Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

Памятный значок

Поделится:
12:40 18 Июля 2013 г. 1618

Уважаемая "Искра правды"!

В начале мая моя дочь Галя отдыхала в Судаке. Я поручил ей купить крымскую газету левой ориентации. девушка предложила ей "Искру правды".

Галя протянула деньги, но она не взяла, сказала, что бесплатно…

Так я познакомился с Вашей газетой.

О себе: Ясенчук Иван Степанович, историк-пенсионер. Окончил Черновицкий университет, инвалид войны. В советские время работал директором школы, в партийных органах, редактором газеты "До нових перемог".

Моя позиция - историческая правда.

(Описанные события происходили в советское время)

Моя жена Валентина родом из Крыма. В 60-х годах прошлого столетия мы часто гостили у ее матери, проживающей в Алуштинском регионе. Мне очень хотелось посетить "Артек". В то время я работал в Грицевском райкоме партии Хмельницкой области и заведовал корпунктом газеты "Путем Октября". Зная, что в лагере контингент интернациональный, я на лацкан пиджака прикрепил значок с изображением лидера немецких коммунистов Эрнста Тельмана, замученного фашистами в концлагере.

Стоим мы с женой, смотрим пионерский концерт. Вдруг подбегает ко мне пожилая женщина интеллигентного вида, обняла и поцеловала.

Оказывается, такие искренние чувства вызвал у нее значок с изображением Тельмана. Подруга, находившаяся рядом с ней, объяснила по-русски, что меня поцеловала жена Эрнста Тельмана в знак особого уважения…

Откуда появился у меня этот значок? Я расскажу вам, уважаемые читатели, реальную историю.

В 1964 году к нам в райцентр приехал житель Германской Демократической Республики. Зашел в райком партии и объяснил причину своего визита. Звали его Эмиль Гартунг и приехал он к своей названной дочери Анне Прищепе, которая жила в селе Микулин, в 5 км от Грицева.

Первый секретарь райкома Макар Иванович Починок пригласил всех работников на встречу с уважаемым гостем. Пришли и старожилы, хорошо знавшие оккупационное лихолетье. Предстала такая картина: в 1941 году оккупанты силой отправляли молодежь на каторжные работы в Германию. Попала под облаву фашистов и семнадцатилетняя микулинская девушка Анна Прищепа. Товарняком увезли ее в рейх, "устроили" на работу в подземелье оборонного завода. То была каторжная работа с холодным металлом, без солнца и свежего воздуха. Кормили баландой, похожей на помои, и кусочком эрзац-хлеба.

Не каждый мог выжить в таких условиях. Обессиленных и больных остарбайтеров фашисты отправляли в крематории специальными машинами. Бросили на машину еле живую Анну Прищепу. Довезли до перелеска. А дальше широкой дороги не было. Крематорий маскировался. Впереди - лесная тропка. Сброшенных из машины остарбайтеров построили в колонну. До смерти им оставалось пройти менее километра…

Колонна двигалась медленно. Смертники помогали друг другу стоять на ногах. Того, кто не мог двигаться, немецкие конвоиры расстреливали. Им помогали военнопленные, бывшие красноармейцы, так называемые "иваны демьянюки", прислужники гитлеровцев.

Анна Прищепа упала посреди тропинки и ждала пулю в лоб.

Вдруг из зарослей выскочил немец, работавший неподалеку на земельном участке. Подбежал к колонне, схватил девушку за руки и потащил в кусты. Один из "демьянюков" подбежал к фашисту-конвоиру и доложил ему, что украли девушку из колонны. Конвоир ничего не сказал, махнув рукой.

Анна была настолько истощена (полная дистрофия), что не могла понять, что случилось. Солнце стояло в зените. Девушка открыла глаза. Незнакомец назвал себя Эмилем и сказал, что отныне она будет жить у него. Вытащил из сумки бутылочку воды, кусочек хлеба и голландского сыра. Кормил понемножку, чтобы в результате дистрофии не наступил кризис.

Уже было темно, когда Эмиль с трудом довел девушку в свой уютный домик, украшенный цветниками. Прежде всего умыл ее, переодел в свою одежду, уложил отдыхать. Утром Анну уже ждал "легкий" завтрак. Началась реабилитация изможденного организма. Эмилю помогала жена Эльза: физические упражнения, прогулки на свежем воздухе… Чтобы общаться, Эмиль достал " Немецко-русский разговорник для рабочих с Востока". Анна оказалась талантливой в освоении непривычной науки. Через полгода она уже могла разговаривать со своими спасителями по-немецки.

К семье Гартунгов приходили гости - родственники и знакомые, включались в разговор с Анной. Их покорила не только красота девушки, но и ее трудолюбие: она целыми днями ухаживала за цветами, работала на земле.

Иногда сердце Анны сжималось в тоске по Родине. Она не верила в добрые намерения жителей враждующей страны: зачем ее кормят? Для кого готовят? Эмиль заметил ее душевное состояние, а девушка откровенно поведала свои мысли. Тогда Эмиль сказал: " Вот скоро закончится война. Немецкая армия терпит поражение и отступает. После войны ты сделаешь свой выбор: возвратишься домой или останешься у нас. Мы, немцы, с тобой породнились. Для нашей семьи ты будешь дорогой всегда." Сказал, заплакал и поцеловал Анну.

- А где же мои друзья, с которыми я в колонне шла в баню?

Эмиль впервые сказал неправду: "Так в жизни бывает, дорогая Аннушка. Одни возвращаются на родину, другие остаются…" Эмиль жалел свою названную дочку, берег ее душевный покой. Ведь ее друзей из колонны уже нет - сгорели в пламени крематория.

Фронт продвигался по немецкой территории. Фашисты оказывали неистовое сопротивление. Гитлер приказал мобилизовать всех - от малолетних подростков до глубоких стариков. Наступила очередь Эмиля. Врачи обследовали его и признали "нетрудоспособным".

В семье Эмиля с радостью встретили весть о самоубийстве Гитлера и капитуляции рейха. И только тогда Эмиль признался Анне, что он - антифашист.

В 1945 году Анна выехала на Украину. Образ своего спасителя Эмиля она носила в сердце всю свою жизнь. Писала ему в ГДР теплые письма. Так они и договорились о встрече на ее родной земле.

В село Микулин Эмиля сопровождала большая делегация. На встречу собралось более тысячи сельских хлеборобов. Выступил Эмиль Гартунг и рассказал о зверствах фашизма, о миллионах невинных жертв , сгоревших в крематориях, где могла закончиться жизнь и юной Анны Прищепы.

В толпе какой-то подвыпивший субъект крикнул: "Фашист!"

Председатель сельсовета Пустовой прогнал его прочь, а немец покачал головой, положил руку на сердце и тихо сказал: " Ich bin kommunist!" (" Я - коммунист!"). Вытер набежавшую слезу, искренне поблагодарил селян за теплую встречу, пригласил к себе в гости.

Анна была переводчиком. На прощание Эмиль произнес по-русски: "До свидания, дорогие украинские друзья!". Люди аплодировали, вручали подарки, провожали с музыкой и песнями.

Иван Ясенчук,

пенсионер- историк,

инвалид войны,

с.Заря, Днепропетровская обл.

Архив