Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

КАПИТАН КРЫМСКОГО КОРАБЛЯ

Поделится:
09:23 26 Августа 2014 г. 2122

Битва за место под крымским политическим солнцем вступает в свою решающую стадию. И чем ближе время «Ч», тем сильнее интрига – какой будет новая команда крымского корабля и кто взойдет на капитанский мостик. Не окажутся ли под масками борцов за все хорошее, справедливое и светлое  политические хамелеоны и проходимцы, коррупционеры и представители криминала, сменившие очередной партийный бренд с единственной целью  – разделять и властвовать?

 События последних предвыборных недель говорят о том, что такая опасность существует. Предвыборная гонка в  Крыму напоминает бои без правил, когда конкурента брутальным нокаутом стремятся удалить с ринга, используя для этого любые  приемы: от черного пиара – до  административного давления, бюрократических ловушек и законодательных капканов, всевозможных методов фальсификации.

Среди тех, кому была  отправлена «черная метка», - лидер крымского рескома партии  Коммунисты России Леонид Грач. Личность, знаковая для Крыма, чья политическая  и человеческая судьба тесно связана с судьбой полуострова. Человек десятилетиями создавал «крымскую весну», без которого Крым никогда бы не получил свой  нынешний  статус.

 

 - Леонид Иванович, начну с вопроса к Вам, как к одному из патриархов украинской политики, чья судьба неразрывно связана с Крымом и чьи политические прогнозы всегда отличались удивительной прозорливостью. Вы предвидели события, которые произошли в Крыму полгода назад? Или они стали для Вас такой же неожиданностью,  как и для  абсолютного большинства не только наших с Вами сограждан, но и людей, живущих далеко за пределами Крыма?

 - В этих событиях нет ничего, что не находило бы отголосок в прошлом. Не зря ведь говорят: изучай прошлое, чтобы предвидеть будущее.  Если Вы внимательно прочитаете  книгу «Украина – не Европа», которую я написал в  2008 году, вы найдете ответы на многие вопросы, увидите сценарий тех событий, которые  сегодня стали реальностью в Крыму,  и той страшной трагедии, в которую оказалась ввергнута Украина.

Крымская ситуация, безусловно, стоит особняком в новейшей истории Украины и России.  С  одной стороны, все произошло в одночасье:  заключили договор – вошли в состав Российской Федерации. Но какие глубинные исторические процессы были предтечей того, что случилось! Ведь  Крым находится на стыке  Европы и Азии, христианства и мусульманства, на стыке разных мировоззрений, традиций, культур. Именно поэтому, учитывая огромную геополитическую важность полуострова, его непосредственную связь как с восточнославянской цивилизацией, так и с миром ислама: еще в 1921 году В.И.Ленин  пошел по пути предоставления полуострову статуса автономии. Территориальной  автономии, которую впоследствии крымскотатарские  национал-радикалы  пытались интерпретировать как национальную. Эта проблема стала особенно острой в 1987 году во время массового возвращения на полуостров крымских татар. Киев тогда закрыл глаза на эти процессы, Москва просто умыла руки и подняла шлагбаум: «Давай все в Крым!» В период разгула демократии и парада суверенитетов дошло до того, что каждый образно говоря аул требовал автономии или прав союзной республики. И вот передо мной, тогда молодым секретарем обкома, встал вопрос: что делать? Пойти по пути Кравчука, который предложил убийственный для Крыма вариант –  практически своими методами предоставить национальную автономию для крымских татар?  Мы бы получили в результате такую гремучую смесь процессов, что на их фоне события в Нагорном Карабахе, Абхазии, Южной Осетии и Приднестровье показались бы детским лепетом! Крыму в этом случае грозила бы страшная, братоубийственная война. После этого мы прошли бандитский этап – 1992 – начало 1998 –го года. Для меня  было слишком очевидно, что только Конституция, закрепляющая статус и права территориальной Автономии, создаст  механизм, способствующий сохранению мира и стабильности в Крыму, развитию экономики и культуры, наполнению бюджета,  урегулированию межэтнического и межконфессионального конфликта. Это был единственный путь к спасению Крыма. И мы его прошли. При этом нужно подчеркнуть, что в то время Ельцин полностью сдал Крым в Беловежской пуще.  

- То есть  почти 25 лет назад,  вступая в схватку с Кравчуком и добиваясь особого статуса для Крыма,  Вы, по сути, закладывали основу того, что произошло весной 2014 года, -  готовили Крым к отплытию в сторону России.   

- Я никогда не был и не буду врагом  народа Украины и никогда не обслуживал политические интересы правителей России. Я просто был и остаюсь  патриотом Крыма и человеком, все делающим для воссоединения народов России и Украины, как бы пафосно это ни звучало.  Потому что всегда понимал, что Крым должен быть объединяющим звеном между двумя братскими народами. Наши действия должны быть не разъединяющими, не сталкивающими лбами, как это происходит сейчас. Ведь какова цена вопроса? Мы братьев-украинцев не просто потеряли, а превратили во врагов. И чем  этот опасный процесс закончится, еще неизвестно. Да и мало кто здесь задумывается об этом, все еще пребывая в состоянии эйфории. А к спасению нашей восточнославянской цивилизации нам все равно придется возвратиться, так как без Украины это уже неполноценная славянская цивилизация.   

- … затянувшейся эйфории.  Меня в этой связи впечатлили два билборда на въезде в Крым.  На одном написано:  «Крымская весна, а что дальше?..» На другом, вдогонку:  «А дальше хоть камни на голову, мы – на Родине». Не слишком ли самоуверенно, ведь камнями-то может и  завалить? Кроме плакатов, вывесок и флагов что-то изменилось в Крыму? И не слишком ли затянулось похмелье «крымской весны»?

- Я не знаю, почему это назвали  «крымской весной»… Весной только грачи прилетают...(смеется). А настоящие революции происходят в другое время года.

А если серьезно, то в моем кабинете сидели все ключевые фигуры весенних событий. Те, кто по указанию президента В.Путина обеспечил  мир и порядок через мгновенную блокировку украинских военных,  правоохранителей, аэропорта, железнодорожного вокзала, Керченской паромной переправы, въезда со стороны Армянска и Джанкоя в Крым, административных зданий и многого другого.  Там ведь ключевую роль никакая не самооборона мифическая сыграла, а профессионалы – спецслужбы и вооруженные силы России, или как их журналисты назвали «зеленые человечки», которыми грамотно руководили, а они ответственно выполнили свою историческую роль.

- Да,  Крым ушел красиво. Но «ключевые фигуры» не могли не понимать, что не случись  в судьбе Крыма 20 января 1991 года событие,  закрепившее  автономию, и 1998 года, когда было узаконено право на референдум, его бы могла постигнуть участь нынешнего Донбасса. Ведь  именно этим правом 16 марта в хорошем смысле воспользовались,  иначе ничего бы не было…

-  Конечно, почва была подготовлена. Добавьте к этому мощные   антинатовские выступления, инициированный крымскими коммунистами референдум о внеблоковом статусе Украины, почти два миллиона собранных нами  официальных подписей. Все они у меня хранятся. Вы вдумайтесь только:  почти миллион 900 тысяч крымчан и севастопольцев подписались за вечное базирование ЧФ в Севастополе! Это в то время, когда христопродавец Ющенко всячески блокировал и выдавливал Краснознаменный флот из Крыма и города-героя Севастополя.

 -  А если бы не ваши ребята, которые после военного переворота в Киеве практически две недели круглосуточно стояли в обороне у памятников советской эпохе, с уничтожения которых киевская хунта планировала начать «завоевание» Крыма? Не обидно,  что люди, которые сегодня находятся у крымского штурвала, пытаются  оставить Вас и Вашу команду за бортом  корабля?

- Мне не обидно, мне противно. И  не потому, что я, начиная с 80-х годов, прошел вместе с Крымом всю его непростую историю. А потому, что  слишком хорошо знаю людей, которые  еще в феврале этого года с экранов телевизоров и со страниц газет призывали всех нас идти в Европу, поддерживали  ныне беглого президента, вместе с ним грабили и дерибанили Крым так безудержно и цинично, что эти авгиевы конюшни еще  очень долго придется чистить. Теперь они самые-самые что ни на есть единороссы, сидящие в тех же властных кабинетах и офисах, где раньше сидели представители приснопамятных регионов. Как говорят: «от перемены мест слагаемых сумма не меняется».

-  Но все мы прекрасно понимаем, что политическая судьба Крыма решается не в Симферополе. К Вам  -  аксакалу крымской политики, чьи знания и  опыт  можно было бы сегодня использовать во благо  Крыма, не поступали предложения из Белокаменной?   

- В первые дни  подготовки к референдуму  почти неделю круглосуточно у калитки моего дома дежурили несколько машин местных МВД и СБУ. Давили на психику. Из Москвы тоже интересовались моим отношением к происходящему. Но то, что происходит на высшем уровне, и происходящее на местах, как говорят в Одессе, - две большие разницы.  Ведь посмотрите на крымские списки единороссов – там сплошной криминал и донецкие ставленники. У меня вообще такое впечатление, что все, что происходит сегодня с выборами в Крыму, согласовывается в кабинете у Порошенко. И когда на сессии Верховного Совета Крыма представители Москвы озвучили мою фамилию на должность председателя Совета министров Крыма, практически вся эта компашка воров и политических  проституток гневно восстала: « Нет, ни при каких обстоятельствах!» Почему? Потому что они прекрасно понимали, что если бы я пришел, сегодня этого болота в Совете Министров не было бы. Не было бы и того, что когда Россия в первые дни завезла сюда гуманитарную помощь,  ее разворовали. А спустя месяц были обнаружены  свыше 10 тонн  медикаментов, которые сгнили в центральной больнице. Не было бы всех этих отставок вице-премьеров, проворовавшихся министров здравоохранения. И не исчезли бы бесследно миллионы со счетов крымского отделения  Ощадбанка и многое другое, что последовательно всплывет на поверхность.

- То есть, по сути,  ничего не изменилось в Крыму? Старые кадры, коррупционеры, которые в свое время раздерибанили Крым, снова рвутся во власть?

- Я Вам скажу, что более  коррупционной избирательной системы я в жизни не видел. Четыре парламентских партии Госдумы: Единая Россия, Справедливая Россия, КПРФ (читай,  как симоненковщина по-русски) и ЛДПР получили особые преференции.  Им не надо собирать определенное количество подписей под каждого кандидата в списках разных уровней. Кроме того, ежегодно на партийное строительство  им выделяются огромнейшие суммы из федерального бюджета. Единой России –  несколько миллиардов, а  меньшим по численности фракциям – ЛДПР, КПРФ и «справедливым» - по 600-700 миллионов. Чтобы убедиться в этом, достаточно увидеть, какое количество рекламы этих партий присутствует сегодня в Крыму. Но самое главное, - когда начался выборный процесс, практически половина крымчан еще не имела российских паспортов, следовательно, не имела права участвовать в выборах. И мне пришлось поднимать этот вопрос перед Президентом России. Надо отдать должное,  его реакция была моментальной, и дискриминацию отменили. 

- Скажите, что за люди идут в парламент нового Крыма в составе этих четырех привилегированных партий? Если не хотите по персоналиям, давайте по контингенту, ведь за красивыми плакатами не видно человеческих лиц.

- А там Вы их, за редким исключением, и не найдете. Любовницы, кумовья, братья, отцы, криминал и просто друзья – двухклановая система у руководящей партии – премьерская и председателя госсовета. Вот эти два клана сегодня слились в объятиях. А 15 сентября у них начнется другая жизнь – «брак по расчету». Опасная связь, которая может стать  началом того, что привело к перевороту в Приднестровье, к противостоянию по отставке бывшего Президента Абхазии. Есть такое выражение, -  «политическая проституция». Вот сегодня все партии занялись ею. Это привычное для них дело,  ведь все они либо из вчерашнего донецкого прошлого, либо люди, приближенные к кому-то из высокозабравшихся не по заслугам руководителей. О каком профессионализме и компетентности может в такой ситуации идти речь? В результате – идет накопление протестного потенциала в крымском сообществе. Москве нужно хорошо задуматься над тем, какой результат она может получить 14 сентября. Недопустимо превратить Крым в Северный Кавказ!

- Леонид Иванович, среди Ваших симпатиков, а их, поверьте, немало в Крыму, Украине и в России,  ходят разговоры о том, что если бы Грач влился в КПРФ, это стало бы серьезным ударом для политических оппонентов. И от этого выиграли бы все – и левое движение, и Крым. Почему Вы решили испытать судьбу, объединившись с партией, которой тяжело тягаться с думскими тяжеловесами?  

- Наверное, какая-то доля здравого смысла в размышлениях моих симпатиков есть. Но в сложившихся обстоятельствах я не мог поступить иначе. Думаю, меня поймут все, кто хотя бы раз пережил предательство. А мне довелось его пережить не единожды. И самое страшное – это  предательство  великого единого государства Горбачевым. Тогда я дал себе слово – никогда и никому не давать повода назвать меня подлецом. Потом было сложное время борьбы за восстановление  партии, возвращение  доверия к ней. А дальше – новый предательский удар в спину – «симоненковщина», оппортунизм в рядах КПУ, который обернулся трагедией для страны. Ведь сегодня на Украине льется кровь еще и потому, что «симоненковщина» сомкнулась с крупным капиталом, который  родил неофашизм. Возглавляемая Симоненко партия поддержала на выборах Януковича, который потом довел до большой беды Украину.

Заметьте, это сделала левая политическая сила, которая прикрывалась теми же знаменами, под  которыми когда-то была одержана Великая Победа  в самой кровопролитной в истории человечества войне. Они запятнали это знамя, запятнали идею и утратили право называться коммунистами.

Что же касается Г.Зюганова, с котором я знаком очень давно,  он пошел по пути П.Симоненко.  Когда после Б.Ельцина пришел к власти Владимир Путин, он сделал «прививку» Геннадию Андреевичу, арестовав  его спонсоров - поставщиков мандатов  от «Юкоса» и иже с ними,  тем самым связав Зюганова по рукам и ногам, взяв его под управление власти. Сегодня лидер КПРФ пошел по пути оппортунизма. Отсюда -  разобщенность в коммунистическом движении в России. Я, как коммунист,  не хочу в этом участвовать, не хочу быть подлецом и могильщиком левой идеи.

- Вы поступили по совести. Но политика – это путь компромиссов. Тем более, что в качестве руководителя Крыма Вы могли бы сделать для него намного больше, чем те, кто рвется сегодня к крымскому пирогу.

- Во-первых, еще не вечер. Во-вторых, мы имели меньшинство в 1998 году, когда я стал спикером  Верховного Совета: 32 голоса из 100.

Я верю в мудрость крымчан, которые весной пошли на референдум, чтобы выбрать для этой  многострадальной земли новую судьбу. Сколько раз их обманывали, кормили обещаниями, а под шумок разворовывали  десятки тысяч гектаров заповедной южнобережной земли?! И сегодня те же собираются заниматься тем же? Крымчане, очнитесь! Или вам нравится, чтобы вас дурили?!

-  Вот мы с Вами и вернулись к ключевому для всех крымчан вопросу: «Крымская весна… А что дальше?»

- Крым должен понять, что ему не золотую акцию подарили, а дали шанс.  Он не сможет постоянно доить Центр. Сегодня – это средства для стабилизации. А дальше – нужно засучить рукава и трудиться, возрождая  промышленность, в том числе и военную, сельскохозяйственный потенциал. Нужно сделать Крым огородом России, а не завозить сюда петрушку из Турции. Надо решать серьезнейшие проблемы с водой, транспортным сообщением, здравоохранением, бесчинством в жилищно-коммунальной сфере и тарифов, ростом неуправляемости цен что в аптеках на лекарства, что в магазинах на продукты, и с множеством других проблем социально-культурного и политического обустройства крымчан.

- Кстати, о транспортном сообщении. Ведь это в Вашу бытность главой Парламента  возникла идея строительства Керченского моста. И Вы с Лужковым уже начинали ее реализовывать? Что помешало тогда?

- Тогда помешал Леонид Кучма со своей многовекторностью и продажностью Западу.

Как Вы думаете, почему  меня в 2002 году в политическом смысле депортировали из Крыма? В Киеве понимали, что Грач пророссийски   настроен, завязал экономическое сотрудничество и с Белоруссией, и с Московой,  и с Кубанью, и с Воронежем, и с другими. Поэтому решили  дать по рукам. Если бы этого не случилось, мост Керчь-Кубань давно был бы построен.

- Сегодня у Вас появился правовой  шанс встать у крымского штурвала. Куда поведете корабль?

- Прежде всего, Крым должен стать курортной зоной. Надо вернуть ему утраченный после развала СССР статус здравницы. Потенциал в этом смысле у него огромный: надо только грамотно использовать и развивать  лечебный фактор в Евпатории, Саках, Ялте, Алуште, Судаке для лечения детей, больных церебральным параличом, для спинальников,  для людей с легочными заболеваниями. Надо развивать круглогодичный санаторный потенциал. Это также даст постоянные рабочие места. Надо развивать базы отдыха, пансионаты, гостиницы, чтобы люди ехали оздоровиться и отдохнуть.

Дальше  -  межнациональный фактор. Сейчас пытаются его решить силой. Но история учит, что сила способна лишь создать конфликт, а не погасить его.   

Сегодня в Крыму правит бал коррупция. Коррупционер коррупционером погоняет. Я не хочу, чтобы мы пришли к  понимаю, что в России три проблемы: дураки, дороги и коррупционеры. Поэтому  я  не пошел продаваться, чтобы только мне было хорошо. Я выбрал  тернистый путь, но этот путь честен во имя возрождения Крыма.

-  Скажите, учитывая тот груз проблем, с  которым Крым причалил к российским берегам,  сколько времени ему понадобится для того, чтобы избавиться от этого груза, восстановить утраченное за годы украинской независимости и нарастить свой потенциал?

- Это зависит от того, кто окажется на капитанском мостике и какую команду приведет. Профессионалам   будет достаточно 5-7 лет для того,  чтобы Крым действительно возродился.

- Не слишком ли оптимистично, учитывая состояние, в котором Крым находится сейчас?

- Поверьте, в 1998 году он был также в плачевном состоянии. Но нам удалось выровнять ситуацию и пойти по пути развития, пока Киев не начал ставить палки в колеса. Не думаю, что Москва возьмет на вооружение опыт Кучмы. А при добром отношении В.Путина этого срока будет достаточно.

Но при условии:  долой коррупцию и крышевания; национализация крымской земли и недр, промышленного комплекса, санаторно-курортных объектов, возможность развития малого и среднего бизнеса.

- Судя по всему, у Вас есть контакт с В.Путиным, и некоторые Ваши инициативы, насколько мне известно, нашли его поддержку.

- Да, я благодарен Владимиру Владимировичу за то, что он  поддержал мою просьбу о защите всемирно известного объединения «Массандра», о помощи коллективу Феодосийского завода «Море», о включении футбольного клуба «Таврия» во «второй дивизион» Российской футбольной Лиги. А ведь многие были против и не верили, что такое возможно, что Кремль нас услышит. Но я написал письмо -  и вот «Таврия» уже играет во «втором дивизионе». Сейчас я поставил вопрос о недопустимости объединения нашего мединститута им.С.Георгиевского  и аграрного института им. М.Калинина в единый федеральный университет, потому что в результате мы угробим и то, и другое. Направил В.Путину постановочный вопрос, касающийся кадастра земли, как стратегический вопрос  национальной безопасности, и многие другие вопросы. Я надеюсь и далее быть услышанным. Ведь по сути своей я – государственник с ярко выраженной левой позицией.

- Сколько сегодня претендентов на крымский капитанский мостик?

- На момент нашей беседы официально пока я один. Остальные, видимо,  сидят и ждут выборов 14 сентября, чтобы судить по результатам,  все просчитать и  со всеми договориться.  Мы  не просчитываем, не договариваемся. Мы предлагаем и  действуем.

Беседу вела

Е.Константинова

 

 

 

Архив