Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

Леонид Грач: Крым завяз в болоте, которое называется коррупция

Поделится:
11:45 21 Июня 2014 г. 2440

Симферополь – Как долго продержится нынешнее руководство Крыма, почему на полуострове могут повториться абхазские события и как властям следует выстраивать отношения с Меджлисом. Об этом в интервью для Крым.Реалии размышляет экс-председатель Верховного Совета Крыма, бывший народный депутат Украины, а с недавних пор – первый секретарь крымского рескома партии «Коммунисты России» Леонид Грач.

 


– Для вас стали неожиданностью февральские и мартовские события на полуострове?

– С одной стороны, нет, потому что я сам лично десятилетиями стоял на этой позиции с точки зрения того, что нам, имея ввиду всю Украину, нужно идти по пути Таможенного союза, единого евроазиатского государства и так далее. Для меня стало откровением то, что  Владимир Путин решил поддержать те настроения, которые явно были в Крыму, и что столь четко и ясно была проведена работа по охране границы Крыма и общественного порядка.

– Почему, на ваш взгляд, «референдум» о присоединении Крыма к России сначала хотели провести в мае – одновременно с выборами президента Украины, а затем – неожиданно перенесли на март?

– Тут для меня было все абсолютно четко и понятно. Если бы не перенесли сроки и не было так оперативно все сделано, мы бы сегодня с вами не беседовали в такой мирной обстановке. Здесь точно была бы война – нечто похожее на то, что было в Приднестровье, Абхазии и Южной Осетии или сегодня на Донбассе.

«С такой оравой на одном поле нельзя садиться»

– Какую оценку по пятибалльной шкале вы поставили бы нынешней власти Крыма?

– На уровне нулевого – ниже плинтуса, потому что там нет ни чести, ни порядочности. Пришла «компашка» по сговору, которая коррумпирована и низкопрофессиональна. Это показали первые шаги по Темиргалиеву(экс-«первый-вице-премьер» Рустам Темиргалиев, покинувший должность по собственному желанию. – Прим. ред.), Министерству здравоохранения Крыма – это же только чуть-чуть копнули. Мы это переживали в постсоветский период, когда уличные, митинговые пришли к власти – пусть они там будут тысячу раз патриотичны, но они же не профессионалы!

Я вам могу сказать такую вещь: в кулуарах перед тем, как пойти на такие решения – сформировать Совет министров, обсуждалась, в том числе, и моя кандидатура на должность премьер-министра Крыма. Я вам больше скажу: ко мне обратились – дал бы я согласие? Я, естественно, подумал, взвесил и говорю: Конечно, с такой оравой на одном поле нельзя садиться, но ради Крыма я готов пойти. Когда им (депутатам Верховной Рады Крыма. – Прим. ред.) сказали рассмотреть мою кандидатуру в кресло премьера, батюшки! Как все объединились в этом парламенте: и те, кого я когда-то садил в кресла, и те, кто был в моей партии – как звери! Какой-то только грязи и лжи на меня не наговорили! Я это знаю, даже аудиозаписи когда-то опубликую. А все потому, что я принципиален, честен и не дал бы им заниматься коррупцией.

Вот вам пример, почему я им такие оценки ставлю. Это не обида на них. Крым за эти два с половиной месяца мог бы пойти семимильными шагами в сторону наведения порядка, но, к сожалению, он завяз в болоте, которое называется коррупция, воровство и криминал.

– Почему Анатолий Могилев не захотел остаться в Крыму на должности премьера?

– Какой из него глава Совета министров? Это нулевой премьер, он же ни в чем не разбирался, находился на уровне участкового милиционера. Обратите внимание: нынешняя коррумпированная «компашка» не вспоминает Могилева, как будто бы его и не было.

– Вы не знаете, где он сейчас?

– Нет, думаю, что не в Крыму и далеко не в Макеевке.

– У вас остались в «парламенте» Крыма единомышленники?

– Когда обсуждался вопрос рассмотрения моей кандидатуры на должность премьер-министра, никто доброго слова не сказал, тогда я могу сказать, что нет, но будут – после выборов.

– И даже Вячеслав Захаров, ваш давний соратник и депутат «Госсовета»?

– К сожалению, и Вячеслав Захаров. Насколько я знаю, в очень сложные времена он не ходил на сессию Госсовета.

– Всем известно, как вы его спасали от преследований во время премьерства Василия Джарты.

– Не спасал, а спас. И не только его, а многих других. А сейчас закружилась головка, произошла переоценка своих персональных возможностей и данных. Он опустился до того, что пошел в круг тех людей, кто его исключал из Компартии Украины и кто обласкан Геннадием Зюгановым (лидер Коммунистической партии Российской Федерации. – Прим. ред.). И не он один такой оказался – еще есть Юрий Аксютин (в прошлом – второй секретарь крымского рескома КПУ, когда Леонид Грач возглавлял реском. – Прим. ред.), который вдруг решил, что им нужно КПРФ в Крыму.

– А Дмитрий Простаков, который в прошлом был вашим охранником, а сейчас является начальником «штаба первого оперативного полка крымского народного ополчения»?

– Уровень Дмитрия Простакова мы знали – это человек не искренний, непорядочный, человек заискивающий, который ради славы всех может предать. Я его выдворил из своих рядов еще в 2012 году. Так что пусть не примазывается, что он сегодня меня бросил. А то, что он в каком-то народном ополчении – это не выдерживает никакой критики и вообще говорит об уровне Аксенова (нынешнего «премьер-министра» Крыма. – Прим. ред.), который легализовал то сборище людей, которых нельзя было легализовать, а теперь не знает, что с ними делать, куда деть этих мужиков и женщин в мундире, которые требуют зарплаты?

Вообще, любопытная штука. Наши «правители» не разобрались в одном принципиальном вопросе. Для них главным было МВД. Но у МВД в России другая роль. Это не роль ведущей организации, которая расследует, задерживает и так далее. Там есть Следственный комитет.

Второе. Это не СБУ, которое сидело тихонько и писало доносы на каждого, в том числе и на меня, а Федеральная служба безопасности России – это, действительно, служба. Во-первых, высокопрофессиональная, мощная, а во-вторых, работающая на благо России, а не на кого-то другого.

Следственный комитет – третье направление, которое сформировано и дает возможность для того, чтобы принимать те решения, которые подвластны только их полномочиям. Следственный комитет показал, что он может возбуждать дела по Крыму, расследовать и так далее. Он не будет обращать внимание на мнение, желание, заказы крымских нуворишей. Прокуратура имеет не те функции, которые имела раньше, потому что поделилась со Следственным комитетом. В прокуратуру пришли командированные в Крым люди наводить порядок.

Поэтому надо всем хорошенечко понять, что уже совершенно другие правовые рамки, в которых они еще не жили. В Украине для них этих рамок не было. Они их переступали, была сплошна коррупционность. Сейчас все поменялось, надо протрезветь и жить по закону и не более.

«Я прятал Зюганова в пионерлагере»

– Почему вы решили возглавить крымскую организацию партии «Коммунисты России», не имеющую авторитета в Российской Федерации. Ей всего несколько лет и ранее она даже была обычной некоммерческой организацией.

– Есть такое выражение: мал золотник да дорог. Я знал, что Геннадий Зюганов и Петр Симоненко (лидер Компартии Украины. – Прим. ред.) – дружки. Я должен был остаться в партии, которая не запятнана, которая не продавала, как Зюганов, мандаты Ходорковскому (Михаил Ходорковский, в прошлом российских олигарх. – Прим. ред.), которая не истоптана в грязи с Навальными (один из лидеров российской оппозиции Алексей Навальный. – Прим. ред.) и прочими. 

 

Мы с товарищами посмотрели – есть молодая партия «Коммунисты России», которой пять лет. Там есть и молодые коллеги – первый секретарь ЦК партии Максим Сурайкин, ровесник моего сына, и те, кто прошел такой же путь, как я. Поэтому я спокойно принял такое решение.

– С чем связана ваша резкая критика Зюганова? Раньше у вас с ним были теплые отношения.

– У нас были прекрасные человеческие отношения, но я знал, что Геннадий Андреевич (Зюганов. – Прим. ред.) не твердый человек. У него знак зодиака – Рак, и этим все сказано. Мы с ним прошли такое, что мало кому покажется. Я его прятал не один год в пионерлагере в Бахчисарайском районе в то время, когда Ельцин (экс-президент России Борис Ельцин. – Прим. ред.) жег парламент России. Ну и что? Принципы есть принципы. Для меня важно, чтобы я не дал повода людям назвать меня подлецом.

– Предыдущие избирательные кампании вы строили на критике центральной власти. В российских реалиях это не принято делать. С какими лозунгами вы пойдете на выборы?

– В украинской действительности я критиковал власть за неправильный геополитический курс, за геноцидное отношение к русскому языку и многое другое. Я Владимира Путина как президента, как человека, который собрал из частей почти разрушенную Россию, привел к экономическому росту и выступил гарантом крымского референдума, критиковать не буду, потому что эти шаги всецело поддерживаю. А вот что касается предстоящих выборов, я уже опубликовал свой план возрождения Крыма. Это и возрождение промышленного потенциала, и сельскохозяйственного производства, и курортной сферы. Это жестокая борьба с коррупцией и криминальными отношениями, которые существуют сегодня вокруг крымской власти. И, конечно, все то, что касается межнациональной сферы, – мы должны прекратить какие-то отдельные подходы и программы. Нам нужна цельная, государственная позиция, а не когда отдельным людям раздают портфели. Хотят крымские татары изучать крымскотатарский язык, не надо считать, сколько детей в поселке. 10-20 человек – вот вам школа, учитесь. Межнациональные отношения в Крыму – это мощнейший спектр завтрашнего дня.

– Вы возглавили список кандидатов в депутаты от крымского отделения «Коммунистов России». Есть ли шансы преодолеть проходной барьер на выборах в «Госсовет»?

– Вне всякого сомнения. И если кто-то в Крыму думает, что он будет манипулировать, фальсифицировать результаты выборов, это им не удастся. Если они на это настроены, тогда я буду апеллировать к высшему российскому руководству. Я им напомню, что выборы президента Абхазии шли очень сложно. Все кричали, что это (Александр Анкваб, покинувший должность президента Абхазии после акций протеста в Сухуми 27 мая 2014 года. – Прим. ред.) клановая личность. Абхазцы вышли на улицу, и хорошо, что события не развивались по сценарию Киевского Майдана, президент ушел. Протестный потенциал в Крыму очень высок. Другое дело, что он сегодня находится в состоянии спящего вулкана.

– Кто, на ваш взгляд, попадет в будущий «Госсовет» Крыма?

– Понятно, что это правящая сегодня партия – «Единая Россия». Хотя они должны понимать, что такого успеха, как в других регионах, у «Единой России» не может быть априори, потому что коррупция, криминал – это порочное наследство Партии регионов. Думаю, что жириновцы (Либерально-демократическая партия России, которую возглавляет Владимир Жириновский. – Прим. ред.) найдут себе место под солнцем Крыма. У них тут есть специфический контингент. В целом, три-четыре политические силы – не больше.

«Напряжение между Аксеновым и Константиновым будет только возрастать»

– Имеют ли шанс нынешние «руководители» республики сохранить свои кресла после выборов? Есть мнение, что их заменят люди с материковой России.

– Вот этого они боятся больше всего! Для того, чтобы избрать председателя Госсовета, надо иметь большинство. Такого большинства, я вам гарантирую, они уже иметь не будут. Сейчас, кстати, между Аксеновым и Константиновым («спикер» «Госсовета» Владимир Константинов. – Прим. ред.) напряжение будет только возрастать. И борьба между ними будет не на шутку. Потому что один думает, что он через билборды с голливудской улыбкой уже оседлал партию и будет формировать избирательный список, а другой спит и видит, чтобы остаться в Совмине. Также придется отказаться от значительной части нуворишей в парламенте Крыма. Они туда просто не попадут, и это будет вызывать противодействие.

– Не пойдет ли официальная Москва по пути донецко-макеевских, когда в Крыму во главе ведомств назначались не местные кадры?

– Макеевские и российские – это разные вещи, их ни в коем случае нельзя сравнивать. Ранее я уже публично заявлял, что в Крыму настолько все прогнило, а для России важно, чтобы республика была образцово-показательным регионом, что сюда сразу нужно было командировать кадры из России: всех прокуроров городов и районов, а так же начальников управлений МВД. Разве удивительно, что руководитель ФСБ по Крыму приехал из другого региона России. А что, «эсбэушников» надо было оставить? Я такие назначения только приветствую.

– Мы видим, что происходят непростые вещи вокруг Меджлиса. На ваш взгляд, долго ли будет продолжаться конфронтация между представительным органом крымскотатарского народа и властью?

– Я очень хотел бы, чтобы руководство Меджлиса поняло одну непреложную истину: мы все сегодня, в том числе и они, живем в одном правовом поле. Это правовое поле, которое значительно жестче, которое требует уважения к законодательной базе. Закончились те времена, когда лидеры Меджлиса могли диктовать условия – теперь не будет такого. Я хотел бы, чтобы поменялась государственная политика к острейшей проблеме крымских татар. Я уже говорил, что нужна общефедеральная программа для разрешения проблем, а не отдельные портфели: сегодня – Ислямов (экс-«вице-премьер» Крыма Ленур Ислямов, был делегирован на эту должность Меджлисом, но позже уволен – Прим. ред.) иди сюда, завтра – уходи.

Конечно, я бы хотел, чтобы были более сдержанными все стороны. Абсолютно считаю неправильным то, что в свое время не пускали в Крым Мустафу Джемилева и создали противостояние по этой части.

У крымских татар и членов Меджлиса нет другой родины, кроме Крыма. Коль геополитическое решение принято, тогда нужно подчиняться тому законодательному полю и жить, которое есть. Не надо вывешивать украинский флаг на здании Меджлиса. Эта бравурность ничего хорошего не дает – ни одному крымскому татарину.

– В этом году туристический сезон окончательно провален или есть какие-то надежды?

– В этом году сезон нигде не будет удачным. Даже опыт великолепно отлаженной инфраструктуры в Сочи показывает, что на сегодняшний период, увы, там не заполнено так, как хотелось бы. Мы должны смотреть на объективные причины. Во-первых, нет того инфраструктурного обеспечения, чтобы люди поехали в Крым. Во-вторых, мы должны понять, что сегодня украинской властью созданы специальные трудности, поэтому наш основной клиент – украинский гражданин, который отдыхал в прошлые годы в Крыму, по сути, сегодня не едет. Невосполнимость не приезда украинского курортника к нам совершенно очевидна. В-третьих, в прошлом году была другая обстановка, летали самолеты, поезда ходили, автомобили спокойно передвигались.
Конечно, если бы слушали меня и Лужкова (мэр Москвы Юрий Лужков. – Прим. ред.) еще в 1999 году, когда стали реализовывать и практически пришли уже к периоду начала строительства моста-перехода Керчь – Кубань, сейчас все было бы по-другому.


– Многих в Крыму возмущает рост цен. Это объективное или временное явление? 

 

– Я хотел бы, чтобы это было временное явление. Местечковой власти надо было на второй день после присоединения Крыма к России прилететь из Москвы и заниматься этими проблемами, а не составлять списки тех, кому запрещен въезд в Крым. Я изумился. А кто это вам, господа Константинов, Фикс (глава Постоянной комиссии «Государственного совета» по нормотворческой деятельности, организации работы и связям с общественностью. - Ред.), дал право объявлять людей персонами нон-грата? Объявить имеет право лишь Федеральная служба. Не надо наводить тень на плетень.

Необходимо сделать устойчивую систему поставок продуктов, понятно, что из России все не завезешь. Чего отказываться, когда из Украины все ближе и рядом. Но надо создать соответствующие условия. А что с того, что у меня высокая пенсия? Жена сходит в магазин или аптеку, так и этой пенсии нет.

 

 

 

 

Архив