Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

НЕПРИЧЁСАННЫЕ МЫСЛИ

Поделится:
11:09 26 Февраля 2015 г. 1974

Вот уже на протяжении почти целого года коммунисты и сочувствую­щие им люди с удивлением наблюдают за вакханалией, развернувшейся в КПРФ. Апофеозом этой крикливой кампании стали события, происшедшие непосредственно перед съездом, во время съезда и сразу же после него.

Отбросив эмоциональные оценки, можно констатировать, что в КПРФ произошел раскол. Часть коммунистов, как руководители в центре и на местах, так и рядовые коммунисты попытались изменить практику деятельности КПРФ в современной России, руководству­ясь марксистско­ленинской теорией и практикой. Однако они стол­кнулись с хорошо скоординированным сопротивлением партномен­клатуры, обладающей опытом закулисных игр: здесь и упреждающие обвинения, и распускание слухов, домыслов, и откровенная ложь, и подавление своих оппонентов базарным криком клакеров. В ход пу­скались подложные документы, доносы, оскорбительные ярлыки. Тон этой кампании задал руководитель КПРФ  Г.А. Зюганов со своим бли­жайшим окружением в январе 2004 г. И то, что эти действия противоречат  уставу и попирают марксистско­ленинскую теорию и практику, его нисколько не смущало.

Первого июля прошли два пленума ЦК КПРФ. На одном (под руко­водством В.И. Тихонова) было избрано новое руководство ЦК и ответственные за проведение X съезда (был зарегистрирован Минюстом согласно закону «О политических партиях» и признан легитимным). О втором (под руководством Г.А. Зюганова) сведения самые разные: кто­то кого­то не туда увёз, кто­то кому­то не сообщил о пленуме, кого­то не пустили в зал, заявляется, что не было кворума. Главное – всё оставлено по­старому. Но Минюст о нем ничего не говорит. В результате 3 июля делегаты оказались перед выбором – на какой съезд идти? Один под руководством В.И. Тихонова, другой – Г.А. Зюганова. Делегаты разделились, а в каком соотношении, никто не знает.

Съезд под руководством В.И. Тихонова (в августе 2004 г.) признан Минюстом несостоявшимся из­за отсутствия кворума (сообщено всеми информационными агентствами). Аналогичной проверке съезд под руководством Г.А. Зюганова не подвергался до настоящего времени, как заявил представитель Минюста тем же агентствам.

Вот и оказались коммунисты в июле­августе перед вопросом – где же проходил съезд? О том, как проходил съезд под руководством Ти­хонова, сведения самые скупые. Что касается съезда в Измайлово, то недостатка в напыщенно­вдохновенных и обличительно­ругательных выступлениях и публикациях нет. Но возникает ряд вопросов: как мог­ло получиться, что на 300 делегатов более 600 приглашенных? По како­му принципу раздавались пригласительные билеты, если в горкомах, крайкомах их были единицы? Как можно было перерубить кабель за несколько километров от Измайловского киноконцертного комплек­са, чтобы света не было только в зале, а в холле он горел, и звукоусили­вающая аппаратура нормально работала? И по поводу кворума ­ реги­стрировали ли представители Минюста делегатов с начала съезда или их оповестили потом?

На эти вопросы окружение Зюганова предпочитает отвечать истерич­ными воплями с использованием клакеров, доходящими до прямых оскор­блений людей.

Особо усердствующие из МГК КПРФ поспешили услужить Зюганову уже 13 июля, задолго до рассмотрения вопроса о легитимности того или иного съезда, и под присмотром самого Г.А. Зюганова на пленуме гор­кома решили снять с должности т. А.А. Куваева и исключить из КПРФ Я.С. Сидорова. Никакие призывы 21 члена горкома к здравомыслию, к соблюдению устава не возымели действия, а решение пленума Ленин­ского РК КПРФ Хамовнического районного отделения было взято на заметку. Суть решения сводилась к следующему: пленум райкома под­держал позицию первого секретаря т. А.А. Куваева в вопросах деятельности партии (соблюдение устава) и предложил воздержаться от приня­тия кадровых решений.

Дождавшись решения Минюста по поводу съезда под руководством Тихонова, а по поводу зюгановского съезда решения Минюста нет (до­кументы не сдавались, вот и решать нечего) развернули кампанию погромов и изгнания всех здравомыслящих. Тут же раздалась команда «фас», и 13 сентября президиум КРК Московского городского отделения КПРФ под председательством заместителя председателя. Ю.Г. Лукашова бросает в атаку комиссию КРК Центрального округа под председательством Ф.М. Поля­кова. Ну, если дана команда, то все позволено.

Уже 20 сентябри не мудрствуя лукаво сочиняют от начала до конца лживое заключение об антипартийной деятельности райкома, разва­ле работы, непроведении пленумов, бездеятельности районной КРК и предлагают распустить РК и КРК. Более лживого и безграмотного до­кумента читать не приходилось. Устав и нормы морали для авторов не писаны. Данный опус торжественно зачитывается на пленуме Централь­ного окружного отделения КПРФ, и первый секретарь Ленинского РК М.Г. Медведева исключается из партии. Возражения коммунистов по по­воду лживости поляковских утверждений не воспринимаются.

Затем 7 октября бюро МГК КПРФ принимает решение о роспуске РК и КРК Ленинского районного отделения, что не преминул отметить в тот же день на пленуме МГК новый первый секретарь МГК В.Д. Улас. Правда, в письменном варианте (с большим трудом полученным мною), роспуск КРК уже отсутствовал. Но это объяснимо, так как после пленума я сразу же указал В.Д. Уласу и секретарю по оргработе В.И. Лакееву на абсурдность данного решения – роспуск КРК любого уровня не предусмо­трен Уставом даже контролирующими, а тем более руководящими пар­тийными органами.

Кстати, данный пленум горкома характеризовался еще одним перлом. Члены Московского горкома КПРФ решили повторить «героический» поступок английских лордов. В 1660 г. – через 2 года после смерти Кромвеля его приговорили к повешению, что и было исполнено. В октябре 2004 г. торжественно исключили из рядов партии А.А. Куваева, который уже 3 месяца не состоял в КПРФ. А заодно проголосовали за исключение еще 18 бывших членов горкома, вышедших из КПРФ по собственному желанию.

Члены Ленинского РК КПРФ в течение 3­х недель не могли получить письменное решение о своем роспуске, недоумевая, что за комиссии их проверяли и почему никто к ним не обратился за разъяснениями и отче­тами о работе райкома.

В это же время секретарь Центрального окружного отделения Мо­сковского городского отделения КПРФ Р.В. Жукова, срочно собрав се­кретарей первичных парторганизаций, зачитала пасквиль Ф.М. Полякова и проект решения бюро МГК, еще не подписанный В.Д. Уласом и заявила, что решения бюро МГК КПРФ и пленума Центрального окружного комитета КПРФ о роспуске Ленинского РК КПРФ обсуж­дать не будем, а следует немедленно готовить районную конференцию под руководством оргкомитета из наиболее преданных Г.А. Зюганову людей. Целый ряд из них отличились доносами, фабрикацией докумен­тов и тому подобными «делами», такие, как Бакулин, Бударин, Якобсон, Куканов. Попытки присутствовавших членов Ленинского РК выяснить подлинные причины роспуска РК и обоснованность данного решения всячески обрывались. Я, как председатель Ленинского районного КРК, обратился к председателю Московской городской КРК В.Н. Болдиной с просьбой ознакомить меня с решением КРК Центрального округа и 23 октября передал В.Н. Болдиной заявление, в котором изложил конкрет­ные факты, опровергающие ложь Ф.М. Полякова Следует сказать, что многие из этих фактов прекрасно известны партийному активу Москвы всех уровней.

30 октября прошла районная партконференция. Накануне Жукова собрала секретарей первичных парторганизаций, где дала однозначные инструкции: не допускать и даже срывать выступления делегатов, кото­рые будут поднимать вопрос о незаконности роспуска Ленинского рай­кома. Сама конференция была организована устроителями как большой ярмарочный балаган, местами переходящий в базарные разборки. Ни о каком соблюдении устава не могло быть и речи. Начать хотя бы с того, что часть делегатов от МГУ была преднамеренно не внесена в списки, что вызвало недоумение последних. За 6 часов на конференции выступили всего 11 человек, из них только 6 делегатов конференции. Подсчет голо­сов почти все время проводил председательствовавший В.П. Елисеев по принципу: «ну вроде большинство...», хотя конференция избрала счет­ную комиссию. Выступления неугодных ораторов прерывались выкрика­ми одних и тех же отобранных членов оргкомитета. Дирижировала всем этим бедламом первый секретарь ЦОО МГО КПРФ, секретарь горкома, кандидат в члены ЦК КПРФ Р.В. Жукова. В своем докладе я, как пред­седатель районной КРК, ознакомил делегатов с объективной картиной внутрипартийной жизни районного отделения и обстоятельствами ро­спуска районного комитета. Р.В. Жукова тут же дала команду, и клакеры приступили к своей работе. Видя что сорвать выступление «дежурными» криками не получается, ведущий В.П. Елисеев попытался, в нарушение устава, лишить председателя КРК слова. Когда все же сорвать выступле­ние не удалось, Р.В. Жукова — первый секретарь ЦОО МГО КПРФ, се­кретарь горкома, кандидат в члены ЦК КПРФ, уподобившись «торговке с Привоза», схватила бумаги выступавшего и отшвырнула их, разбив лежавшие там же очки. Более безобразной сцены я не видел до этого, думаю, что и остальные делегаты впервые увидели такое. Не хочу пересказывать, каким оскорблениям и унижению со стороны некоторых организаторов конференции подвергся заслуженный герой Великой Отечественной войны, кавалер боевых орде­нов, неоднократно горевший в танке, вступивший в ряды компартии в самый тяжелый период войны на фронте, т. С.И. Драгушин. Могу только сказать: «Простите нас, ветеран, за то, что мы не смогли оградить Тебя от этой орущей своры». Все эти оскорбления происходили с молчаливого согласия Р.В. Жуковой. Но в этом нет ничего удивительного. Г.А. Зюганов точно так же вел себя на пленуме горкома 13 июля, когда организованная свора клакеров усердствовала, срывая выступление генерала М.Г. Титова.

На конференции присутствовал и председатель КРК ЦОО Ф.М. Поляков, но нарушения устава КПРФ он не усмотрел. Он видит только то, что при­казано видеть. Не случайно на конференции протащили решение, в ко­тором дано задание новому составу КРК во главе с Елисеевым проверить на «предмет соответствия уставу» первички, делегаты которых выступали вопреки мнению верхов. Как по поговорке «... лису в курятник, а ...козла в огород».

Вот и задаешься вопросом: «А в какой партии по прихоти Зюганова оказались коммунисты»?

 

И.Э. Макаров, член МГК КПРФ

Из газеты «Российская правда»

№4 от 21 декабря 2004 г.

Архив