы продолжали реализацию поставленных перед крымскими геодезистами еще в 1989 году задач. Достаточно сказать, что Россия не рискнула одна защитить результаты начатых на базе Крымского подразделения работ по автоматизированной системе учета данных о территорий и объектов, находящихся на них (кадастре). В 1993 году, во времена непростого понимания между Украиной и Россией, мы защищаем этот проект вместе с Россией на Межгосударственном совете по геодезии, картографии и дистанционному зондированию Земли и получаем рекомендацию Кабмина Украины по внедрению этой системы.

Надо было реализовывать ее на территории Крыма. В первую очередь я пошла к одному из прогрессивных в то время руководителей территории, как мне тогда казалось, – Сергею Куницыну, который создавал первую свободную экономическую зону в Красноперекопском регионе. Были приложены большие усилия, чтобы идеолог СЭЗ получил картографическую основу для своей работы на площади 130 квадратных километров в цифровом виде. Но когда работы подходили к завершению (а на это потребовалось 1,5 года), я пришла к Куницыну, а он сказал мне: «Вы знаете, все меняется, и сегодня правительство автономии не рекомендует мне работать с вашим госпредприятием». Почему? Потому что на тот момент желание владеть информацией проявилось у многих и в Украине, и в Крыму. СССР как ни одна другая страна был обеспечен подробными картами вплоть до масштаба 1:10000 (в 1 см – 100 метров, – прим. «НР»). Кому-то захотелось это все прибрать себе, и процесс по «приватизации» отрасли продолжился.

Но приходит 1998 год, выборы. Я была далеко от политики: моя партия – топографо-геодезическая, но понимала, что надо искать для нее защиту. И как только я узнала, что председателем Верховного Совета Крыма стал Леонид Грач, а его советником и помощником – мой наставник Юрий Хлынов, то я сразу пришла к Юрию Александровичу и попросила продолжить то, что мы вместе с ним начинали. И мы очень быстро все и всех расставили по местам. Тем более, что в полномочиях АРК по Конституции Крыма, написанной Леонидом Ивановичем, были закреплены вопросы землеустройства и охраны окружающей природной среды.

В первую очередь мы занялись границами Симферополя. И очень быстро выяснили, что площадь Симферополя на самом деле на 5 кв км меньше той, над которой на бумаге работает городская власть. Чтобы продолжить начатое, в крымской столице по рекомендации Леонида Грача был создан комитет по земельным ресурсам, который подчиняется непосредственно горсовету, а не киевским структурам. Так что пока Грач занимался организованными преступными группировками, Хлынов занимался восстановлением статус-кво – приоритета Государственной службы геодезии, картографии и кадастра в Крыму.

Однако после очередных выборов в 2002 году структура в горисполкоме осталась, но насыщать полномочиями никто, похоже, и не собирается. Получается, что громаде совсем и не нужны земельные функции.

Мы бросились к Леониду Грачу, который был избран депутатом Верховной Рады Украины и стал членом фракции КПУ. А что такое фракционный? Приняли коллегиальное решение – должен выполнять. Принимая во внимание, что руководству Укргеодезкартографии было очень сложно в Киеве работать с ведомствами и депутатами, и помня, что Грач – отличный боец, я прошу его познакомить меня с руководством ЦК КПУ. Настоятельно прошу, потому что хочу познакомиться с теми, кто работает на государственном уровне, но относится к защите земельных прав наших граждан, я бы сказала, не слишком рьяно. Мне повезло, я попала в ЦК, но как только там услышали, что я из Крыма и продолжаю начатое еще Крымоблисполкомом дело и продолженное командой Грача, со мной наотрез отказались встречаться. Я пыталась объяснить, что картографическое обеспечение территории – задача не только автономии, что надо помочь отрасли в целом. И так уж сложилось, что моя работа была связана с Крымом… Но я не нашла понимания и, более того, была шокирована отношением к этому вопросу.

Хотя встретиться с Председателем постоянной комиссии Верховной Рады Украины по вопросам национальной безопасности и обороны, коммунистом Георгием Крючковым мне все же удалось. Он принял меня, выслушал, понял суть вопроса, как и то, что фракция не будет поддерживать такую позицию Крыма. Я это говорю очень обоснованно, потому что знала и личностные отношения, и кто и на каком уровне имеет отношение к земле – на уровне президентском, и как они связаны по роду и племени.

К 2004 году роль Государственной геодезической службы была сведена к минимуму. Сначала передали ее в Минприроды, лишив ее права быть центральным органом исполнительной власти. К тому же, в 2004-м сложнейшую отрасль возглавил не специалист. Конечно, в структуре Минприроды службе тоже нашлась работа – мы занялись защитой заповедных территорий путем восстановления и установления их границ на местности, нарушение которых грозило бы в дальнейшем преследованием по закону. В сфере управления Министерства охраны окружающей природной среды Украины у нас в Крыму пять заповедников – Казантипский, Опукский, а также Ливадийский, Мисхорский и Массандровский парки. И ни один до настоящего времени не имеет государственного акта на пользование землей! И это не недостаток нашей службы – это нежелание власти четко определить границы, за нарушением которых последует уголовная ответственность. Именно Леонид Грач пишет и защищает закон об ответственности за нарушение земельного законодательства, вплоть до уголовной.

Заповедники – лишь одно звено в цепи. Ни одна административно-территориальная единица в Крыму не имеет границ, закрепленных на местности – ни районы, ни города, ни поселки и села. Как мэр может исполнять закон о местном самоуправлении в части исключительных полномочий на землю, которая ему вверена?!

Например, в Черноморском районе в селе Оленевка руководство стало интересоваться землей – сколько имеется в сфере ее управления площадей и угодий. И выяснилось с помощью геодезической службы, что у Оленевского поссовета отсутствует 108 га земли, потому что в его план-схеме землепользования напрочь отсутствует Тарханкутский полуостров. Нет такого!

В Багеровском поселковом совете мы определили на нашем глобусе их проектные материалы землепользования. И узнали, что поселковый совет к урезу моря не имеют никакого отношения, потому что до уреза моря от границ их поссовета в одном месте 100 м, в другом – до 600 м. Это что, ничья земля?

Пришлось по ходу дела приучать к использованию нашей картографической продукции и прокуратуру, которую завалили уголовными делами в части нарушения земельного законодательства.

Например, в этом году мы будем праздновать 200-летие Никитского ботанического сада. А у него до сих пор нет границ. Хотя бы в виде подарка преподнесли ему госакт! Но дело в том, что этот подарок сегодня невозможно сделать по одной простой причине. В Советском Союзе у Никитского сада был госакт на землю 1970 года, и сама граница сада начиналась от уреза моря. Площадь-то определена давно, только не на местности. А сегодня его от уреза моря отделяет 4 га земли, береговой линией сад не пользуется и не имеет к ней никакого отношения! Стали разбираться, Генеральная прокуратура возбудила уголовное дело, но нашлись умельцы в лице Крымского противооползневого управления, которые дали заключение – оно ко мне попало из рук следователя, – что в связи со строительством буно-пирсов 4,5 га намыло морем! Мне пришлось прикладывать копии из топографических карт и планов, которые были сделаны нашими топографами с середины прошлого века, где урез моря в той скальной отвесной территории никогда не менялся и поменяться не может.

А как власти заботятся о вверенной им территории? С Никитским ботаническим садом соседствует поселок Никита Массандровского поссовета. Я вынуждена была давать заключение и по этой части территории, так как поселок Никита обладал рекреационной зоной до уреза моря, где с начала 70-х началось строительство пляжных сооружений. В 2001 году поссовет во главе с Виталиной Дзоз принимает решение отдать в аренду на 47 лет 3,4 га пляжной территории для благоустройства. А через 2 года эта территория продается за 178 тысяч грн строительной фирме «Консоль». Поселок Никита сейчас имеет на этой территории, вопреки всем законам Украины, два 4-этажных корпуса и один 3-этажный корпус, общей площадью 5 тыс кв. м и стоимостью, на тот момент, 12 млн. При этом продавал землю уже Совет министров, в котором В. Дзоз была уже вице-премьером.

Сегодня геодезическая служба Украины и ее структуры в регионах раздражают органы власти. Пошел полный беспредел! Кто какую карту найдет, такую и несет на согласование в органы власти. И ведь их согласовывают… Даже при правительстве Украины нашлись смельчаки, которые подготовили и попытались провести упрощение свода сведений о режиме пользования картографической продукцией. Я опять настоятельно прошу народного депутата Леонида Грача сделать депутатский запрос начальнику Генштаба Минобороны, главе СБУ с просьбой обратить внимание на порядок пользования топографическими картами и планами, которые не могут переходить из рук в руки, не имея никакой регистрации и правил ее использования. 27 января 2010 года народный депутат Украины делает запрос. Не исключаю, что и из-за этого факта его в ЦК по голове не погладили, да и нашу отрасль тоже. И его, и команду его единомышленников – 92 человека – исключили из КПУ.

Но земля – это не тот вопрос, который надо умалчивать. Он взорвет общество, и взорвет очень серьезно. На данный момент попытка сделать свободный доступ и приватизировать нашу картографическую продукцию приостановлена благодаря его депутатскому запросу. И это не просто миллиардные затраты, которые были потрачены на создание карт и планов. Пользуясь этими картами наши солдаты побеждали в Великую Отечественную войну, а после войны они были мировым сообществом признаны самыми лучшими и точными. Это наши ученые и специалисты дешифрировали снимки из космоса. Это наши специалисты могли запустить в Космос и четко посадить на Землю космический корабль. И это Сергей Куницын в Афганистане воевал по нашим топографическим картам, созданным крымскими военными топографами.

Сейчас надо отстаивать интересы отрасли. Почему нас загоняют то под Минприроды, то в Госкомзем. В чем смысл? Оказывается, в 2004 году, когда нас перекинули в Министерство природы Украины, Правительство Украины заключило контракт с Мировым банком на сумму 192,5 млн долларов для проведения работ по земельной реформе силами зарубежных специалистов, в то время как наша Программа, составленная отечественными специалистами, предусматривала на все решения земельных и других вопросов с 2003 по 2010 год затраты в сумме 300 млн грн.

Решили, что за средства Мирового банка нас будут учить зарубежные специалисты, как нашу землю мерить! Деньги получены и потрачены. Подписание этого контракта было самым сильным ударом, разрушающим отрасль! Мы еще до сегодняшнего дня не можем получить четкую картину, чего они там наваяли. А налогоплательщики очень скоро прочувствуют это на себе.

Проблема в том, что Правительство Украины дало волю мерить землю всем, и оформлять правовые документы на то, что они померили (а гражданин со спичечным коробком может точнее все сделать, чем те с GPS-приемниками). Та система, которая сегодня сформирована – так называемая государственная система земельного кадастра – работает без государственной картографической основы. Получается, сначала напринимали решений, а теперь будем выбраковывать. А для того, чтобы мы меньше возмущались, нас всех загнали из Минприроды в Государственное агентство по земельным ресурсам (бывший Госкомзем). Геодезическую службу сделали простым управлением без юридических прав и полномочий.

Когда мы почувствовали, что скоро нам «крышка», опять пошли к народному депутату Л. Грачу. Он пишет депутатский запрос Премьер-минситру Н.Азарову о том, что рушится важная отрасль. Тот поручает своему первому заму Андрею Клюеву разобраться, и Клюев отвечает: не волнуйтесь, Укргеодезкартографию мы ликвидируем, но создадим центральной орган исполнительной власти по топографии. Мы все обрадовались, это было 6 июля 2011 года. Но где сейчас Андрей Петрович и его заверение? Казалось бы, как секретарь Совета безопасности и обороны, он самый важный человек по охране интересов территории державы, и он не знает, куда нас помещают? Я встречалась и с одним из прошлых секретарей Совбеза Петром Порошенко, умоляла его отказаться от услуг Запада, потому что уже в структуре Кабинета Министров уже есть с 1991 года Государственная служба геодезии, картографии и кадастра. Они тогда вдвоем с крымским премьером Анатолием Матвиенко в Совмине АРК меня выслушивали, но больше, чем «да-да-да» я не получила.

Хотелось бы задать вопрос и Арсению Яценюку, ведь он сообразил, когда пришел в Министерство экономики Крыма, что надо поинтересоваться, что это за дела такие – земельные и градостроительные кадастры, и почему Крым с народным депутатом Л. Грачом постоянно выступают? Он пригласил меня в кабинет, и мы больше часа общались, я рассказала, сколько и чего надо сделать, сколько это может стоить. Он даже переспросил меня о стоимости работ, когда услышал сумму, а я говорила о тех средствах, которые Мировой Банк перекрывал многократно в долларовом эквиваленте. После этого он сделал многозначительное выражение и сказал, что он все понял.

Реальным положением дел государственные чиновники старательно не интересуются. Например, еще в 2005 году министр природы Украины своим приказом создал комиссию по расследованию фактов, касающихся использования земель в Мисхорском, Ливадийском и Массандровском парках. Мы поднимали схемы размещения парков, отображенных на каких-то чертежах. По результатам проверки комиссии в декабре 2005 года мы выяснили, что парки потеряли в площади по фактически представленным документам. Например, Мисхорский парк по постановлению 1960 года был создан на площади 23 га, то теперь – 13 га. Уменьшились они на бумаге. А если делать полевые измерения, то и того, может быть, меньше останется. Так, кто же самозахватчик: человек, у которого 2-3 сотки земли, или тот, кто пока действует на бумаге? Тем не менее, после представления нашего отчета был лишь громкий непродолжительный шум – и все затихло. Причем не на крымском уровне.

Сейчас Государственная служба разработала концепцию на 2011-2015 годы, которая позволит решить земельные вопросы. Расходы по ней составляют 175 млн грн. Это в 8 раз меньше, чем стоимость программы Мирового Банка. Всех на местах якобы пугают большие затраты. Да это не та сумма по сравнению с тем, что мы 22 года делаем инвентаризацию земель в Украине за госбюджетные деньги!

Самое удивительное, что большинство нестыковок следует искать по неизвестно каким причинам используемой на Украине системе координат. Обычно карта делается на государственной системе координат – в государстве Украина с 1 января 2007 года принята система УСК-2000. Но наше Госагентство по земельным вопросам до сих пор работает в системе СК-63.

История этой системы координат такова. Основной в СССР была несвободная система координат 1942 года. И когда в Генштабе открылось предательство господина Пеньковского, пришлось нашим геодезистам и топографам быстро «коверкать» систему 1942 года, пересчитывать ключи и временно вводить систему СК-63. Однако, Постановлением Совмина СССР и ЦК КПСС в 1987 году система СК-63 была отменена. Где ее достали и кто разрешил применять ее на Украине? Отсюда и получается, что Тарханкутского полуострова нет, территория Багеровского поссовета вдруг не выходит к морю, береговая полоса поселка Никита уже стоит на каких-то намытых грунтах. Полный абсурд!

Я сегодня выражаю интересы всей отрасли, которая находится на последнем издыхании. Надо думать, как исправить ситуацию в целом. Народный депутат Л. Грач делал именно это, не размениваясь на отдельные факты нарушения закона (хотя и их не игнорировали, чтобы не допустить еще большего беспредела). Но если не изменить ситуацию в корне, можно бесконечно гоняться за нарушителями.

А сейчас, в случае отмены моратория на продажу земли с 1 января 2013 года, может начаться настоящая межевая война с кровопролитиями. Потому что все, кто сегодня делит и принимает участие в распределении земли и работают в негосударственной системе координат, будут воевать уже не на бумаге. Причем межевая война, поверьте, будет буквально за 10-15 см земли на границах.

© 2012, «Новый Регион – Крым»

Архив