Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

22 июня 2016 года – 75-я годовщина начала Великой Отечественной войны советского народа против фашистской Германии

Поделится:
10:56 17 Марта 2016 г. 2765

ШЕЛ ПЕРВЫЙ ДЕНЬ ВОЙНЫ

Редакция газеты «Искра правды» открывает новую рубрику на страницах нашего издания – «Шел первый день войны».

 

Мы обращаемся к читателям: пишите нам о своих родных, близких, знакомых, героях самой жестокой Великой Отечественной войны. А мы расскажем о них крымчанам.

046(1).jpg

Война уже с рассвета длится.

Войне уже девятый час.

Уж враг за новою границей.

Уж сотни первых вдов у нас.

Войне идет девятый час.

И в вечность канул день вчерашний.

Ты говоришь: - Ну как? Не страшно?

- Нет... Ты идешь в военкомат? -

Еще ты муж, но больше - брат...

Ступай, родной... И ты - солдат,

ты соотечественник мне,

и в этом - все.

Мы на войне.

О. Берггольц,

1941

Война – уравнение со множеством неизвестных, где взвод нередко сильнее батальона, а дивизия – слабее полка. Но есть в этом уравнении одна константа. Люди первого часа войны.

Война никогда не бывает для них внезапной. Долг солдата для них превыше всего. И они всегда живут по правилу: делай, что должно, и будь что будет.

А еще люди первого часа войны не испытывают страха перед начальством. Как Маршал Советского Союза Константин Константинович Рокоссовский, который перед войной подвергся репрессиям, два года провел в заключении. И встретил 1941-й год в звании генерал-майора и должности командира 9-го механизированного корпуса, находившегося в стадии формирования.

«Около четырех часов утра 22 июня дежурный офицер принес мне телефонограмму из штаба 5-й армии: вскрыть особый секретный оперативный пакет. Сделать это мы имели право только по распоряжению Председателя Совнаркома СССР или Народного комиссара обороны. А в телефонограмме стояла подпись заместителя начальника оперативного отдела штарма (штаба армии). Приказав дежурному уточнить достоверность депеши в округе, в армии, в наркомате, я вызвал начальника штаба, моего заместителя по политчасти и начальника особого отдела, чтобы посоветоваться, как поступить в данном случае. Вскоре дежурный доложил, что связь нарушена. Не отвечают ни Москва, ни Киев, ни Луцк. Пришлось взять на себя ответственность и вскрыть пакет.

...То, что произошло 22 июня, не предусматривалось никакими планами, поэтому войска были захвачены врасплох в полном смысле этого слова. Потеря связи штаба округа с войсками усугубила тяжелое положение.

Совершенно иначе протекали бы события, если бы командование округа оказалось на высоте положения и предпринимало своевременно соответствующие меры в пределах своих полномочий, проявляя к этому еще и собственную инициативу, а также смелость взять на себя ответственность за проведение мероприятий, диктуемых создавшейся у границы обстановкой. А этого сделано не было. Все ожидали указаний свыше».

(Рокоссовский О. Солдатский долг. М.: Воениздат. 1988.)

Чтобы одержать победу над людьми первого часа войны, их мало убить, как некогда говаривал прусский король Фридрих II, их надо еще и повалить. Когда армия обороняется, эти люди, неизменно хранящие поpox сухим, ежесекундно готовы дать отпор неприятелю. Когда армия наступает, люди первого часа вводят неприятеля в ступор неординарностью своих действий на поле боя. Как правило, они обладают ярко выраженным чувством собственного достоинства, и потому их и не любит начальство.

Но неприятель не любит их еще больше.

Люди первого часа войны не всегда получают достойную награду за свои незаурядные подвиги. 20 августа 1941 года на подступах к Ленинграду командир 3-й танковой роты 1-го танкового полка 1-й Краснознаменной танковой дивизии старший лейтенант Зиновий Григорьевич Колобанов, действуя из засады, на своем танке КВ уничтожил колонну из 22 немецких танков. А всего ротой Колобанова, состоявшей из пяти тяжелых танков КВ-1, совместно с курсантами пограничного училища и ополченцами Ленинграда в этот день в том же районе было подбито 43 немецких танка.

Из наградного листа: «Противник, видя большие потери своих танков, открыл ураганный артиллерийский и минометный огонь по месту стоянки танка тов. Колобанова. Но было уже поздно – танк занял новую позицию и вел огонь по уничтожению огневых точек противника. К этому времени в танке оставалось 12 снарядов, нужно было выходить на дозаправку».

Командир роты в сентябре 1941-го был представлен к присвоению звания Героя Советского Союза, но командование Ленинградским фронтом решило иначе и снизило награду на две ступени. Лишь в начале 1942 года танкист-ас был награжден орденом Красного Знамени.

 

Залпы Победы — это прощальный салют не только по всем погибшим. Это прощание и с людьми первого часа войны. В мирной жизни они часто уходят в тень.

Архив