Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

Не навреди

Поделится:
10:40 17 Марта 2016 г. 1357

На фоне победных реляций Министра здравоохранения РК поднятые многие вопросы – кричащие. Я, обыкновенный пациент больниц и поликлиник, вращаясь среди таких же пациентов, решила написать свое мнение о современной системе здравоохранения Крыма. Мы благодарны РФ за бесплатную медицину, так необходимую для основного слоя населения. Но поставлен вопрос: все ли учли в работе страховой медицины, чтобы получить положительный результат от внедренного гибрида бесплатно­платной медицины? В своих требованиях она висит дамокловым мечом над медицинскими работниками. Своим беспардонным контролем она превращает медиков из специалистов, помогающим людям, в статистов. В результате они теряют профессионализм, чувство сострадания, в их работе исчезает принцип «не навреди».

Не буду говорить о советской медицине, теперь ее можно увидеть только во сне. Прожили платную медицину, тяжелую для простого народа, но не такую тяжелую, выматывающую, как сейчас. Тогда работали кадры, подготовленные в советский период, отдающие все знания и энергию своим пациентам. Сейчас другое время. Медицина стала бизнесом. А в бизнесе нет слова «милосердие». Мне хотелось предложить Министру здравоохранения РК (пусть заранее простит меня, если это предложение будет для него оскорбительным) поработать в системе здравоохранения Крыма в качестве врача и медбрата по недельке в больнице, в поликлинике. Он наверняка узнал бы, почем фунт лиха, перелопатив гору разных бумаг, отвечая на поставленные на них вопросы, заполнив их, не успев рассмотреть лицо больного, – прием закончен. Уходит больной несолоно хлебавши, шепча что-­то трясущимися губами. В руках бумажка с назначениями: как и что принимать – врач не объяснил. Время приема истекло. Перед врачом лежит история болезни следующего. Больной недоволен врачом, хотя он раньше стремился попасть к нему на прием, и даже за 5 дней взял талон, отстояв огромную очередь. А как же клятва Гиппократа?

Еще более незавидное состояние медработников в больнице, в госпитале. Сюда приходят на практику будущие медики, студенты. И что видят? Видят немощного больного, у которого нечаянно выпала 50­копеечная таблетка. Другую не дадут. Ведь на упавшую нужно составить акт со всеми характеристиками больного. А она гипотезивная, больной нервничает, случаются приступы.

Измотанные ночным дежурством врач, медсестра после смены садятся писать акты на каждый предмет оказания помощи, даже на тампончик, пропитанный спиртом.

Наблюдая за лечебным процессом, я пришла к выводу: на больного отпускается некая сумма денег, определенная списком лекарств, положенных для бесплатного лечения. И врач от него не должен отходить – иначе штраф. А он немалый. Особенно тяжело больным, подверженным аллергическим проявлениям организма. Для их лечения в списках нет бесплатного лекарства. Больной и рад бы приобрести за свой счет – здоровье дороже денег. «Не положено». Иначе штраф. Исчезает милосердие и доверительная связь между больным и врачом. А ведь доброе слово лечит. Страдают больные, страдают врачи, теряя квалификацию, а где же наберут опыт врачи молодые?!

Я не могу не вспомнить о госпитале для ветеранов, участников войны и труда. Из лечебно-­диагностического он превращается постепенно в геронтологическое учреждение только с двумя неделями лечения. Это для людей, спасших и сейчас спасающих Родину, с диагнозами «букет моей бабушки»?! Нарушение срока – дисциплинарные и штрафные санкции. А ведь в нем работают высококвалифицированные кадры. Они всеми силами, душой и сердцем стараются помочь своим больным. Даже за счет своего личного времени. Им надо бы доплачивать за работу с таким контингентом больных.

Скорая помощь. Она и называется скорой, потому что оперативно оказывает помощь – спасает больного. Куда там. Теперь, приезжая на вызов, они должны в первую очередь оформить его, потребовав три документа. А если больной в бессознательном состоянии? Еще хуже – одинокий старый человек, который не помнит, где эти документы. Приезжающие медики, особенно молодые, имеющие мобильные телефоны с фотоаппаратом, при наличии документов фотографируют их, а на станции уже заполняют. Еще внедрилась практика ехать на вызов без санитаров. И только искусство принимающего врача спасает больного, которого привезли с задержкой, ищи, кто поможет спустить больного с 5­-го этажа, лифтов в этих домах нет.

Общество подспудно возмущается, пишет письма, жалобы, на которые не получает ответа или получает казенный, без обещаний что-­то изменить, но не выносит возмущение на площади и улицы. Оно пользуется термином: «Не навреди».

До сих пор крымчане живут радостью, что вернулись на Родину. Благодарность президенту В.В. Путину, Российскому народу, народу Крыма. Этим они затушевывают просчеты и ошибки в работе руководителей Крыма. Никто не требует перестановки кадров. Это не поможет. А надо вспомнить Госсовету, что он – законодательный орган Республики. Тщательно изучив внедренную систему страховой медицины, найти рациональное зерно в исправлении закона о страховой медицине, довлеющего над системой здравоохранения. Республика Крым – это особый регион, он требует аккуратного отношения во внедрении всероссийских законов.

Я живу в селе трехсотлетней давности. В 1944 году приехала переселенкой. У нас работал ФАП с дневным стационаром. В 1960 году построили переселенческий поселок: рядом были Нижне Брянское и Верхне Брянское. С возвращением депортированных построили еще дома и назвали Брянское. В семидесятых перенесли ФАП в Верхне Брянское. И теперь наше село – без домашнего патронажа. Выписали из больницы, езжай домой для продолжения лечения. А здесь некому даже укол сделать. Несколько лет просим хоть патронажную сестру, обещают, но воз и ныне там. А она положена по закону о Фельдшерско-­акушерских пунктах! О проблеме писали и в «Крымские известия», а воз и ныне там: «у вас есть ФАП, но до него больному не дойти». Сам Министр здравоохранения, выступая по телевидению, говорил, что кроме фельдшера должны быть две патронажные сестры.

Дождемся ли?

 

А. Защук, с. Брянское, Бахчисарайский район, инвалид II группы, ветеран труда, кавалер ордена «За верность долгу»

Архив