Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

КАПИТАЛИЗМ: НЕ МОЖЕШЬ ПЛАТИТЬ – УМИРАЙ

Поделится:
12:35 12 Февраля 2015 г. 2256


«Совок» – это презрительная кличка советского человека. Так называют советских людей те, кто ненавидит Советскую власть и путь, выбранный Россией в Октябре 1917 года.

Примеров высказываний о «совке» можно привести множество, от русофобских Валерии Новодворской до слов «сука­народ» Виктора Астафьева.

Это крайности, но почитайте либеральные СМИ и вы узнаете, что совок­раб завидует богатым и успешным людям и ненавидит их, а поддержка присоединения Крыма – признак национального чванства «совка».

Однако есть и другие характеристики советского народа и советского человека. Например: «Коммунисты хорошо знают, что народ, доверивший им руководство страной, – это народ исключительного трудолюбия, мужества, выносливости, душевной щедрости, одаренности и ума», ­ так говорил Леонид Ильич Брежнев.

Так кто же прав: Астафьев или Брежнев?

Ответ на этот вопрос очевиден. Очевиден для любого нормального человека, живущего в современной России. Но очевидно и другое: сегодня советские люди, как правило, пенсионеры, в современной России являются наиболее бесправными, униженными и оскорбленными.

Совершенно вопиющий случай произошел в одном из супермаркетов Ленинграда. 81­летняя Рауза Галимовна, в свое время пережившая блокаду Ленинграда, скончалась в отделе полиции Кронштадта после того, как персонал супермаркета «Магнит» обвинил ее в краже сливочного масла и вызвал наряд. По мнению знакомых и родственников блокадницы, вполне возможно, что она просто забыла оплатить масло на кассе.

Сейчас призывают бойкотировать сеть магазинов «Магнит», как будто другие сети чем­то отличаются. Александр Зиновьев сказал про общество, в котором мы оказались с начала 90­х годов: «Не ждите катастрофы, она уже произошла. Мы живем по принципу: «Не можешь платить ­ умирай».

Те, кто часто бывает в магазинах, уверен, обращали внимание на то, как смотрит персонал, особенно охранники, смотрят на пожилых, да еще не слишком хорошо одетых людей, как на группу риска. Покупают они на копейки, а вот что­то прихватить с собой, видимо, по мнению охранников, могут.

Скажу крамольную вещь – да пусть прихватят. Хорошо, поймали вы пожилого человека, который со злым умыслом вынес 2 сырка или злополучную пачку масла. Так отдайте их ему. Сами заплатите и отдайте. Не от хорошей жизни решились они на такое, всю жизнь проработав на государство, которое на старости лет сделало их изгоями.

Мне скажут: воровать нехорошо. Однозначно, нехорошо. И я прекрасно помню, как в начале 90­х у меня украли мою страну, как у нас украли то, что было создано тяжким трудом нескольких поколений, как то, что было общенародным, вдруг стало приносить доход узкому кругу непонятно откуда взявшихся лиц. Как люди, палец о палец в жизни не ударившие для государства, вдруг получили огромные капиталы и стали учить нас, работающих всю жизнь, как надо работать и что халява кончилась вместе с социализмом».

Мы 23 года живем при капитализме. Я не хотел в нем жить, всегда был против, и не я один такой. Но нас никто не спрашивал, просто поставили перед фактом, и никакой пользы для себя ни от рынка, ни от акции, ни от миллиардов, владеющих сетями супермаркетов, я не вижу.

Понятно, страна находится в трудном положении. Стоило нам скромно заявить о своих правах, как так называемый цивилизованный мир обложил нас санкциями. Я думаю, за Родину мы готовы пострадать, тем более 23 года страдали непонятно за что, просто чтобы кто­то красиво отдыхал за ее счет, ничего не делая. А сейчас мы пострадали хоть за что­то важное. Но давайте страдать вместе. Давайте избавимся хотя бы от позорного 13% налога, когда простой работяга и миллионер платят одинаковый процент со своих доходов.

Речь идет не о цифрах, а о нравах. Возможно представить такие нравы в Великую Отечественную войну? Или в блокадном Ленинграде, где люди делились последним? Почему сейчас, при относительно сносном быте, человеческая жизнь, особенно жизнь пожилого человека, стоит меньше денег? Долго ли выстоит страна с такими нравами под ударами внешних сил?

Жизнь стала жестокая, злая, безнравственная, недостойная человека, а сострадание, доброта, нравственность – это не менее важная часть выживаемости и обороноспособности страны, чем ядерные ракеты.

Пашкин В.В.,

 г. Керчь

 

 

Архив