Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

ПРОЖИТЬ ЖИЗНЬ ЧЕСТНО!

Поделится:
16:49 15 Января 2016 г. 1714

«Гвозди бы делать из этих людей:

Крепче бы не было в мире гвоздей».

  (Николай Тихонов, советский поэт)

 

mabDkpavkTg.jpg

История жизни и деятельности Леонида Ивановича Грача полна и насыщена не только взлетами, но и падениями, радостью созидания и горечью предательства и поражения. Но, как когда-то размышлял великий русский писатель Лев Николаевич Толстой: «чтобы жить честно, надо рваться, метаться, биться, ошибаться, начинать и бросать, и опять начинать, и опять бросать, и вечно бороться и лишаться... А спокойствие – душевная подлость…»

Разговор с Леонидом Грачом – это как рецепт от душевной подлости…

 

ПУТЕВКА В ЖИЗНЬ

 

– Леонид Иванович, рождаясь, все люди начинают одинаково. А вот потом пути-дорожки их расходятся…

 

Я на свою судьбу не жалуюсь, хотя она тяжелая и полна испытаний. И я счастлив, что моя жизнь сложилась именно так. Счастлив потому, что, пройдя через голодное послевоенное босоногое детство, я успел многое впитать от старшего поколения, от дедушки, который прошел дорогами войны через взятие Кенигсберга, от отца, который начал взрослую жизнь с рытья окопов под Москвой, потом была переправа через Днепр и освобождение своей деревни. Он узнал о победе лишь 15 мая, находясь в болотах реки Вислы, где они добивали власовцев. Детство и отрочество было наполнено тяжелым трудом по уходу за домашними животными, но мы, дети, успевали еще и поиграть. Как правило, некоторые моменты детства мы потом несем через всю жизнь. Один случай запомнился надолго и мне. Мы все тогда играли в «войнушку», я играл за «красных», а мой одноклассник и лучший друг Паша играл по установившейся традиции того времени за «немцев». Однажды он меня засек в лопухах и взял в «плен». Меня его предательство тогда потрясло, и я со слезами рассказал об этом своей бабушке. Она меня успокоила как могла, но сказала одну фразу, которую я помню до сих пор: «Внучек, в жизни больше всего опасайся своих». Как же она была права!

 

– Как считаете, что стало поворотным в судьбе столяра-краснодеревщика из Винницкой области?

 

– Несомненно, это призыв в Вооруженные Силы СССР в 1967 году. Моя служба проходила в зенитно-ракетных войсках в Городе-Герое Севастополе. Для молодого человека из провинции оказаться в морально-нравственной ауре этого славного города, исполненного духа патриотизма и особенным смыслом бытия, оказалось сильным потрясением в хорошем смысле слова. Служба, героический дух чистого и опрятного города, почитание человека в военной форме, большей частью морской, в совокупности на меня очень сильно подействовали, и через год я стал кандидатом в члены КПСС, возглавлял в части комсомольскую организацию, а увольнялся со службы полноправным коммунистом. Но все же главную роль в судьбе сыграл случай. Как-то командир части дал мне задание подобрать к новогоднему празднику кандидатуру для роли Деда Мороза в подшефном детском садике. Я про это поручение забыл, а когда подошел час «икс», подбирать уже было некогда, и я сам пошел к детям. Так  была решена моя судьба, поскольку на том утреннике познакомился со своей будущей супругой, Валентиной Михайловной, которая работала воспитателем, и после этого мы вместе уже 45 лет. А первое свидание состоялось у нас 1 января 1969 года на концерте Эдиты Пьехи в Доме офицеров флота.

 

3KBdirsUAJo.jpg

Л. Грач с супругой Валентиной Михайловной

 

– Как складывалась судьба коммуниста Грача после увольнения со срочной службы?

 

– Я поехал в Житомир, получил гражданские документы, а затем отправился к дяде в Днепропетровск жить и реализовывать свои дальнейшие планы. В то время первым секретарем Днепропетровского обкома ВЛКСМ был Андрей Николаевич Гиренко. С его личного согласия я и начал свою политическую, можно сказать, карьеру в одном из райкомов комсомола в качестве инструктора. Впоследствии судьба сводила нас не раз, впрочем, как и с Владимиром Васильевичем Щербицким, который был у А. Гиренко наставником и учителем. А после свадьбы в Днепропетровске мы с Валюшей уехали в Керчь к ее родителям. После торжеств у меня состоялся разговор с тестем Михаилом Михайловичем, инвалидом войны, родом с Алтая, преподавателем истории, проницательным и мудрым человеком. Расспросив о жизни в Днепропетровске, о стоимости продуктов на рынке и моей зарплате, он так же ненавязчиво намекнул, что надо бы нам осесть в Керчи. Пришлось обратиться снова к Андрею Николаевичу, который тогда уже был первым секретарем ЦК комсомола Украины. Именно он помог в моем переводе в Керченский горком комсомола, а уже через год меня избирают секретарем комитета комсомола большого производственного объединения «Керчьрыбпром». С этого момента, можно сказать, началась моя самостоятельная карьера. Самым курьезным моментом в этом периоде считают избрание меня председателем профсоюзного комитета этого предприятия, где работающих было около 16 тыс. человек. Тогда на конференции не прошел с первого раза предложенный кандидат и мероприятие растянулось на 2 дня – немыслимое по тем временам дело. На второй день первый секретарь горкома партии Сергей Александрович Чистов увидел меня, болтающего с моряками в зале, и вдруг выпалил: «А может Грача изберем?». Поставили на голосование и избрали! По сути, Сергей Александрович вручил мне путевку в большую и продолжительную политическую жизнь.

 

aVS_jFomiM0.jpg

 В Армии

 

О Щербицком…

 

Владимира Васильевича Щербицкого считаю своим главным политическим учителем, ориентиром, маяком. При нем Украина жила в золотом периоде своего расцвета.

 

Эта прекрасная супружеская чета, Владимир Васильевич и Рада Гавриловна, которая не так давно, на 92-м году жизни ушла от нас гордой, интеллигентной, несломленной, высоконравственной, несмотря на то, что нынешний режим предал ее социальному забвению. Я горжусь тем, что моей внучке была предоставлена возможность учиться в 57-й школе г. Киева, в которой свыше тридцати лет преподавала русский язык и литературу легенда педагогической нивы Киева, Украины и СССР. Для меня эта чета и в политике, и в жизни является главной вершиной, если хотите, святой вершиной, как для крымских татар у нас в Крыму является Чатыр-Даг. Помню, как однажды с четой Щербицких встречали в Крыму Горбачевых, сидели вместе за столом. Это несопоставимые пары, Щербицкие – высокая нравственность, настоящие личности, а Горбачевы  вели себя мещански-серо. Когда Владимир Васильевич приезжал в Керчь на торжества по случаю присвоения городу звания «Город-герой», произошел такой случай, который считаю примером высоконравственного поведения руководителя государственного уровня. Мы принимали делегацию на одном из наших кораблей, а Владимир Васильевич был, замечу, заядлым курильщиком, казалось, что пачки с «Беломор-каналом» лежали во всех карманах его пиджака. Поднявшись на корабль, он в очередной раз захотел закурить и спросил дежурного: «А курить здесь можно?». Мы все хором ответили: «да, конечно!»… А на палубе везде предупреждающие надписи: «no smoking». Оглянувшись, он сказал, что это будет очень некрасиво с его стороны, спустился вниз, на причал, и курили мы уже вместе с ним там. Я этот преподнесенный урок запомнил на всю жизнь и стараюсь следовать этим принципам.

 

– Понимали ли Вы тогда, что попали, как бы сейчас сказали, в карьерную струю? Ведь были-то еще совсем молоды?

 

– Понимал, но толком не осознавал последствия. Я тогда был занят проблемами своего предприятия и городом Керчью. Работы – целый ворох, много строили: жилье, детские сады, дом межрейсового отдыха моряков, стадион, клубы, цеха рыбообработки и добывали рыбу в океанах мира, да мало ли чего еще.

 

– Потом начался «симферопольский» период…

 

– Кстати, он тоже начался с собеседования с Владимиром Щербицким. Тогда меня рекомендовали в обком партии на должность заведующего отделом агитации и пропаганды, и я должен был пройти собеседование. После этого я был еще два раза в кабинете у Владимира Васильевича, когда проходил собеседование перед избранием секретарем Крымского обкома партии, а затем вторым секретарем. Я зашел к нему в кабинет, он встал из-за стола, пожал мне руку. Сказал, что помнит меня прекрасно еще по керченским встречам. Неожиданно заговорил о Симферополе, а точнее, о жизни этого города, о симферопольцах. Я сказал, что хорошо знаю трудовую Керчь, героический Севастополь, но симферопольцы показались мне мещанами. В.В. Щербицкий тогда в сердцах ответил, что о Киеве у него сложилось такое же впечатление. О чем это говорит? О том, что первые партийные руководители тогда были выходцами из крупных предприятий, промышленных областей, они были причастны к большим делам, к решению серьезных производственных, социальных и государственных задач и к спокойному течению жизни простого потребителя-обывателя, к его мировоззрению испытывали некоторую неприязнь. Это были 1983–1989 годы, уже начали подымать головы прислужники фашистам, и с этим надо было что-то делать. К слову, Владимир Васильевич понимал, в каком сложном в межнациональном смысле регионе мне придется работать и очень просил меня держаться золотой середины. То есть не перегибать и не дать себе «сесть на голову» одновременно.  

 

– Как думаете, это Вам удалось?

 

– Да. По моей инициативе 20 января 1991 года был восстановлен на Всекрымском референдуме, проведенном впервые в Советском Союзе, статус Автономной Республики Крым.После вероломного разрушения Советской страны, социалистической системы, блока Варшавского договора Крым и крымчане воочию почувствовали в своей судьбе бандитизм, воровство, предательство, стрельбу в барах, убийство людей – руководителей и простых граждан. В 1998 году я положил все на алтарь, чтобы урегулировать правовые отношения между Симферополем и Киевом путем принятия с огромными полномочиями Конституции Автономной Республики Крым. Затем защита Крыма, антинатовские действия, Евпаторийский десант, Донузлав, Феодосия. Народный референдум по невступлению Крыма в НАТО, собрано более 2,5 млн подписей крымчан и севастопольцев за постоянное базирование Черноморского флота в Севастополе, защита орденов на стеле «Артека». Все эти массовые действия заставили Кэтрин Чумаченко, она же – Ющенко, позорно убегать из «Артека» вместе с охраной по виноградникам в Краснокаменку. И многие другие акции на территории Крыма по воле судьбы я возглавлял, организовывал и участвовал в них.При этом хочу отметить, что Москве не было дела до Крыма, он никому не был нужен. Вышеназванные массовые акции, в том числе и рукопашная драка с НАТОвским спецназом в Донузлаве, а также физическая блокировка пытавшегося прорваться в Феодосию американского спецназа, – защитили Крым и спасли Украину от втягивания ее в НАТО и попытки разместить 6-й американский флот в Севастополе. Именно все вышеперечисленное дало надежду крымчанам и сохранило в их душах пророссийские настроения, что и обеспечило правовую базу проведения референдума по вхождению в состав России 16 марта 2014 года.Но в те годы надо было работать еще и на упреждение, разрешая сложные проблемы межнациональных отношений. Поэтому мы пошли по пути создания национально-культурных обществ, и первым было создано «Караимское общество». Январский референдум прошел с весьма высокими положительными результатами. После этого события я заработал второй инфаркт уже в самолете, когда летел в Минеральные воды. К слову, в больнице Пятигорска я пересекся с еще одним инфарктником по палате, Расулом Гамзатовым.

 

Первый звонок…

 

Во время волнений в Ферганской долине, где погибло очень много турок-месхетинцев,  мне пришлось в составе делегации участвовать в поездке в Узбекистан. В той поездке прозвучал и «первый звонок» – инфаркт. Тогда, проезжая по одному из поселков, мы наблюдали страшную картину. На голубых воротах домов жителей красовались наспех сделанные надписи «узбек», другие подворья были сожжены. Около одного из них мы остановились. Зайдя во двор, увидели картину полного уничтожения. Тут я заметил под кустом молодой картошки тетрадь с письмом девочки, написанным своему брату, который служил в армии под Донецком. Она писала, что у них все хорошо и что все ждут его домой. Письмо было дописано. Дальше мы увидели, что водопровод не закрыт и заливает огород. Подойдя к крану, один из нашей делегации увидел черенок, это были вилы, а на вилах была наколота та самая девочка… После мы поехали в райком партии, где нас встретила красивая статная женщина – первый секретарь. Она рассказала, что в райкомовской столовой было укрыто около 100 турок-месхетинцев, и когда озверелые националисты хотели зайти в столовую, она встала грудью и не пустила их. Случайность, что никто тогда не вскрикнул и не кашлянул. Тогда бы не было в живых и ее…

 

СМУТА…

 

– Расскажите о том периоде, который сделал русских людей, как заявил наш президент Владимир Путин на последней Генеральной сессии ООН, самым разделенным народом мира. То есть об августовском путче…

 

– Я бы назвал этот период «чистилищем», многие люди показали свое нутро с совершенно другой стороны, предательской, я бы сказал. Вспомнил пророческие слова бабушки. Мне казалось, что сегодня у меня пол-Крыма друзей, а завтра они дружно поддержали запрет КПСС, национализацию партийного имущества. Еще вчера они старались при первом удобном случае пожать мне руку, а сегодня стараются перейти на другую сторону улицы, чтобы не встретиться со мной лишний раз взглядами. Потом были несуразные обвинения в содействии попытке государственного переворота, даже допросы. Это, кстати, меня закалило, в некотором смысле. Правда, отметился этот период и третьим инфарктом.

 

 zBWozWRGwyE.jpg

Л. Грач, В. Путин, Л. Кучма

 

О Ельцине…

 

Бориса Николаевича Ельцина знал с 1980 года, когда он был еще первым секретарем Свердловского обкома и гордостью уральской столицы тогда была женская волейбольная команда «Уралочка». Тренер команды – Николай Карполь, родом из Алушты. Поэтому тренировочные сборы он любил проводить на алуштинской базе подготовки олимпийского резерва «Спартак». Там мы с ним и познакомились, поскольку я отвечал в обкоме за спорт. Дело в том, что для партийных руководителей местного и областного уровня встречать Ельцина было сущим наказанием. После таких встреч порой наши работники не выходили на работу 2-3 дня, поскольку Борис Николаевич имел бычье, что называется, здоровье и пил стаканами. Был очень амбициозным человеком, любил летать в военных самолетах, а то, что проехал один раз на троллейбусе по Москве, – так это для пиара. Когда его Горбачев сместил, причем за конкретные дела, он сильно запил и пошел ва-банк. Тут его и подобрала наша горе-«демократия», он и полез на танк.

 

o8WQKg8ua9A.jpg

Л. Грач и Б. Ельцин

 

Борис Ельцин любил инкерманское «Каберне». Сложив свои президентские полномочия, он прилетал в Крым на отдых, а Леонид Кучма старался избегать встреч с ним, и приходилось встречать его мне. Однажды провожал его из Бельбека, машина остановилась около самолета, он окинул взглядом свиту и неожиданно позвал меня в самолет. Когда увидел, что в салоне одни фрукты, раскричался и потребовал срочно привезти «Каберне». Помню, одной бутылкой дело не окончилось…

 

Через полгода опять звонок от Кучмы: встречай Ельцина. Я его не узнал, стройный, подтянутый, речь живая. Оказалось, что возили его к китайским шаманам. Подействовало.

 

Тогда он мне сказал, что хотел бы посмотреть знаменитую Форосскую церковь. Устроили посиделки в ресторане на Байдарских воротах, ели чебуреки. Черт меня дернул рассказать анекдот, хотя и с его согласия. А звучал он так: крымчане интересуются, кто был самым трезвым в Беловежской пуще? Говорят, что Кравчук, потому как Крым себе оттяпал. Ельцина тогда так перекосило, так передернуло, он разразился отборным матом в адрес Кравчука. Говорил о том, что он мог просто карандашом прочертить красную линию на карте от Харькова до Измаила, и все это было бы российским. На что я заметил: но ведь не сделали?! Потом неудобство как-то замяли… Но Кучма узнал об этом буквально через час, позвонил мне по поводу того, зачем я Ельцина подбивал, чтобы забрать Крым. Стукачи были везде. Если подытожить мои впечатления о Ельцине, то я не могу считать его личностью в истории. Личность думает о государстве и народе, а не о личных амбициях и возможности через власть реализовать свое самодурство. Наина Ельцина в этом смысле является большей личностью, поскольку хоть как-то сдерживала его буйный нрав.

 

О мосте…

 

Один из визитов в Москву отмечен небольшим курьезом. Когда мы с Евгением Максимовичем Примаковым, занимавшим пост премьер-министра, пообедали в его комнате отдыха и вышли после этого в его кабинет, то для меня стало неожиданностью, что к Примакову прибыл Леонид Кучма на официальный прием. Ситуация была в высшей степени щекотливой, ибо Кучма меня откровенно ненавидел за мою пророссийскую позицию. Одним словом, эта встреча в кабинете Е. Примакова поставила крест, можно сказать, на важнейшем проекте: строительстве моста через Керченский пролив, решение о котором было уже принято, и проект этот был задуман к реализации вместе с Юрием Лужковым. Было готово все: предпроектный проект, и подрядная организация, и юридическое, финансовое обеспечение, и политические решения, которые поддерживал В.В. Путин. И в период, когда разгорелся скандал, связанный со смертью Георгия Гонгадзе, Л. Кучма сдался, учитывая просьбу В. Путина, высказанную им по просьбе Ю. Лужкова во время посещения завода «Южмаш» в Днепропетровске. Но Леонид Данилович после этого не только забрал свои обещания, но и жестоко отомстил, отправив меня в депутаты Верховной Рады Украины, а преемники мои все это тихо спустили на тормозах и угробили такой проект, который через десятилетия, в наши дни, востребован как жизненно важный для Крыма.

 

GkecPDVupAk.jpg

Л. Грач и Е. Примаков

 

 

О Кучме…

 

Я не могу сказать однозначно, что Леонид Кучма был человеком плохим или еще что-то в этом роде. Скорее, человеком настроения, сильно подверженным влиянию своего окружения, в его советах часто просто не мог толком сориентироваться. Да и супругу его, Людмилу Николаевну, нельзя сбрасывать со счетов. На многие его решения она оказывала не последнее влияние. В администрации президента Украины знали, что для решения вопросов эффективнее было найти подходы именно к Людмиле Николаевне. Кстати, это своеобразный аналог супружеской пары Горбачевых, где все решения принимала Раиса Максимовна. С этой парой мне пришлось встречаться не менее семи раз. А между собой мы, мужчины, М. Горбачева и Л. Кучму называли подкаблучниками.

 

Хотя, по большому счету, Леонида Даниловича можно смело принимать в соавторство нынешней российской принадлежности Крыма.

 

– Среди упоминающихся Вами политиков есть фигура ныне в некотором смысле опального Юрия Лужкова. Какие впечатления на Вас производил бывший мэр Москвы?

 

– Если бы я мог, то обязательно поставил бы ему памятник как выдающемуся государственному деятелю России. Ведь это его стараниями был сохранен Черноморский флот России. Впрочем, нельзя не сказать о большом участии в этом вопросе и бывшего президента Татарстана Ментимера Шаймиева. На деньги этих регионов строилось жилье для моряков, осуществлялись поставки топлива для кораблей и еще много чего. А Ельцину флот, по большому счету, был не нужен.

 

M5LlThSCrjs.jpg

Л. Грач и Ю. Лужков

 

– Вы хорошо знаете собственные недостатки?

 

– В общем, да. Это доверие, широта души. Но мой статус публичного политика как раз и предполагал доверие людям, находящимся с тобой в одной команде, возложение на них некой ответственности, воспитание в них способности к самостоятельным твердым решениям. Но когда первое лицо сходит с арены, поведение твоих замов и прочих функционеров в некотором смысле предопределено и предсказуемо. А еще можно пожаловаться на память. Сделаешь кому-то добро, – и тут же забываешь.

 

– Леонид Иванович, рано или поздно человек задумывается о покое, и это по природе правильно. Но как определить этот момент в жизни точно?

 

– Если этот вопрос сфокусировать на моих личных ощущениях, то я, наверное, устал, и не только физически, но и морально. Но вот как раз моральный груз ответственности и не дает мне успокоиться. Если я оставлю свою политическую деятельность, то это будет расценено прежде всего крымчанами и моими соратниками как предательство и малодушие, как политическое хамелеонство. И здесь я хочу сказать, что одним из главных моих соратников в моей жизнедеятельности и политической карьере всегда выступала моя супруга. Она могла критиковать, в чем-то отговаривать, но если я делал что-то масштабное, то и поддерживала меня сильнее всего она. Поэтому есть понимание того, что моя песня еще не спета, фигурально выражаясь.

 

СПРАВКА

 

ГРАЧ Леонид Иванович. Первый секретарь Крымского Республиканского отделения КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ КОММУНИСТЫ РОССИИ (с 2014 г.).

 

 Родился 1 января 1948 года в селе Бродецкое  Комсомольского района Винницкой области.

 

ТРУДОВАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ: В 1966 году закончил Житомирское профессионально-техническое училище по профессии «Столяр-краснодеревщик». До призыва в Вооруженные Силы СССР работал в учебных мастерских Житомирского педагогического института, в 1967–1969 гг. – служба в Вооруженных силах СССР. С 1970 по 1973 год находился на комсомольской работе, а в 1974-1980 гг. возглавлял крупнейший в Крыму профсоюзный комитет объединения «Керчьрыбпром»; 1980-1991 гг. – инструктор, зам. заведующего, заведующий отделом пропаганды и агитации, секретарь второй и первый секретарь Крымского областного комитета Компартии Украины; 1992 г. – председатель партии «Союз коммунистов Крыма»; 1998-2002 гг. – Председатель Верховного Совета Крыма; 2002-2006 гг. – народный депутат Украины, входил в состав Комитета по борьбе с организованной преступностью и коррупцией; 2006 – 2007 – народный депутат Украины, Председатель Комитета ВРУ по вопросам прав человека, национальных меньшинств и межнациональных отношений; 2008-2012 гг. – народный депутат Украины, член Комитета ВРУ по вопросам правосудия; с 1984 г. непрерывно избирался депутатом Керченского городского Совета, Крымского облсовета, а затем Верховного Совета АРК.    

 

Автор свыше 1500 публикаций, монографий, книг, брошюр.

 

Доктор исторических наук, профессор, заслуженный юрист Украины, Почетный гражданин Города-Героя Керчи.

 

НАГРАДЫ.

 

Награжден Юбилейной медалью «За доблестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина», медалями Советского Союза, Почетной грамотой Президиума Верховного Совета УССР, Почетной грамотой Президиума Национальной Академии наук Украины, орденом Ярослава Мудрого. Всемирная Ассоциация юристов наградила Л.И. Грача орденом юстиции 1-й степени за значительный вклад в укрепление мира через верховенство права, за решение острой геополитической проблемы по урегулированию взаимоотношений Крымской Автономии с государством Украина правовым путем. По решению Президиума Верховного Совета Крыма за весомый личный вклад в подготовку и проведение общекрымского референдума 20 января 1991 года, за воссоздание Автономной Республики Крым награжден Знаком отличия Автономной Республики Крым «За верность долгу». Национальный комитет общественных наград Российской Федерации наградил его орденом Петра Великого 1-й степени за выдающиеся заслуги и большой вклад в укрепление дружбы, сотрудничества между народами России и Украины. Л. И. Грач также награжден орденом Украинской Православной Церкви Святого равноапостольного князя Владимира.

 

Указом Президента Российской Федерации В. В Путина за большой вклад в укрепление дружбы и сотрудничества между Российской Федерацией и Украиной Леонид Грач награжден орденом «Дружбы народов», медалью «За возвращение Крыма в Россию».

 

ЖЕНАТ. Имеет детей и внуков.

 

УВЛЕЧЕНИЯ. Пешеходные прогулки ранним утром в обществе любимых собак. ПРЕДПОЧТЕНИЯ. Шахматы, книги.

 

МЕЧТЫ. Объединить народы, которые жили бы в мире и в социально-экономическом благополучии.

 

НОВЫЙ ОТСЧЕТ

 

– Что показали февральские события 2014 года в плане расстановки основных политических сил в республике?

 

– В очередной раз пришлось убедиться, что жизнь – это сплошные кулуарные интрижки. Хочу сказать, что Крым – это моя жизнь и боль. И ведь не проведи в 1991 году референдум, не восстанови автономию, не прими Конституцию Крыма 1998 года, ни о каком правовом статусе вхождения сегодня республики в состав России не могло быть и речи.

 

– Вы принимали участие в написании Конституции АРК в составе Украины. Она писалась на перспективу?

 

– Тогда я уединился в военном санатории в Феодосии на 10 дней, обобщая, дорабатывая, внося коррективы практически во все статьи проекта Конституции, наработанные рабочей группой. Следует отметить, что на тот момент я воспользовался поддержкой меня Леонидом Даниловичем Кучмой, он мне поверил и дал согласие на принятие Конституции. Замечу, что все годы постсоветского Крыма сколько ни старались предыдущие руководители Парламента Крыма, а Конституцию так и не смогли принять, тем более, что ее нужно было утвердить решением Парламента Украины. Так что если отмотать пленку назад, то Леонид Кучма сделал для Крыма очень много. Текст Конституции затем пытались неоднократно переписать в Верховной Раде, он прошел три конституционных суда, но я смог запрятать в ее текст такие полномочия, которые не снились даже испанской Каталонии, сегодня борющейся за свою государственность в Испании. К слову, этим документом мы старались привязать не только Крым, но и всю Украину к России. Леонид Данилович внимательно прислушался к моим доводам и подписал соответствующий закон «О Конституции Автономной Республики Крым». После принятия Конституции Крыма он наградил меня орденом «Ярослава Мудрого». Как говорится, если в чем и грешен, так это в том, что использовал «в служебных целях хорошие личные отношения с начальством». Пусть это будет самым большим моим грехом в жизни! Хотя какой это грех, если теперь сотни тысяч людей, а может, и миллионы, если учесть отнюдь не равнодушное отношение к судьбе Крыма и крымчан миллионов россиян, благодарны за то, что случилось в 2014 году на полуострове. 

 

– Вы всю свою жизнь были проводником коммунистической идеологии, в том числе и атеистической. Как согласуются Ваши убеждения с реалиями текущего момента?

 

– Как это ни странно, вполне согласуются, ибо у меня толерантный принцип к политическим взглядам, вероисповеданию других людей. У меня нормальные человеческие отношения со священнослужителями, была аудиенция с Алексием II, хорошие отношения у меня и с Его Святейшеством патриархом Кириллом, с Владыкой Лазарем, беседовали мы и с главным муфтием России Равилем Гайнутдиновым. Судьба подарила мне испытание на духовность, толерантность, понимание, что ты живешь в Крыму, имеющем особый межнациональный и межконфессиональный состав. Я поступил принципиально, прислушался к словам и аргументам Владыки Лазаря и решил многолетнюю проблему восстановления православной жемчужины нашего полуострова – Храма Александра Невского. 9 января 2000 года для меня особый день, ибо в том числе и моя подпись под воззванием к будущим поколениям заложена в капсулу, находящуюся в основе фундамента, с чего и началось возрождение Храма. Добрые человеческие отношения моей семьи установились с Игуменией Параскевой, настоятельницей Свято-Троицко-Параскевиевского Топловского женского монастыря. Пришло понимание важности уважительных отношений с людьми разных убеждений. Но я никогда не отступал от своего главного убеждения в том, что основу жизни общества должно составлять социальное партнерство, а не галопирующее социальное расслоение. Никогда не будет в обществе спокойствия и установки на развитие и единство, если небольшая группа людей будет обогащаться за счет огромной массы, которая стоит перед социальным тупиком. Я не могу согласиться с системой, которая превратила большую часть некогда активных людей в бомжей и пьяниц, когда у подрастающего поколения одним из главных критериев обустроенности своей жизни является желание жить за границей. Когда основой реализации жизненных планов в обществе является личный эгоизм, причем в воинствующей форме.

 

nIbo7kh2MUg.jpg

Л. Грач и Алексий II

 

qIl4h9n_I3w.jpg

Л. Грач и Патриарх Кирилл

 

– Наверное, Ваш внутренний мир был заложен еще в детстве?

 

– Да, понимание того, «что такое хорошо, а что такое плохо», сложилось у меня еще в детстве. И, хочу особо подчеркнуть, что мои взгляды разделяет подавляющее количество людей, и я в этом не раз убеждался. Но разделять мало, необходимо еще занимать активную гражданскую позицию.

 

– О Вас говорят разное… Привыкли?

 

– В первую очередь, они имеют на это право. Да, когда мои поступки были неправильно оценены или еще что-то в этом роде, то начинаешь испытывать горечь. Никто не интересуется, что у меня за плечами высшее юридическое образование, с отличием оконченная высшая партийная школа при ЦК КПУ и что одна из последних докторских диссертаций в СССР  была защищена мною. То есть весь багаж знаний, опыта не берется ни в какое внимание. Ведь когда ты долго работаешь на лидирующих должностях, постоянно варишься в этом огромном человеческом котле из разных мнений и позиций, характеров и судеб, то впитываешь все это варево как губка. И все это происходило не один десяток лет. Поэтому я могу сказать совершенно ответственно: жизнь без Крыма и крымчан, без возможности сделать для них еще что-то полезное я себе не представляю.И никакой заслуженный покой меня не успокоит. Ну а то, что говорят…? Да пусть говорят… Если ты личность, то о тебе всегда будут говорить. Хочу заметить, что хожу без охраны, а значит, никого не боюсь. А если бы у супруги моей и был повод для ревности, то я бы с удовольствием ей указал на объект – это КРЫМ! 

 

– На какое место Вы бы поставили образованность человека в плане его способности быть общественным и политическим лидером?

 

– Образование – это больше подспорье. Несколько выше я бы поставил личностные качества человека. Но на первое место поставлю все же жизненный опыт, который, как написал А.С. Пушкин, «сын ошибок трудных…».Великая партийная жизнь и политическая деятельность дала мне намного больше в плане понимания как поставленных передо мною задач, так и методов их решения. Надо заметить, что, говоря о партийной школе, я имел в виду тех людей, с которыми меня сводила судьба. О них я уже рассказывал. Ну а коль мы заговорили о качествах руководителя, то на одно из первых мест я бы поставил умение твердо сказать «нет»! Ведь часто в стремлении сказать «да» скрыт соблазн заработать дополнительный дешевый авторитет, не более. Таким образом, компрометируется не только отдельный человек, но и вся система власти.

 

– Вы сентиментальный человек?

 

– Как и все люди, наверное. Когда умирал мой лучший друг, Народный артист СССР Юрий Богатиков, он попросил забрать и пристроить его любимую собаку, чтобы она не видела всех его страданий. Меня это потрясло.

 

– Давайте попробуем оценить Ваш потенциал и опыт политика и аппаратчика в хорошем смысле слова в условиях новых реалий?

 

– Пусть оценивают это другие, а себе цену я знаю. Есть усталость, не скрою, но есть и желание работать и приносить пользу. Невостребованность несколько угнетает, и вот по какой причине. Было бы глупо, если все, что наработал, унести, образно говоря, с собой на дачные капустные грядки. У меня было много возможностей позвонить своим бывшим высоким товарищам, чтобы как-то решить свою дальнейшую судьбу. Государственников, по большому счету, бывших не бывает.Есть главное качество, которое  успел приобрести за годы политической карьеры – я не коррумпирован и не испачкан, я не служил той или иной политической или финансовой группировке, я всегда служил своим твердым убеждениям и Крыму. Я четко вижу, что сегодня многим деятелям Крыма не хватает знания, опыта, интуиции и ответственности в своих действиях. Да и президент России тоже не может быть вездесущим, и полностью охватить местную специфику невозможно, пусть даже у него и есть для этого большой аппарат советников и подчиненных.

 

– У лидеров, которые оставили заметный след в истории, есть одно качество, с которым часто ничего нельзя поделать: они не оставляют преемников…

 

– Такая проблема есть, и у меня к ней сложилось определенное отношение. Не стоит, безусловно, заслонять собой яркую и способную смену, которая достойна тебя заменить. Но у молодости есть опасная способность наломать, образно говоря, дров. Как всегда, и в этом вопросе в том числе, истина где-то посередине. Сейчас в нашей партии КОММУНИСТЫ РОССИИ есть много работоспособных и активных ее членов, которые представляют как старую гвардию, так и молодое поколение. Вот в таком сплаве, на мой взгляд, и возможен успех. Создание «партий начальников», как было в Партии регионов, приводит к тому, что при первой опасности она просто разваливается, что, собственно, и случилось с ПР. Поэтому сегодня я представляю в партии опору, а молодежь – мою надежду. Но хочу заметить, что старая гвардия представляет интеллигентную и образованную прослойку общества. Они могут по памяти декламировать Блока и Маяковского, Есенина, Вознесенского, Гамзатова и других. Так что молодой смене есть чему и у кого поучиться.

 

– Вы довольно откровенно заявляли и не раз о том, что гармоничное развитие нашего общества невозможно без объединения тех земель, которые стали обособлены после разрушения СССР. Расскажите подробней о своем видении процесса.

 

– Я и сегодня остаюсь при своем мнении о том, что разрушение СССР – это не какие-то там измышлизмы насчет исторических процессов и прочее, а обыкновенное преступление. Ведь самое страшное то, что во вновь образованных государствах, за исключением России и Беларуси, к власти пришла националистическая переродившаяся партноменклатура, которая срослась с новоявленной буржуазией, а затем и сама стала на вершине этого олигархического клана. Вместо того, чтобы быстро и с позиции здравого смысла объединиться вокруг России и пойти по пути цивилизованного развития, эти мимикрирующие не по дням, а по часам так называемые лидеры пошли по пути конфронтации с ней. Да и у себя в республиках заниматься проблемами народа никто особо не желал. Надо было успеть все разграбить, чтобы это не успел сделать кто-то пошустрее тебя. Украина – это эталон начала и бесславного конца такого подхода новоявленных политических паразитов.Но, к сожалению, как гласит один из законов Мерфи, «по разумным причинам ничего не делается»…

 

– Как думаете, надолго ли вбит клин  между братскими народами Украины и России?

 

– Думаю, что да. Создалось впечатление, что украинское общество сошло с ума. Придет ли отрезвление? Это неизбежно, но произойдет это нескоро, к сожалению. В этот тяжелый момент для нашей истории мужественно и достойно повела себя Россия. Несмотря ни на какие последствия, она приняла в объятия свои исторические территории, она не дала раздавить свободолюбивый Донбасс, она твердо встала на защиту Сирии, тем самым упреждая приход террористической чумы ИГИЛ к своим границам. Это рано или поздно приведет к пониманию того, что давать раздирать славянский мир в угоду кучке политических уродцев просто смерти подобно. Необходимо понять, что далеко не все украинцы так думают, как вещают головы этих временщиков. Думаю, суд истории, а лучше бы Гаагский, все расставит на свои места.

 

– Что Вас больше всего раздражает в людях?

 

– Природа или Всевышний, не знаю, наделил человека многими пороками. Но поскольку я человек публичный и общественный, то и отвечу в том же духе: позиция «моя хата с краю». Вообще не люблю людей, которые смысл жизни видят только в удовлетворении личных потребностей, абсолютно пренебрегая  общественным мнением. Они не понимают, что пилят сук, на котором сидят, или, как любил говорить мой друг Юрий Богатиков: «не знают, что в гробу карманов нет!». Так что все с собой не заберешь.

 

– В Вашей биографии было много ситуаций, после которых человек может сломаться. Вас преследовали, заводили уголовные дела, откровенно запугивали, и не только Вас, но и членов Вашей семьи. Как выстояли?

 

– Думаю, что если бы сломался, то противно было бы находиться наедине с самим собой. А потом я не один такой, и если мне в жизни повезло, так это с людьми, которые остались и остаются со мной до конца! А я останусь до последнего вздоха с обманутым народом!

 

MAJ4EnHhcpM.jpg

Л. Грач и В. Черномырдин

 

9RSOXGneyeI.jpg

Л. Грач и А. Лукашенко

Беседовала С. Залевская

Архив