Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

ПЛАН КАК АЛЬТЕРНАТИВА РЫНКУ

Поделится:
13:03 09 Июля 2015 г. 1699

РЫНОК И ГОСУДАРСТВО

Думаю, никого из читателей не придётся убеждать в прописной истине, что любая государственная система находится в абсолютно прямой зависимости, связи с экономическим базисом любой страны. То же самое мы наблюдаем и в нашем случае: вся система экономических отношений где напрямую, а где опосредованно связана с государством. Рыночная экономика, сплошь построенная на частном предпринимательстве, в своей сути не предполагает социального равноправия, поскольку абсолютное меньшинство собственников средств производства обеспечивают себе прибыль за счёт присвоения значительной части результатов труда наёмных рабочих. Это порождает противостояние относительно небольшой группы собственников с основной массой трудящихся. Стремясь сохранить своё положение как собственников средств производства, избежать возможного изменения своего статуса в обществе, хозяева предприятий формируют систему власти, способствующую защите их интересов. Значительная часть прибыли от работы предприятий используется ими для формирования государственного аппарата, задачей которого ставится законодательное закрепление существующего положения. В государствах, экономическую основу которых составляет рынок, прежде всего формируется законодательная власть профессионально-парламентского типа, в состав которой через избирательную кампанию проводятся представители деловых кругов (собственников) или их экономические союзники. Юридические службы, существующие при любых частных предприятиях, создают пакеты законодательных инициатив, обеспечивающих приоритетность прав собственников, часто вопреки интересам наёмных рабочих, а порой и интересам государства. Принятие этих инициатив и перевод их  парламентом в состояние законодательной базы проплачивается собственниками для обеспечения гарантии  их прохождения через парламент. Этот же парламент формирует правительство страны и судебную систему в полном соответствии с интересами собственников. Таким образом в государстве создаются структуры законодательной, исполнительной и судебной власти, действующие в интересах класса собственников средств производства, что ведёт страну к всевластию «денежных мешков», или олигархии. По своей политико-экономической сути олигархия является демократией для класса собственников и, одновременно, – диктатурой по отношению к классу трудящихся (рабочему классу).

Закрепившая свою власть олигархия использует её для своего дальнейшего обогащения. Таким образом складывается политико-экономический союз между классом собственников-капиталистов и самой системой власти.. Эта практика отразилась в первую очередь на самой избирательной системе, созданной властью таким образом, чтобы ни в коем случае не допустить к властным рычагам представителей противоположного политического класса. Для этого в Закон о выборах в законодательную власть (прежде всего!) включаются положения, предписывающие внесение кандидатами в законодательное собрание кандидатских взносов в бюджет, которые не представляет труда оплатить представителю олигархата и являются непреодолимой преградой для представителя трудящихся классов. И даже если кандидат от трудящихся наберёт необходимую для взноса сумму, ситуация вынуждает его её «отбить» с целью возврата кредитору, т.е. использовать служебное положение, что тут же будет использовано его оппонентами для изгнания его из власти. Кроме того, предвыборная агитационная кампания стоит многие десятки и сотни миллионов денежных средств, которых трудящимся просто не найти. Собственники-олигархи всё время для придания видимости «демократичности» такого типа власти заявляют о возможности «социального партнёрства» между «работодателями» и наёмными рабочими: однако о каком социальном партнёрстве может идти речь, если в самом использовании наёмной рабочей силы на частном предприятии происходит процесс присвоения собственниками результатов чужого труда в виде прибыли. Этот процесс на предприятиях стран СНГ приобрёл неудержимый характер: если в раннекапиталистических странах доходы разных слоёв населения соотносятся, как 1 : 8, то в «развивающихся», к которым относятся и большинство стран СНГ, оно может составлять 1 : 200 и более. Какое уж тут может быть «социальное партнёрство»?!

Власть,  всей своей «пуповиной» завязанная на большие деньги, не может быть не коррупционной. Владельцы конкурирующих на рынке предприятий для того, чтобы обеспечить себе госзаказы, чаще всего решают эти вопросы через «откаты»: хозяева с целью сокрытия части своих доходов ведут двойную бухгалтерию, от которой страдают и бюджет, и наёмные рабочие. Таким же образом решаются вопросы с контролирующими органами власти, нашедшими для себя такой путь обогащения. Самым лучшим контролёром в этом случае могли бы стать трудовые коллективы самих предприятий, заинтересованные в открытости ведения  хозяйственно-финансовой и организационной работы на производстве. Но какой же собственник это допустит?

Однако порой в отношениях рынок – государство могут возникать и противоречия, обусловленные разностью подходов, особенно в решении социальных задач. Потребности развития регионов страны вынуждают государство к строительству социальных объектов, объектов инфраструктуры, производственных предприятий, созданию новых рабочих мест и т.д., что не всегда выгодно инвестору в данный момент. Например, государству нужно в конкретном регионе страны создать новые рабочие места и одновременно нужны стальные трубы большого диаметра. Руководство страны совмещает эти две задачи в одну и предлагает инвестору реализовать её. Однако, если инвестору это невыгодно, он отказывается от участия в проекте, исходя из своих личных или групповых интересов. Общегосударственные интересы его не прельщают, поскольку в результате реализации проекта инвестор не усматривает быстрой и значительной выгоды или отдачи.

Таким образом, мы видим, что  в условиях рыночной экономики рынок в полной мере подчиняет себе интересы государства, становится идеологией правящего политического класса собственников, формирует все его негативные стороны, что становится причиной возникновения социального, а порой и политического противостояния классов и общественных слоёв страны. Рынок и подчинённая его интересам экономика превращают человека из субъекта этого рынка в объект его, лишая его возможности свободных действий в принятии решений и подчиняя все его действия единственной цели – получении максимальной прибыли. Подобная ситуация ведёт общество и государство к постепенной и неудержимой, обеспеченной проблемами рынка, системной деградацией, способной не просто нанести непоправимый вред стране, но и создающей условия для её дезинтеграции, разрушения.  Поскольку эти проблемы сегодня приобретают общемировой характер, то в подобном положении способны оказаться и уже оказываются целые страны и даже регионы современного мира.

ХАРАКТЕРИСТИКА   НАДСТРОЙКИ

Разобрав основные проблемы рыночного базиса, необходимо рассмотреть и вопросы, связанные с рядом положений, характеризующих формируемую рынком надстройку. Поскольку эти положения и проблемы являются постоянными и объективными спутниками рынка, то и рассматривать их будем в тесном и столь же объективном единстве. Нет необходимости рассматривать весь спектр этих проблем – и потому мы остановим внимание на тех, которые наиболее ярко отображают характеристику надстройки рынка:

- рынок и право,

- рынок и культура,

- рынок и общество,

РЫНОК И ПРАВО

Поскольку  в основе идеологии рынка, построенного преимущественно на  частной собственности на средства производства,  присутствует его основной стимул –необходимость получения максимальной прибыли  в пользу правящего класса собственников, то и  право в таком обществе  формируется  законами  и моралью  этого общества. Все разговоры о «правовом государстве», о демократии как всенародном явлении, разбиваются напрочь о реалии капитализма как «родителя и носителя» законов негласных рыночной экономики. Конкуренция, как инструмент рынка,  выбрасывает из его структур многих предпринимателей, особенно в периоды экономических кризисов, «гарантируя» им снижение доходов, а следовательно, и  снижение потребительной способности значительной части населения. Общество, и без того раздёлённое по уровню доходов, ещё больше дифференцируется. Казалось бы, согласно Конституционным основам буржуазного государства, все граждане страны, независимо от классовой принадлежности, имеют одинаковые права. Но в стране, где резко дифференцирован уровень доходов, где покупательская способность различных слоёв общества  разнится не в разы, а порой в сотни раз (например, сегодня зарплата учителя в школе составляет  12 – 18 тыс. рублей, а члена Совета директоров  нефтедобывающей компании – 2,5 млн  долларов), принципиально не может быть социального равенства,  далеко не одинаковы возможности в реализации своих прав. И главное в том, что рынок и не предполагает при своём развитии в самой своей сути ни сближения, ни тем более  выравнивания  социальных возможностей  всего  народа, а следовательно, и  реализации всех своих прав  в сравнении с представителями крупного капитала.

Сама  правовая система  государства, живущего по законам рынка, в полном соответствии с этими законами,  попадает в зависимость от идеологии рыночных отношений, что накладывает свою печать на её деятельность. Постепенно  желание получения прибыли проникает и в правовые отношения и очень часто превращается в преобладающий стимул, переводя правовые вопросы в разряд второстепенных, а  тема  получения прибыли в любых её формах становится доминирующей. Именно на этой основе нередко возникают т.н. «договорные процессы», когда  между судьёй и  адвокатом существуют негласные договоры, задачей которых является затягивание процессов с целью максимальной выкачки денежных средств  из клиента. Такое положение сразу изменяет ситуацию в пользу тех клиентов, которые способны оплатить услуги более дорогих адвокатов  на протяжении довольно долгого времени , что сразу же ставит обе стороны в неравное положение, создаёт более выгодные условия для более состоятельного клиента.

Кроме того, правящий класс крупных собственников, обладая огромными миллиардными состояниями,  нередко за счёт их продвигает в законодательную власть страны своих представителей, финансируя их избирательные программы.

А те, в свою очередь, продвигают через законодательную власть законодательную базу, предложенную этими собственниками и действующую в интересах этих собственников. Часто принятие таких «законов» идёт вопреки интересам абсолютного большинства и сопровождается проплатой  их принятия  в адрес «продвинутых» депутатов со стороны крупных предпринимателей. Это и есть один из путей не только создания условий существования  социального неравенства, но и зарождения всеохватывающей коррупции, поражающей основы государственной власти, превращающей эту власть в олигархическую структуру.

Эта ситуация, порождённая рыночными отношениями, развивает в самой морали общества практику двойных стандартов, связанную с социальным неравенством.

РЫНОК  И  КУЛЬТУРА

А теперь рассмотрим вопросы роли и форм функционирования культуры в условиях  рыночной экономики, её задач и способов их решения. К сожалению, и здесь нам придётся констатировать тот непреложный факт, что рынок оказывает разрушающее воздействие на культуру в связи с тем, что и тут главный принцип рынка – получение максимальной прибыли – диктует ей условия существования и развития. И в первую очередь это касается  всех видов искусства. Основные принципы существования искусства – высокая духовность, творчество мастера, формирование образов высокохудожественного содержания, освящения подвига и страданий во имя добра и справедливости. Но на первое место в искусстве выходят принципы потребления. Уже не художник, вдохновлённый подвигом, красотой и любовью, идёт путём воплощения этих явлений через создание художественных образов. Рынок заставляет его создавать не художественное произведение, а заботиться о «продаваемости» его товара на потребительском рынке, где условия продажи диктует спрос. А значит, и здесь уже формируется в чистом виде идеология рынка, когда  не  Мастер  формирует духовную среду потребителя, а обывательские интересы, потребительство  становятся идеологией в искусстве, превращая Мастера в обычного ремесленника, работающего на удовлетворение запросов потребителя. В итоге в искусстве, вопреки самой сути его предназначения, начинает главенствовать вещизм, удовлетворяющий примитивные запросы, реализуется принцип «работы на публику», на  удовлетворение  спроса. В итоге в рыночном искусстве его идеологию определяет не уровень мастерства художника, на первое место уже выходит служба продюсерства, влияющая своей рекламой на формирование художественного вкуса потребителя, основной задачей которого является коммерческая сторона любого художественного проекта. Постепенно коммерческая сторона искусства  начинает приобретать всё более распространённые формы  от простых песен до театральных  и  изобразительных премьер, когда истинное высокое искусство  неуклонно уходит в небытие, а на смену ему приходит суррогат. А потому  на концертных эстрадах, по ТВ и радиоканалам у нас всё чаще звучит тюремно-лагерный «шансон», поются тексты типа «…Я  – московский пустой бамбук»,  «…ты целуй меня везде, восемнадцать мне уже…», множатся «изделия поп-арта», исполненные не кистью художника, а чуть ли не хвостом  обезьяны. Потому и на конкурсах нынешнего «Евровидения» побеждают не прекрасные голоса, а «бородатые женщины» или полуодетые особы , берущие публику не высоким искусством, а демонстрацией своих полуприкрытых «прелестей». Мода уже диктуется не  общностью с гармонией Природы, а беспредельной вычурностью и дороговизной нарядов, авторы которых  создают их под большие деньги. Итогом подобного «творчества» становится  развитие деградирующего направления искусства в стиле декаданс, исчезновение высокого искусства, народных искусств, подмена их примитивными стилизациями и поделками. Исчезает истинное мастерство, гибнущее под воздействием идеологии рынка и потребительства.  И как следствие этого – неуклонная коммерциализация культуры с последующей её деградацией, перерождением её в сплошной суррогат, который неспособен породить высокое творчество, но который можно использовать для воспитания самых примитивных, самых низменных чувств в человеке. Вместе с деградацией культуры происходит и деградация  образования, просвещения, науки, производства, а вместе с ними – личности и общества. Именно это и наблюдаем мы на примерах стран как с развитой рыночной экономикой, так и в странах младокапиталистических, сравнительно недавно перешедших к рынку. Одним из наиболее ярких показателей культуры общества является отношение к языку. Все мы буквально ежедневно наблюдаем процесс дискредитации родного языка, в содержание которого буквально «вклинилась» масса рыночных терминов, имеющих свои русские аналоги, но нам навязываются «бизнесмен» вместо «предприниматель», «маркетинг» вместо «изучение спроса» и т.д. А уж «дистрибьютер» или «мерчендайзер» стали поводом для порождения массы анекдотов. Очень часто в речевую стилистику стали попадать массы слов, корневое  происхождение которых обнаруживается в ненормативной лексике или даже порой трудно объяснимо. С помощью чуть ли не междометий молодёжь пытается выразить своё отношение к событиям, явлениям. Такое впечатление, что наш язык стремится к уровню общения известной героини И. Ильфа и Е. Петрова, а порой формируется на сленге , возникшем давно, но в местах не столь отдалённых. Нужно твёрдо знать, что утрата, перерождение родного языка, а с ним и общей культуры  происходит постепенно, незаметно попав под влияние «рыночной культуры», что ведёт его к деградации и ликвидации основ  национальной идентичности народов.

РЫНОК  И  ОБЩЕСТВО

Тут мы и перейдём к теме, которая базируется на раскрытии всех предыдущих тем. Расхожей фразой современности на бытовом уровне  стала фраза «Спасибо на хлеб не намажешь».  Она-то и стала, как индикатор, одной из определяющих   морально – этического состояния общества.

   У нас долго и навязчиво в течение почти полутора десятилетий все СМИ твердили о необходимости создания в стране «гражданского общества». Мол, на Западе оно есть, потому и живут хорошо что ныне очень сомнительно!). На самом же деле мы прекрасно видим, что «гражданское общество» – это выведенные из сферы морали гомосексуализм и эвтаназия, узаконивание проституции и наркомании, основанные на узаконенном рынком отчуждении тела от личности и превращении его в собственность. До этого понятие «Я» включало в себя дух и тело как единое целое. Теперь же человек раздвоился, одна его ипостась – собственник, другая – собственность. И это породило огромную массу проблем.

            В. Топоров,

первый секретарь

    Алуштинского ГК КП КР

Архив