Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

ЛЕОНИД ГРАЧ: КРЫМСКАЯ ДУША, ЭТО ДУША — РУССКАЯ

Поделится:
11:11 21 Марта 2016 г. 1289

LdLFWUPdKGs.jpg

18 марта исполнилось два года «Крымской весне». О событиях тех дней в интервью «Пермской трибуне» рассказал человек, принимавший непосредственное участие в них, — бывший председатель Верховного Совета Крыма Леонид Грач.

Леонид Иванович, с праздником вас. Что изменилось за эти два года для граждан Крыма?  Один из руководителей полуострова сказал, что в людях появилась уверенность в завтрашнем дне и стабильность. Вы согласны с этим?

1443646802_persona_leonid_grach_grach— Благодарю за поздравление, действительно, у нас появилась и теплится ещё надежда на лучшую жизнь. Ведь всё, что связано с крымской душой, а эта душа — русская, в Крыму восстановлено. Если говорить о том, что ещё ждали жители полуострова в 2014-м и что получили за два года, то это, конечно, вопрос другой, непраздничный. Ведь этот день связан с огромными геополитическими рисками, на которые пошёл Крым в силу того, что его оттолкнула Украина — игнорируя конституционные полномочия республики и намереваясь превратить полуостров в военную базу США. Крымчане выстояли перед всем этим, «выстрелив» своим голосом на референдуме за Россию. Всё это было бы невозможно сделать без блестящей спецоперации под руководством Владимира Путина.

Откровенно говоря — боялись? Ведь даже после захвата парламента Крыма «вежливыми людьми» могла быть угроза со стороны украинских властей?

— И да, и нет. Понимаете, Крым уже настолько достали из Киева своими неофашистскими выходками, а после 23 февраля 2014 года (прихода к власти сил «Евромайдана», неподдержанных в Крыму. — прим. ред.) жителям полуострова уже было всё равно, что бы им ни грозило. 26 февраля, когда в Симферополе появились «вежливые люди», у меня дома был создан своеобразный штаб — туда вошли Олег Белавенцев (российский вице-адмирал в отставке, по данным СМИ, руководитель операции по присоединению Крыма. — прим. ред.), бывший заместитель командующего Черноморским флотом Юрий Халиуллин и вице-адмирал заместитель Главнокомандующего ВМФ РФ Александр Федотенков. Все эти дни — с 23 по 27 февраля рядом с домом, помимо охраны с российской стороны, стояли фактически нос к носу люди из МВД и СБУ Украины. И ощущение тучи перед грозой было вплоть до официального соединения Крыма с Россией. Только 18 марта мы все вздохнули, потому что понимали, что наш мир и покой теперь будут охранять, а сделать это могла только российская армия.

В документальных передачах и фильмах говорилось о том, что вам предлагали в дни «Крымской весны» возглавить республику, но вы отказались. Почему?

— В тот день, когда у меня дома был создан своеобразный штаб, Олег Белавенцев, что называется, «от имени и по поручению» внёс мне предложение стать премьер-министром Крыма. Меня после этого предложения соединили с Сергеем Шойгу, с которым я был знаком с тех времен, когда он был инструктором оборонного отдела ЦК КПСС. Я сказал министру обороны России: «Я ради Крыма на всё согласен — вопросов никаких нет, но ведь за меня должна проголосовать вся несимпатичная мне команда Партии регионов». Шойгу говорит: «Это не проблема». Но к утру 27 февраля все изменилось, Янукович был в бегах и не мог подписать бумагу на меня. Несмотря на то, что я выполнил просьбу О. Белавенцева и представителей ФСБ России на митинге заявить публично о том, что я готов возглавить Совет министров Крыма. Весь день 27 февраля все трое вышеназванные представители Москвы сидели в моем офисе и по итогам дня, уже когда был назначен С. Аксенов премьер-министром, никто из троих даже словом не обмолвился о том, что ситуация изменилась. Ведь дело не во мне, я уже прошел и медные трубы, и Крым и Нарым. Мне главное, чтобы тогда ничто не могло затормозить процесс движения Крыма к России. А все остальное – на совести и морали тех троих, которые «баламутили» меня начиная с 23 февраля, ведь они не один раз были у меня дома. Поэтому это неправда, когда говорят, что я отказался возглавить Крым. Если бы это предложение прозвучало сейчас, то я бы также не отказался, потому что Партия регионов (читай – Единая Россия) навела в республике бардак.

Если вернуться к итогам двухлетия, то какие бы вы отметили значимые события в неполитической жизни полуострова?

— В первые год-полтора Россия, что называется, не жалела денег на Крым. Но коррупция никуда не исчезла, и поэтому большого количества дорог никто не сделал — подровняли лишь трассу Симферополь — Керчь, но не более. Энергомост строят, но его нужно было сразу предусматривать, а не только сейчас решать эту проблему. Было понятно, что недруги России с украинской стороны могут сыграть на двух болевых точках — энергоснабжении и водоснабжении. Проблема с первым в Крыму все ещё актуальна, а что касается воды, особенно для хозяйственных нужд, то полностью её не решить, если не возобновить подачу по Северо-Крымскому каналу воды из Днепра.

Мы с вами живём в век какого-то перевёрнутого разума — Украина, вместо того чтобы зарабатывать на излишках днепровской воды, подаренной природой, отключила от неё Крым, а саму воду сбрасывает в Чёрное море, что грозит в будущем экологической катастрофой. Вопросов много, и из-за отношений с Киевом Крым во многом стал заложником этих проблем.

Уверен, что в этот сезон отдыхать в Крым приедет как никогда больше туристов, ведь под запретом поездки россиян в популярные Египет и Турцию. Но сервис, как мы знаем, на полуострове не очень высокий. Какой, на ваш взгляд, должна быть оптимальная туристическая модель Крыма?

— Нужно понять, что Крым — это прежде всего курортология. Зачем в Ялту ездил Чехов? Зачем Горький жил на даче Тессели? Почему люди со спинномозговыми травмами лечатся у нас? Ответ очевиден. Кроме того, самое лучшее лечение для детей с ДЦП есть только в Евпатории.

Думаю, что, как и в советское время, все санатории и пансионаты должны заниматься лечением людей и работать круглогодично. Также необходимо обязать, чтобы организации покупали путёвки для своих служащих на отдых в Крыму. Вспомните — раньше путёвка в санаторий или пансионат для советского человека обходилась в 30 процентов от её цены, а остальное платил соцстрах, и я считаю, что эту систему нужно вернуть.

Разумеется, надо заняться и дорогами, но пока не исчезнут проблемы с водой и электричеством, хорошую курортологию в Крыму не сделаешь.

А чем ещё может выстрелить республика в экономике?

— Крым достоин быть огородом России, как это было раньше! А сейчас что? Мы завозим и яблоки, и картошку. Чтобы стать огородом, опять же — нужна вода. Но главное — везде нужны умные и масштабные руководители. Если эти условия будут, через лет пять Крым будет, как цветок, благоухать.

Может, полуострову необходимо на несколько лет освобождение от налогов?

— Вне всякого сомнения. В Конституции Крыма, написанной мной в 1998 году, все налоги, собираемые в Крыму, должны были оставаться на полуострове. В ближайшие пять-десять лет такие права для республики необходимы. Но нужно не просто дать, а ещё и проконтролировать за счёт хороших кадров, как эти налоги будут расходоваться!

Как себя чувствует крымский бизнес?

— К сожалению, весь крымский бизнес был построен под донецких людей Януковича, которых интересовала только земля. Сейчас приходят предприниматели из разных регионов России, и их интересуют конкретные заводы и предприятия, но в Крыму пока не хватает мощностей для их развития.

Видно, что работы в Крыму невпроворот, а 18 марта было пусть и важным, но только началом к этой большой работе.

— Работы в Крыму много, и нужно сделать Крым таким, чтобы он отличался от украинского. Трудиться нужно всем! И я считаю, что этой беседой мы с вами тоже потрудились.

Беседовал Сергей Кочнев,

«Пермская трибуна»,

21.03.16.

Архив