Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

Левая идея нуждается в защите и реализации

Поделится:
15:01 15 Октября 2012 г. 2412

- Леонид Иванович, несколько дней назад в некоторых интернет-СМИ появилась информация о том, что партия КПРС заявила о поддержке на выборах КПУ. Что это за сообщение и кто его озвучил в СМИ?

Это действительно было так. Вначале это сообщение появилось на сайте «Kpunews», потом его перепечатал (непонятно чем руководствуясь) «Интерфакс». Там была интересная приписка – дескать, это «сообщение пресс-службы КПРС», но КПРС пресс-службы не имеет. У меня, как у народного депутата, пресс-служба есть, а у КПРС – нет.

В наш адрес сразу же поступили десятки звонков из областных организаций нашей партии, и мы оперативно отреагировали – 14 руководителей областных организаций приняли заявление против деятельности Яковенко, который открыто «лёг» под Симоненко. Я даже смягчаю те выражения, которые представители нашей партии адресовали Яковенко и Симоненко – их оригинал можно прочитать на нашем официальном сайте.

Затем пошла новая волна лжи – приближённые Яковенко звонили представителям нашей партии в Крым и сообщили, что Яковенко якобы не имеет отношения к данному заявлению. Но выдумка ли это Яковенко, или он действительно не имеет к этому никакого отношения – это не так уж и важно. Это полностью изобличило «симоненковщину» как таковую. Вначале они, напомню, за деньги «прибрали» к своим рукам Яковенко и пытались меня отстранить от обязанностей руководителя партии, но у них ничего не получилось, поскольку 14 наших областных «живых» партийных организаций сразу же официально заявили, что ни на какие компромиссы с «симоненковщиной» они не пойдут. Симоненко пытается сделать всё, чтобы укрепить свои позиции. А укрепить их он может только за счёт тех миллионов, которые он получает от «донецких».

Но мы видим, что и Партия регионов к Симоненко относится не лучшим образом – несколько дней назад на канале ИТВ регионала Мельника демонстрировался фильм, в котором, помимо части о Кличко, были продемонстрированы и все владения Симоненко. Причём на это были потрачены серьёзные ресурсы – снималось всё с вертолёта. В фильме была показана и вся его свора – начиная от начальника таможни и заканчивая Адамом Мартынюком, который скрывает от всех свою роскошную государственную дачу в Конча-Заспе. Вокруг Симоненко сужается круг его надежд. Симоненко за несколько недель стало понятно, что те, кто обещал ему нарисовать дополнительные проценты, по всей видимости, сделать это не смогут. Не потому что не хотят, а потому что рисовать негде. Регионалы могут сделать это только там, где у них мощный админресурс – на Востоке и на Юге Украины. Но за чей счёт они могут там это сделать? Только за счёт своего электората. Но какая выгода от этого самим регионалам? Никакой. Симоненко понимает, что его никто, никакие левые силы не поддерживают, и пытается нарисовать эту поддержку. Его мог бы поддержать Волга, но сейчас он находится не в тех местах, из которых можно осуществлять поддержку.

- Кстати о Василии Васильевиче. Он занял свой пост главы Комфинуслуг по квоте КПУ. А почему, на ваш взгляд, Компартия, после задержания Волги, сразу же от него максимально дистанцировалась? Вы были знакомы с ним лично?

Василий Волга давно поймал «звезду». Он почувствовал вкус того, что политика может приносить «чёрный нал» ещё в те времена, когда его использовали для конфронтации с Морозом. Затем он вышел на самостоятельный путь и создал свой политический проект – Союз левых сил, которого, по сути, не было – он существовал лишь на бумаге. В харизме Волге, конечно, не откажешь. Но харизма – это харизма, а ум – это ум.

Я видел, что Волга мог прогрессировать – он молод, он бывший военный – несостоявшийся подводник. Но он, если говорить образно, так и не вынырнул из своей подводной лодки для политики. Затем была предвыборная президентская кампания. Симоненко начал эксплуатировать лучшие качества Волги – молодость, амбициозность и взял его существовавшую лишь на бумаге политическую силу к себе.

Знаете, был как-то в Крыму один не очень образованный профсоюзный деятель. Один раз он приехал из заграничной поездки – по партийной линии он ездил в Финляндию. Приехал и говорит: «Там, в Финляндии, процветает «сосал-демократия»». И вот эти украинские «сосал-демократы», после того как их бросил Медведчук, по сути остались лишь где-то на бумажке. В политическом мусорном дворе. Но Симоненко взял в свою команду не только их, но и даже необузданного Николаенко, который сам никак не может определиться со своей идеологической позицией. Я знаю их как облупленных. Они приезжали и в Крым, но видно было, что за душой у них никого нет – отставленный Николаенко уже не мог пойти ни в какую школу, потому там по нему не «праздновали», эсдеков тоже реально уже не существовало. А у Волги здесь было полтора десятка человек и то только потому, что он держал с нами контакт. И я, как старший товарищ, зная, что у Волги неплохое советское прошлое, что его дед – Герой социалистического труда, думал, что его можно наставить на путь истинный.

Я предложил ему вступить в блок Грача и идти на выборы в парламент Крыма вместе. Он приезжал сюда неоднократно и в верности клялся. Меня же, честно говоря, от этого просто тошнило, потому что я знаю: если человек клянётся в верности – то потом точно обманет.

Затем у Симоненко, выполняя указания Андрея Клюева (а Волга – это клюевский кадр и это надо было понимать), в президиуме ЦК КПУ началась красивая песня. Это был мощный хор из бабуриных, матвеевых, александровских, естественно Кати Самойлик… Они сказали: «Пётр Николаевич! Вы у нас мудрый и проверенный кадр. Вы давайте, сами решайте, какую квоту сможете выбить у Януковича». Петя сам и решил вопрос квот, вступив в Верховной Раде в коалицию с олигархами. Пост министра экономики по просьбе Януковича занял Сушко, который, как оказалось, никому не нужен и сегодня. Из Сушко такой экономист, как из меня – баба Параска. Затем вылез Волга как квота партии. Тут же он резко, в течение месяца-двух, прекратил все контакты со мной. Но мне-то от него и так ничего не было нужно. Я не люблю играть в кошки-мышки, я человек твердых правил.

Я решил позвонить Волге лично и выяснить ситуацию. Я звонил ему, но его секретарь нас не соединяла – день, два… Я чертыхнулся и сказал: «Передай ему, что я сейчас лично приеду в его заведение на Крещатик». Он перезвонил мне и начал рассказывать: «Леонид Иваныч, да я вот это, да я вот то, могу с Вами встретиться только после 10 вечера». Я пересилил себя – я не пацан какой-то, а серьёзный человек, переживший многое, и согласился. Приезжает он после 22:00 на Шелковичную и, как говорится, «по кустам», говорит: «Давайте прогуляемся». Мы с ним начали беседу, и он мне начал рассказывать басню о том, что коалиция – это очень хорошо. Я сказал: «Васильевич, мне всё понятно, вопросов больше нет. Но я тебе дам житейский совет. Ты очень плохо закончишь. Тебя туда посадили для того, чтобы ты таскал оттуда деньги. И я знаю, что ты, во-первых, оттуда ежемесячно должен таскать Петру не менее 100 тысяч долларов. Во-вторых, ты же ещё должен своему куратору – Андрею Клюеву давать. Ну, и, в-третьих, ты же и себя родного должен не забывать. Вася, закончится тем, что ты будешь сидеть в тюрьме. Всё, адью!». И Волга этот разговор не забыл! Я тогда, раз уже коалиция есть, вначале требовал квоты для коммунистов в районных, городских администрациях. Когда идею отвергли – в мае вообще предлагал выйти из коалиции. И тогда рождается заявление пресс-службы СЛС, в котором излагается позиция Волги в отношении Грача. Волга заявил, что разрывает со мной все идеологические и политические контакты и что я такой-сякой, что я опасный из-за того что сказал, что коммунисты и олигархи не могут объединяться и что для коммунистов такое объединение – это гроб с музыкой.

Прошло ещё три-четыре месяца – вначале Тимошенко посадили, а потом – Волгу. И стало понятно, что это сделали, чтобы показать, что они и «своих» сажают. Но Волга для них был вовсе не «свой» – они его эксплуатировали, причём дважды.

- Почему же Симоненко не вступился за Волгу?

Надо понимать, что Симоненко – человек безнравственный, аморальщик. Он даже за мать родную не вступился бы, если бы какая-то беда случилось. Он жену свою бросил, Волгу бросил. И всему причина – «мани-мани», из-за денег всё это происходит. И, что удивительно, он продолжает облизывать до сегодняшнего дня. После всех тех унижений, которые делала Партия регионов по отношению к его проектам, после всей этой грязи, он заявил о том, что «после выборов КПУ будет в большинстве с регионами».

- То есть, это уже решённый факт?

Конечно! Ведь там шаг влево - шаг вправо – побег. А за побег полагается расстрел.

- Партия регионов не монолитна. Там, как известно, есть разные группы влияния. Если сейчас провести анализ – можно ли сказать, какие силы выступают за союз с Симоненко, а какие выступают против этого?

На Партию регионов нужно смотреть через призму фракции. Есть часть, которая представляет собой ночных наложниц (их красиво называют «секретаршами»). Есть часть, которая представляет собой убийц, которую называют «телохранители». Им на ситуацию с Симоненко просто всё равно. Но есть и часть, которая там всё решает и которую я знаю ещё с времён Советского союза – это руководители заводов, директоры шахт. Они Петьку всеми фибрами ненавидят. С одной стороны, потому что они сами такие же, как и он, «красные директора», которых когда-то «нагнули». Когда-то они активно клали себе в карманчик, как, например, пресловутый Бойко с завода имени Ильича, а потом их нагнули. Они Петьку ненавидят, называют его «балаболкой» или «обоюдополым». Они понимают, что такой политической проститутке платят и платят, снимая с них дань. Платят за «правильное» голосование, платят за содержание.

- А кто же тогда в Партии регионов заинтересован в альянсе с Симоненко?

В этом заинтересован сам президент. Ему деваться было некуда, когда провалились все так называемые «реформы», для которых нужны были кнопки. А непосредственным менеджером Симоненко является Андрей Клюев, тут нет никаких вопросов. Для Симоненко Клюев – высшее звено. Они даже Азарову так не доверяют.

- Я правильно Вас понимаю, что основные политические мотивы объединения исходили от президента, а его «финансистом» является Андрей Петрович Клюев?

То, что Клюев руководит Симоненко, – это вне всяких сомнений. Но я бы не называл его «финансистом». «Финансист» - это тот, кто платит из своего собственного кармана, оброки собирает и раздаёт. Я бы скорее охарактеризовал Клюева как «закрытый банк» для финансирования политической деятельности.

- В Партии регионов есть и мощные финансовые группы влияния – группы Фирташа, Лёвочкина… Как они расценивают альянс с Симоненко?

Вы помните, как раньше Симоненко на каждом шагу кричал против «Росукрэнерго» и лично Фирташа, когда он обслуживал Тимошенко. С тех пор у Фирташа никакой любви к Симоненко не может быть априори. Это всё-таки именно клюевский вариант. Мы же знаем, что у президента за работу парламента отвечает не Мирошниченко, а Клюев.

Мирошниченко – это зиц-председатель, это мальчик для болтовни, для того, чтобы по телепередачам ходить. А в реальности все вопросы решает Клюев.

Симоненко и Фирташ – понятия несовместимые. С точки зрения Фирташа, а не Симоненко, конечно. Если бы Фирташ давал – Симоненко брал бы за милую душу.

- Вы общались с Симоненко довольно близко. Насколько правдива информация, фигурирующая в некоторых СМИ, о том, что Симоненко, по сути, – миллиардер. Сообщается, что не на него лично, а на членов его семьи и подставных аффилированных лиц оформлено колоссальное количество различной недвижимости, финансовых средств… …и телерадиокомпаний тоже. Конечно же, правда. Он уже перерождён. Это же не кичливость молодой жены, мол «купи мне за 50 тысяч долларов ремень» или «купи мне за 100 тысяч долларов часы». Человек уже переродился настолько, что ему всё, простите, пофиг. Они уже «докилинкарились» до такой степени, что Килинкаров на эфире у Шустера заявил, мол «что вы на часы набросились, это подарок заграничных друзей». Хотел бы я посмотреть, где это на Западе левые покупают часы за 100 тысяч долларов. И главное – за что дарить Симоненко часы стоимостью 100 тысяч долларов?

- Леонид Иванович, почему с момента воссоздания Компартии Украины Симоненко всё же является первым секретарём? Неужели нет людей, которые могут его заменить? Ведь из-за пресловутого союза с олигархами люди разочаровываются не только в КПУ, а в самой коммунистической идее…

Я признаю свою вину и не отрицаю её. Я в 1993 году вел заседание и на нём принципиально поддержал Симоненко, хотя съезд был настроен избрать на должность первого секретаря именно меня. Тогда я поставил на Симоненко, потому что среди крупных партийных функционеров кроме меня и Симоненко был ещё совершенно «никакой» Мармазов. Но я не мог оставить Крым, потому что понимал, какие в нём в то время происходили процессы. Я не мог себе позволить уехать из Крыма. И я прекрасно понимал, что любая партия, которая хочет быть настоящей, должна иметь штаб в Киеве. Второй аргумент – это была молодость Симоненко. Тогда он даже говорить толком, как оратор, не умел, это он сейчас болтать научился.

- Но тогда вы не видели того, что он может потенциально может стать другом Клюева и Януковича?

К сожалению, тогда я этого не рассмотрел. Но время очень быстро показало, что он плоть от плоти «донецкий». У меня лично и у всей крымской организации КПУ шла конфронтация с Симоненко давно – ещё с 1996 года, когда он проголосовал за отмену советской Конституции и принятие нынешней. Почему сегодня нет потока, который смёл бы его? Поток денег, к сожалению, обволок всех. Вначале за лояльность к Симоненко получали деньги первые секретари обкомов, сейчас их получают даже секретари горкомов и райкомов. Вокруг Симоненко собралась кучка преданных людей, которые ничего не стоят. Тот же Матвеев – это дуб дубом. Тот же Мармазов – это бездельник и любитель больших денег. И это окружение держится за Симоненко и никогда, ни при каких обстоятельствах против него не выступит. Потому без Симоненко они – никто.

- Можно ли сказать, что в таком положении вещей, в такой консервации КПУ, заинтересованы не только первые секретари обкомов, а и партия власти, которой выгоден Симоненко?

Да, потому что он абсолютно управляемый, подкаблучник. И у них с ним проблем нет, хотя и приходится платить. Попробовали бы они с Грачом договориться… Но Грач, ведь, не берёт. У него есть своя позиция, есть авторитет, он не боится называть вещи своими именами. Поэтому по указанию, в том числе и Банковой, вначале при Ющенко и Тимошенко меня вывели из состава Президиума ЦК КПУ, а теперь, при «донецких», стали добивать.

Общество и даже многие члены партии не понимают, что происходит. А на деле Симоненко таким методом пытается угробить партию. Ему главное сейчас – набрать 5-7%, чтобы протащить в парламент себя и кучку преданных лиц. А эту пятилетку нужно прожить «плодотворно» - нужно сохранить награбленное, укрепить. Возможно – ещё раз жениться, а то молодуха скоро выгонит. Кому дед нужен? Как только дед перестанет таскать деньги – он перестанет быть нужным.

У нас сейчас только агитируют за КПУ, а не защищают и реализуют левую идею. Всё идёт к тому, что лет через пять образуется двухклановая система – партия власти и партия псевдолевых, которая играет роль оппозиции.

Глагол

Архив