Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

Идейное перерождение кадров - это духовная контрреволюция

Поделится:
11:16 24 Октября 2013 г. 1609

Ирина Кириченко "Советский сюрреализм: жизнь на руинах". Беседа с доктором философских наук, профессором, ведущим сотрудником института философии НАНУ Сергеем Пролеевым (газета «зеркало недели», № 21 от 14.06.13 г.)

Спросите русоведа-филолога, что такое "советский сюрреализм"? В словарях русского языка - С. И. Ожегова, "Академической грамматике русского языка" вы не найдете слова "сюрреализм". Есть "сюрприз" - французское, означающее "неожиданный подарок".

И. Кириченко разделила это слово на две части, превратила первую из них - "сюр" - в пролог, хотя таковым он не является. Это извращение, искажение, выставленное в заголовок, характерно для всей статьи. Первое из них - "советская жизнь на руинах". Руины - это развалины, особенно - древнего происхождения. На каких развалинах жил советский человек? Конечно, автор статьи имеет в виду не существовавшие "советские руины, которые он создал и на которых жил". Это не преувеличение, а дикая клевета, пошлятина, которыми пронизана вся статья. "Руины!" - это великая мировая держава, занимавшая второе место в экономике, Родина первого космонавта, страна высочайшей культуры. А понятие "советский сюрреализм" остается непонятным. Пояснение. "22 % населения считают, что наш народ никогда не может обойтись без руководителя типа Сталина". В этом подлинный советский сюрреализм", - считает И. Кириченко. Новое в русском языке "сюр" означает все неразумное, плохое, что было в Советском Союзе. В статье весь Советский Союз и жизнь в нем - это "реальный сюр". Смешно, да смеяться не хочется.

Вместо социалистических данных в начале статьи И. Кириченко, приведен один факт, самый свежий ("Крымская правда" 23. 08. 2013 г.): 40 % населения Украины утверждает, что было бы лучше, если бы все осталось так, как было в СССР до 1985 г. А День независимости 83,1 % украинского народа считает Траурной датой". Это «антисюр»? И. Кириченко дает слово своему собеседнику - профессору, ведущему сотруднику Института философии НАНУ Сергею Пролееву. "Речь пойдет, - обещает И. Кириченко, - о феномене советского сюрреализма. Террором по душам". Профессор от "сюр" пока отказался, а очернение Советского Союза и советских людей продолжил. Первое террористическое уничтожение - ностальгия советских людей. "Ее не было и нет". Профессор чувствует сильнее и точнее, чем тысячи бывших советских людей. "Ностальгия продиктована, - пишет он, - не умилением к прежней жизни, а отвращением к настоящему". Следовательно, творцы ностальгии - Кучма, Ющенко, Янукович. "Ностальгия бывших советских людей, - утверждает профессор, - это полет фантазии". Он опасается идеализации прошлого советского, так как это мешает его очернению Советского строя. После выдумок профессор советует "лучше обходиться без выдумок". Далее идет критика дикого капитализма, с которой можно согласиться на 100 %.

С. Пролеев ставит вопрос то ли из области механики, то ли из жизни людей: "С помощью каких механизмов создан тип "советского человека"? И тут же ответ: "Переплавкой" из нормального человека в "советского". Здесь явно недоговорено "ненормального"! Без этого теряет смысл сравнение: "ненормального нормальный". О так называемой "нормальности" советского человека подтверждает его дополнение: "Люди до советов обладали собственным жизненным "кодексом", а теперь его потеряли?" И вообще в самом вопросе действует не человек разумный, чувствующий и воспринимающий все нормально, а что-то такое оболваненное, с которым можно обращаться как с вещью. Обработка его соответствующими механизмами - это не философское изложение отношений общества и человека и влияние общества на формирование сознания человека, а что-то похожее на гитлеровское, бесчеловечное обращение с человеком. Воспитание советского человека шло на высокогуманной коммунистической морали, на высокой человечной культуре, создававшей образы, которым подражала молодежь.

Его следующая выдумка - человек советский - это жертва будущего коммунистического общества.

"Тоталитаризм всеохватывающего всемирно-исторического движения коммунистического проекта…грандиозная головокружительная задача! Пред ней все меркнет и кажется малозначительным, мелким… Все остальное, что существовало на свете: вещи, люди, их свойства и стремления, экономика и культура - все должно быть подчинено грандиозному всемирно-историческому проекту. Остальное было лишь средство… Средством оказались и люди.". Надо же распалить себя в такой фантазии, которая превосходит во много раз троцкистскую "перманентную революцию", которую подверг критике В. И. Ленина. Это безмерное искажение действительности. Объективная истина настолько преувеличена, что превращена в абсурд. Автор статьи, думается, не забыл доклады И. Сталина, которые оказывали влияние на формирование общественного сознания. Ни одного слова о коммунизме как о задаче. Одна практика, касающаяся построения социализма в одной отдельно взятой стране в условиях капиталистического окружения, и организация, и мобилизация людей для этого построения. Одни практические проблемы: ликвидация безработицы, зарплата по количеству и качеству труда, улучшение бытовых условий трудящихся, ликвидация обезлички, улучшение организации труда, создание собственной социалистической советской интеллигенции из рабочего класса. Это то, что касалось личности, жизни человека (который у профессора "как средство"). И кроме этого, пятилетние планы, их выполнение и перевыполнение. Вооружение армии и при этом борьба за мир против развязывания войны. Десятки тысяч тракторов для сельского хозяйства. Оснащение производства новой техникой. Коммунистический идеал остается в теории как будущее и не подменяет собой практику в настоящем, как это написано в троцкистской фантазии С. Пролеева.

Следующий момент рассуждения С. Пролеева похож на теорию отчуждения . "Советская жизнь - это постоянное самопожертвование, самоотречение". Это искажение естественного процесса отчуждения труда в капиталистическом обществе. "Рабочий относится к труду, к акту производства, как к принудительному внешнему процессу: в нем он не развертывает свободно свою физическую и духовную энергию, а изнуряет свою физическую природу, разрушает свой дух" (К. Маркс).

С исчезновением эксплуатации отношение рабочего к своему труду меняется, но отчуждение труда в пользу государства, общества остается, но в форме бесплатного жилья, бесплатной медицины, скорой помощи, бесплатного образования. Это "самопожертвование" С. Пролеева превращается в нормальную человеческую жизнь. Как отрицательное явление, по С. Пролееву, что "люди были принуждены к советской жизни независимо от своего желания и согласия". Частично это было как естественно необходимое при становлении качественно нового общества. Между теми, кто добровольно и кто по принуждению строили советское общество, возникали противоречия, которые разрешались не только партией большевиков, но и многомиллионной общественностью. В стране действовал актив: партия большевиков более - 12 млн, комсомол - более 4-х млн, свыше 3-х млн рабочих и крестьянских корреспондентов, Осоавиахим - 12 млн, в профсоюзах - более 12 млн, шел активный процесс перевоспитания. Враждебные классы были ликвидированы, остались дружественные классы рабочих и крестьян.

Искаженно воспринят энтузиазм советских людей, молодежи, комсомольцев. Их энтузиазм, подъем духа представлен как самоотречение, отказ от личных благ. Это опять же односторонность, преувеличение. На стройках в молодых коллективах была не только работа, но и учеба, приобретение специальностей, слава за ударный труд способствовала физическому и духовному развитию. Действовали кружки художественной самодеятельности, спортивные секции. Много героев труда выдвинулось из рядов комсомола. Охваченные общим и частным энтузиазмом 350 тысяч комсомольцев в период первой пятилетки работали на важнейших новостройках: Горьковский автомобильный завод, Сталинградский тракторный завод, Кузнецкий металлургический комбинат. В 1929 году в ударных бригадах состояло 1,5 млн комсомольцев, молодежи. Комсомол и молодежь построили город Комсомольск-на-Амуре. Многие из них там остались жить, обретя семьи.

Нет ничего более пошлого, как представление этого высокого подъема жизни только как репрессионизм, как махровая эксплуатация.

С. Пролееву не нравятся советские фильмы с участием Любови Орловой. В них показывали "светлый идеал, а не реальную жизнь", - утверждает он. Художник имеет право создавать обобщенный образ. Я в одной своей статье приводил и еще раз приведу слова Л. Н. Толстого. После тщательного изучения местности Бородинского сражения он в дневнике записал: "Я создал такое Бородинское сражение, которого еще не было". Художественный и исторический образы не всегда совпадают. Советские фильмы воспроизводили и обстоятельства, и создавали образы, которым подражали. Такие фильмы, как "Чапаев", смотрели много раз и знали его до последнего слова. Недаром Збигнев Бжезинский поставил задачу заменить советские фильмы американскими с показом насилия. Удивляет не философское, одностороннее рассуждение философа "О праве принесения в жертву других людей". "Жизнь - это дар, - пишет С. Пролеев, - мы не можем им произвольно распоряжаться перед теми, кто его нам вручил: перед Богом, природой, родителями, человечеством". И далее он пишет о том, что "когда решимость распоряжаться своей жизнью превращается в право распоряжаться жизнями других людей, происходит поистине бесовская подмена. Она составляет губительный аморальный смысл".

Бесьё - это герои магии, это ссылка на магию, только не сказано, на какую - белую или черную. Религиозный подход далек от объективности. Вождь революции жертвует собой и призывает на опасную борьбу других людей. Мои действия командира и политработника во время Великой Отечественной войны осуждаются как бесовские, аморальные. В атаках на военные объекты противника я рисковал своей жизнью и приказывал рисковать ею своим подчиненным. Это не бесовское, а необходимое в боевых отношениях. В своей ненависти к советской жизни философ так далеко зашел, что сравнил В.И. Ленина и Гитлера, где "красное" перешло в "коричневое".

Несравнимы ни лица, ни дела. Приведены высказывания В. И. Ленина и Гитлера.

В. И. Ленин: "Нравственно все то, что служит делу коммунизма".

Гитлер: "Я освобождаю вас от химеры, называемой совестью".

Он сравнивает не содержание этих понятий, а так называемые "тотальные утопии", национал-социалистической и коммунистической". Между ними тоже нет никакого сравнения. Фашистская - это завоевание мирового господства путем войны, уничтожения миллионов людей и установление господства "высшей" немецкой расы. Коммунистическая - не утопия, а будущее человеческого общества, где осуществляются мечты человечества о действительном равенстве и справедливости. Нет никакого сравнения и в содержании цитат В. И. Ленина и Гитлера.

В. И. Ленин писал о необходимости воспитания высокой нравственности в период строительства социализма. Это забота о созидании. Гитлер освобождал солдат и офицеров фашистской армии от совести, от великой морали для того, чтобы они без всякой жалости уничтожали людей другой расы. Это выполнение плана тотального уничтожения людей. Это крайние противоположности, исключающие друг друга. И потому утверждение о "переходе "красного в коричневое" оказалось клеветой, на которую пошел философ, перешагнув все гуманные, нравственные принципы. Это не точка зрения в теории.

Вместе с развалом СССР начался контрреволюционный переворот в духовной жизни общества. Материалистическая философия превращается в идеалистическую, коллективизм - в индивидуализм, дружба народов - в нацианал-фашизм.

Ведущий сотрудник Института философии НАНУ С. Пролеев считает свою жизнь, как дар, который он получил от Бога, (бог с заглавной буквы - значит, что-то реально существующее). А упоминание, ссылка на беса - это из черной магии. Он на то и ведущий, чтобы вести за собой в идеализм и других, меньшего ранга философов. Так некоторые ведущие доктора наук, профессора оказались в авангарде духовного контрреволюционного переворота.

Материалом для критики в ходе контрреволюционного переворота в духовной жизни стало прошлое - жизнь в СССР, И. Сталин, репрессии, культ.

Невольно вспоминается афоризм мудрого поэта-баснописца И. А. Крылова: "Ай, Моська, знать, она сильна, что лает на слона".

В статье есть место, где реальное превращается в "если бы". Перенести бывшего советского человека, оставшегося верным своим идеалам, в жизнь со сталинскими репрессиями, что бы получилось?

Я тоже хочу прибегнуть к приему "если бы". В период Великой Отечественной войны вместо И. Сталина поставить его современного ярого критика. Что бы из этого получилось? А получилась бы неопровержимая поддержка афоризма И. А. Крылова.

Философу не пристало нарушать философскую категорию - мера. В данном случае он действует в области безмерного.

Г. Сухоруков, член ЦК КМЛПУ, член КПСС с 1942 г., участник Великой Отечественной войны, полковник, кандидат исторических наук, доцент, Отличник Высшего образования СССР, Заслуженный работник образования АРК

Архив