Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

Жить по совести

Поделится:
12:03 20 Августа 2015 г. 1528

 

В селе Первомайское Симферопольского района во время встречи кандидата в депутаты Государственного Совета РК по Гвардейскому избирательному округу №19 Таиром Аметовичем Абдувалиевым с избирателями к нему подошел скромный, невысокого роста человек и спросил: «Как дела у Леонида Ивановича Грача? Давненько его не видел по телевизору». Разговорились. Оказывается, это – Энвер Алиевич Алиев. Живет в этом селе. Таир Аметович не растерялся: «Хотите его видеть? Л.И.Грач  сегодня же будет у Вас. Он сейчас в районе, с людьми общается…

…Мало кто помнит сегодня, что Джизакским обкомом партии в Узбекистане в 70-ые годы ХХ столетия руководил крымский татарин Сеитмемет Таиров, Герой Социалистического Труда.  Именно ему тогдашний руководитель республики Шараф Рашидов доверил на своей   малой родине поднимать окрестные степи, закладывать фундамент промышленности,  современный город.

 Крымские татары Энвер Алиев и Мустафа Чачи также  получили звание Героев Социалистического Труда, еще пятеро их соотечественников с гордостью носили ордена Ленина.

Но эта тема всегда волновала Леонида Ивановича Грача: « Для меня был вопрос: я знаю Героев Советского Союза из числа крымских татар. А вот о Героях Социалистического Труда не единожды спрашивал их соплеменников, и все пожимали плечами. А ведь есть, оказывается! Да с какой биографией!»

 «Энвер Алиевич Алиев— крымскотатарский советский колхозник, депутат Верховного Совета СССР (трижды! — 8, 9 и 10 созывов), Герой Социалистического Труда (1973). Член КПСС с 1966  года.

Родился 5 августа 1927 года в Симферополе (Акмесджиде) на улице Татарской (ныне ул.Футболистов).  Отец — Али Абдулганиев был извозчиком, владел дилижансами, фаэтонами; в 1935 году передал всё имущество Советской власти, став руководителем артели фаэтонщиков, а позже — покрасочной артели. Мать —  Муневер Тагаева работала в типографии. В семье было четверо детей, кроме Энвера, — сестра и двое младших братьев.

В 1944 году семью Алиевых депортировали в Узбекистан: сначала в подсобное хозяйство военного завода, затем в совхоз им. Пятилетия Узбекистана Нижнечирчикского района Ташкентской области. До 1955 года Энвер Алиев работал в совхозе простым трактористом, затем в составе пятерых лучших механизаторов был направлен на  учебу в Ташкент, в техникум «Трудовые резервы», по специальности «механизатор широкого профиля».

В 1958 году в Узбекистане в земледельческих хозяйствах начали организовывать комплексные механизированные звенья и бригады. Энвера назначили бригадиром звена, затем — механизированной комплексной бригады.

Энвер Алиев неоднократно встречался с первым секретарём ЦК КП Узбекистана Шарафом Рашидовым и заслужил его уважение. Был в составе комиссии Ташкентского обкома партии, которая ежегодно выезжала с проверками состояния хлопковых сельхозугодий. Совхоз им. Пятилетия Узбекистана, в котором он работал, был на особом счету, в первую очередь снабжался новой техникой, горючим. На ВДНХ продукция совхоза заработала золотую, серебряную, две бронзовые медали.

В 1987 году вышел на пенсию, стал персональным пенсионером республиканского значения. В апреле 1990 года переехал с семьёй на родину в Крым, поселившись в селе Первомайском Симферопольского района.

Депутат Совета Национальностей Верховного Совета СССР 8-10 созывов (1970—1984) от Янгиюльского избирательного округа № 131 Узбекской ССР. Член Комиссии по транспорту и связи Совета Национальностей. Неоднократно выступал на телевидении, давал интервью о хлопководстве и своей работе. В 1973 году, когда инициативная группа крымских татар направила в Москву письмо с требованием восстановить свой народ в правах, передал его в Секретариат ЦК КПСС. Позже перед руководством КП Узбекистана защищал право крымских татар на возвращение.

Депутат Верховного Совета Узбекской ССР, член Президиума Верховного Совета Узбекской ССР. Делегат XXVI съезда КПСС.

Награды: Герой Социалистического Труда (1973);

два ордена Ленина (1972 и 1973);

медаль «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина» (1970) и другие,

Почётная грамота Президиума Верховного Совета Узбекской ССР (1965)»

За этими официальными хронологическими данными – человек незаурядный, труженик, знатный хлопкороб, с шестнадцати лет – на тракторе, звеньевой, бригадир комплексной механизированной  бригады, снискавший своим добросовестным многолетним трудом почет и уважение. 45 лет – в одном совхозе!

С человеком-легендой встретился наш партийный лидер Леонид Иванович Грач.

Слегка смущаясь, Герой поведал, что «… бригада первой начала работать по нашему, ташкентскому методу. У меня было 182 га хлопкового поля, 3 пропашных, 2 транспортных и 1 гусеничный трактор, 3 хлопкоуборочных комбайна, 14 работников – по масштабам это один хороший маленький колхоз.  Бригада – хозрасчетная, на твердом окладе, безнарядная система, работали мы день и ночь на конечный результат. Себестоимость 1 центнера хлопка-сырца составляла 33 рубля. Мы добивались снижения себестоимости за счет экономии. А это давало серьезную прибавку к зарплате. Чтобы достичь этого, надо было упорно трудиться. Семью почти не видел, сыновей не различал…»

«Да, если отдаешься делу, жертвуешь семьей, – подключился к разговору Л.И.Грач. – По себе знаю. Когда в 33 года меня назначили заведующим отделом обкома партии, моим детям было 4 и 5 лет. И на вопрос: «Как там твои?», обычно отвечал: «Да ничего. Я чаще их вижу, чем они меня: прихожу, они уже спят, ухожу – они еще спят».

Собеседники рассмеялись, по-видимому, каждый вспомнил и бессонные ночи в поисках ответов на злободневные вопросы, и принятие на себя высокой меры ответственности, если другие неспособны были пойти на риск, и ту жизненную цену, которую каждый уже заплатил за это.

 В советское время заслуги сельского труженика ценились и вознаграждались.

Энвер Алиевич с особой теплотой говорит о внимании к нему и его работе первого секретаря ЦК Компартии Узбекистана Шарафа Рашидовича Рашидова: «Он часто наведывался на наш полевой стан, вникал в работу бригады, заботился о бытовых условиях хлопкоробов. У меня был полевой стан (шипан) в поле, в виде навеса, недалеко от трассы. Рашидов поручил построить новый двухэтажный полевой стан, дорогу от трассы к нему заасфальтировать. А когда садились чай пить, он всегда напротив меня садился, чай мне наливал на донышко пиалы, ломал лепешку, кусок первый подавал мне (узбекские ритуалы уважения к человеку). Он с особым уважением ко мне относился.

Однажды летом (это было начало 1980-х) я еду на тракторе. Смотрю, к полю подъезжает «Чайка» Рашидова. Он один, без охраны, только с водителем, выходит из машины и в своем парадном костюме прямо по грядкам идет через поле. Я из трактора – к нему навстречу.

Он здоровается, расспрашивает меня о здоровье, о делах: «Гуль борми?» («Цветки есть?») Я ему отвечаю: «Уже и коробочки есть!» (В тот год из-за непогоды хлопок зацвел не везде, и все опасались, что урожая не будет.) А на моем поле у хлопка уже и коробочки крохотные завязались – с фундук величиной. Рашидов увидел, обрадовался.

Через несколько дней собрал в Той-Тепа всех руководителей областей, меня тоже пригласили, посадили в президиуме, Шараф Рашидович представил меня всем, привел в пример. «Вы мне утверждаете, что урожая не будет. А вот перед вами крымский татарин, бригадир-механизатор Энвер Алиев! Почему у него в поле у хлопка уже коробочки завязались?! Я лично ездил, видел. Сейчас после совещания все поедете к нему!»

 А мне говорит: «Все представители к тебе поедут, но смотри, на поле их не пускай, а то все вытопчут!»

 Мне доверили работу и  в составе Комиссии обкома партии, которая ежегодно выезжала с проверками состояния хлопковых сельхозугодий по области, потом результаты выносила на Бюро обкома.

Сейчас бы такое внимание к земледельцу. Больно смотреть, что делают с землей. Она же всегда благодарит за внимание к ней, а не за расточительство и бесхозяйственность».

«Да, наша крымская земля-матушка настолько плодородна, что, кажется, воткни в нее веточку, полей, ухаживай, и она даст урожай, – поддерживает Леонид Иванович. – Я очень люблю землю, люблю порядок на ней. Вы, уважаемый Энвер-ага, вон в каком порядке содержите свое хозяйство – все к месту, нигде лишней травинки, соринки…» – отметил он, обойдя компактное ухоженное хозяйство Алиевых.

Огородом и приусадебным участком Э.Алиева действительно можно восхищаться. Сын Абдулкадыр и невестка Селиме-ханум держат все в идеальном порядке. Гордятся отцом. И внучки с любовью и уважением относятся  к дедушке. Энвер Алиевич заслужил такое отношение. Его тепла и внимания хватает на всех: троих сыновей и дочь, на десять внуков и двенадцать правнуков. Вот какая семья у нашего Героя! Они в Крыму, рядом с главой семейства, вот только сын  Али, профессор Далласского университета, живет и работает в Америке.

Сейчас, в свои 88, улыбаясь, Э.А. Алиев вспоминает первые шаги в Крыму после возвращения: «В апреле 1990 года мы переехали на родину в Крым, остановились с сыном, дочерью и их семьями в селе Первомайском Симферопольского района. Прихожу к директору совхоза, под плащом пиджак с орденами и Звездой Героя. Он даже разговаривать со мной не хочет – крымский татарин!

Я плащ распахнул, он Звезду увидел, аж поперхнулся, растерялся, не знает что сказать. Вот так мы и обосновались здесь, в селе.

Потом я отнес в собес свои документы, удостоверение Героя Социалистического Труда. Назначают мне пенсию – минимальную (жена моя тоже с такой же минимальной пенсией). Ну и платят ее мне. Где-то в году  1992-м или 1993-м приглашают меня как Героя Социалистического Труда на торжественный прием в ВС АРК, разговорился я там с одним Героем Социалистического Труда, спрашиваю его, сколько пенсии он получает, он отвечает, что в разы больше моей минимальной!

Иду опять в собес, объясняю им ситуацию. Они удивились. Оказывается, мне надо было в собесе специально заявление написать, что я Герой Социалистического Труда. Как бы ни было, потом выплатили мне все, что полагалось», –улыбается Энвер-ага.

«Да, всегда были и есть бюрократы. Но Вы поднялись выше обид на власть. Вы заработали все почести своим трудом, – отметил Первый секретарь рескома КОМПАРТИИ КОММУНИСТЫ РОССИИ Л.И.Грач. – И я Вам обещаю, что мы восстановим истину, и на стелах в Сквере Героев Социалистического Труда будут увековечены еще три фамилии представителей крымскотатарского народа!»

Расставались  тепло и непринужденно, с искренними пожеланиями друг другу и с надеждой на скорую встречу.

 

Т. Ежова

Архив