Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

Безумству храбрых поем мы песню!

Поделится:
13:12 14 Апреля 2016 г. 1171

В этом году исполняется 72-я годовщина освобождения Крыма и города Симферополя от немецко-фашистских захватчиков! Как не вспомнить тех, кто ковал победу? Как не помянуть всех мертвых и живых героев, благодарным словом и не поклониться им до самой земли?!

С фашистами воевали и бойцы Красной Армии, и партизаны, и подпольщики в городах и селах. Встал весь народ!

В Симферополе живет одна женщина, моя соседка, приятельница, ровесница! Все годы она помогала мне в партийной работе. Когда я спросила, зачем она это делает, она ответила: «мой отец, коммунист, погиб на фронте, а мать партизанила в Крыму». Вот что она поведала.

Приехали в Крым из Казахстана в 1941 году, 20 июня, на отдых в Ялте. А 22 июня началась война. Отец в этот же день пошел в военкомат с заявлением: «Прошу отправить меня добровольцем на фронт для защиты Родины». Его фамилия – Дивани Леонид, казах по национальности. Его послали комиссаром в Чонгар, затем был Сиваш, потом – Сталинград! Из Сталинграда до Одера, где он и погиб на переправе. Писем от него семья не получала, не знали, жив ли он. Мать, Екатерина Назаровна Ларкина последовала за мужем, ушла в партизаны, оставив своих 4-х маленьких детей с сестрой. Она была молодая, крепкая, красивая женщина. Командование Северного соединения направило ее работать в Симферополь, (чтобы она могла видеть своих детей) в немецкий военный госпиталь. И конечно, как разведчицу, – в тыл врага. Госпиталь находился в здании школы №14. Екатерина Назаровна устроилась работать туда в качестве медсестры.

Она слушала, о чем говорят фашистские офицеры (немного понимала их язык). Немцы на остерегались, говорили обо всем, они думали, что «русиш швайн» ничего не поймут. Собрав нужные сведения и «прихватив» у немцев лекарства и перевязочный материал, шла в лес пешком, обходя большие расстояния, избегая немецкие посты. По дороге собирала  лекарственные травы для лечения партизан. Шла окружным путем в зуйские леса, Тырке, к речке Бурульче. Там базировалось партизанское Северное соединение (командир – А.В. Мокроусов, комиссар – Н.Д. Луговой).

У партизан было много больных, раненых, они голодали, зимой мерзли в обстановке постоянных боев. Местные жители окрестных сел помогали чем могли. Партизаны иногда в боях отбивали у немцев обозы. То, что приносила Екатерина Назаровна, было большим подспорьем в лечении партизан. Всем было очень трудно, шла война, но с Большой земли сбрасывали продовольствие, боеприпасы и оружие. Однажды, возвращаясь из леса, попала в засаду. Ее избили, учинили над ней насилие. Придя в Симферополь, пожаловалась немецкому командованию, виновников наказали. А партизанка дерзко продолжала свою «работу». Однажды связной из партизанского отряда сообщил, что ее выдал немцам полицай, кстати, ее двоюродный брат Долгов.

Ей приказано было срочно бежать из города. Связной помог ей попасть на ж/д вокзал, посадил в вагон-теплушку и она с двумя старшими детьми (двоих младших  сестра отдала в приют) уехала в Мелитополь. Было морозно. Долго не могла найти комнату для жилья. Наконец, добрые люди впустили. Она с детьми прожила до весны. У нее были обморожены руки. Вернулась в партизанский отряд.

Потом освободили Симферополь, установилась в городе советская власть и Екатерина Назаровна вернулась в город. Устроилась на работу, забрала из приюта остальных детей. У сестры – совсем маленькая хибарка, жить негде, и она пошла в горсовет, председателем которого стал луговой Н.Д., просить жилье. Ей дали двухкомнатную квартиру, кровати для детей, постели, продукты. Жизнь, казалось, налаживалась… Но тут, вдруг вызывают ее в КГБ к генерал-майору Кузнецову, недавно приехавшему в Крым. Его задачей было выявить бывших прислужников фашистов: полицаев и других работавших на немцев.

Т.к. она работала в немецком госпитале, он обвинил ее в предательстве. Не выдержав незаслуженного обвинения, Екатерина Захаровна схватила чернильный прибор и швырнула в Кузнецова. Ее тут же отправили в психиатрическое отделение с тяжелой психотравмой, где она пролежала 2 года. Всех ее четверых детей взяла к себе ее соратница по борьбе, партизанка Ревсун.

Вылечившись, Екатерина Назаровна вернулась к трудовой жизни. Ее имя было очищено от лжи, справедливость восстановлена, брата-предателя посадили на 10 лет. Она еще не раз приходила к

Луговому Н.Д. с младшей дочерью-школьницей в гости, на ул. Пушкина. Николай Дмитриевич уже писал книгу о партизанах Крыма.

В мирные послевоенные годы Екатерина Назаровна водила подросших своих детей по партизанским тропам, на Тырке, на Мокроусовскую поляну. В одной из таких экскурсий обнаружила склад с боеприпасами, о котором рассказала в воинской части, за что получила благодарность от командования. На Тырке, в скале нашли сухой колодец, вырубленный, оборудованный под партизанскую лечебницу, где раненых даже оперировали. Дети ее выросли, появились внуки, которых она тоже водила по партизанским лесам.

Екатерина Назаровна прожила долгую жизнь и заботилась о том, чтобы ее дети и внуки никогда не забывали, кому они обязаны своей жизнью и свободой.

Страна восстановилась. По всему Крыму стоят памятники воинам-освободителям, героям-партизанам и подпольщикам.

Умерла она в 1982 году.

Вечная память партизанке Екатерине Назаровне Дивяни-Ларкиной! Мы часто с ее дочерью, Скалацкой Надеждой Леонидовной, моей приятельницей и соседкой, посещаем ее могилу и возлагаем цветы.

Р.М. Калмыкова,

секретарь первичного отделения

КП КР, г. Симферополь

Архив