Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

ПУТЕШЕСТВИЕ В СТРАНУ ФРОНТОВОЙ ПОЭЗИИ

Поделится:
12:47 21 Апреля 2016 г. 1126

709a44084257620beae5116187ca6ee4.jpgУважаемые читатели, мы скоро будем отмечать 71-ю годовщину со Дня Великой Победы над фашистской Европой. Конечно, старшее поколение привыкло к термину – над фашистской Германией. Просто Советская власть щадила чувства других народов Европы, правители которой трусливо вставали на задние конечности перед Гитлером, вместо того, чтобы объединиться и дать отпор обнаглевшей Германии, к чему их призывало Советское руководство.

Мы благодарны мужеству коммунистов республиканской Испании, первыми, еще в 1936 году, принявшими бой с фашизмом, стойкости дивизий Польши и Чехословакии, сформированных на территории СССР, героизму бойцов Французского Сопротивления и французского полка летчиков Нормандия–Неман, югославских партизан.

Но глядя исторической правде в глаза, приходится отметить: идеологией фашизма была заражена не только Германия Гитлера, но и Румыния Антонеску, Венгрия Хорти, Италия Муссолини, Испания Франко, Финляндия Маннергейма, Норвегия Квислинга. А другие европейские страны, преданные своим правителям, по существу, работали на воющих против СССР, снабжая их оружием и продовольствием. Даже такие якобы нейтральные – Швеция, Швейцария. А хитромудрые и трусливые англосаксы Великобритании и США выжидали до середины 1944 года – кто же начнет побеждать, чтобы присвоить лавры победы себе.

Свою лепту в Победу над этой самой фашистской Европой внесли и наши советские поэты, как вернувшиеся с войны живыми или ранеными, так и 48 тысяч оставшихся лежать в темноте братских могил от Волги до Берлина.

В наших прошлогодних очерках мы кратко ознакомились с творчеством таких погибших поэтов, как Алексей Лебедев, Всеволод Багрицкий, Муса Джалиль, Мирза Геловани, Иосиф Уткин, Николай Майоров, Леонид Вилкомир, Борис Богатков, Фатых Карим, Владислав Занадворов, Леварса Квициния, Василий Кубанев, Михаил Кульчицкий.

В преддверии 71-й годовщины Великой Победы продолжим наше путешествие по стране фронтовой поэзии.

Павел Коган – один из наиболее талантливых советских поэтов, погибших в годы Великой Отечественной. Еще в студенческие годы он написал стихи, ставшие своеобразным гимном молодежи и романтиков разных возрастов на долгие годы. Музыку сочинил его товарищ по ИФЛИ (Институт философии, литературы и искусства) Жора Ленский.

Бригантина

Надоело говорить и спорить

И любить усталые глаза,

В флибустьерском дальнем синем море

Бригантина подымает паруса.

Капитан, обветренный, как скалы,

Вышел в море, не дождавшись нас,

На прощанье подымай бокалы

Золотого терпкого вина.

Пьем за яростных, за непохожих,

За презревших грошевой уют.

Вьется по ветру веселый «роджер»,

Люди Флинта песенку поют.

И в беде, и в радости, и в горе

Только чуточку прищурь глаза,

В флибустьерском дальнем синем море

Бригантина подымает паруса.

Были и другие стихи у Павла Когана, но из-за скромности и требовательности к творчеству он никуда их не отсылал. А жаль: большинство из них не просто читаются, а яростно и звонко вырываются прямо из сердца.

... Не доедай. Зубами лязгай.

Отчаивайся. Голодай.

Но не сдавай. Сиди над книгой

До дворников. До ломоты,

Не ради теплоты и выгоды,

Но ради благ и теплоты.

Чтоб через сотни лет жила бы

Россия лучше и прямей.

Затем, что Пестель и Желябов –

До ужаса простой пример.

… На перечищенных, охрипших

Врезались в строгие века

Империализм. Антанта. Рикши,

Мальчишки в старых пиджаках,

Мальчишки в довоенных валенках,

Оглохшие от грома труб.

Восторженные, злые, маленькие,

Простуженные на ветру.

Когда-нибудь в пятидесятых

Художники от мук сопреют,

Пока они изобразят их,

Погибших возле речки Шпрее.

Не странно ли?

Стихи написаны в 1939 году. До начала войны против СССР еще 2 года.Но поэт предвосхищает события: нам придется воевать с Германией, брать Берлин. Ведь речка Шпрее пересекает столицу 3-го рейха.

А вот еще одно предчувствие:

… Мы, лобастые мальчики невиданной революции,

В 10 лет – мечтатели, в 14 – поэты и урки,

В 25 – внесенные в смертные реляции.

Мое поколение – это зубы сожми и работай,

Мое поколение – это пулю прими и рухни…

Это уже следующий, предвоенный 1940 год.

И действительно, лейтенант-разведчик Павел Коган погиб 23 сентября 1942 года под Новороссийском, у сопки Сахарная голова, когда ему исполнилось…. 25 лет. На скромном обелиске у той сопки скромная надпись: «Автору «Бригантины».

Он не любил спокойной жизни. Еще мальчишкой записал в дневнике:

Я с детства не любил овал!

Я с детства угол рисовал!

И вот еще одно предвоенное стихотворение Павла Когана, чеканные строки которого никого не оставят равнодушными. А сколько в них гордости за свое трагическое, неповторимое и героическое время:

Есть в наших днях такая точность,

Что мальчики иных веков,

Наверно, будут плакать ночью

О времени большевиков.

И будут жаловаться милым,

Что не родились в те года,

Когда звенела и дымилась,

На берег рухнувши, вода.

Они нас выдумают снова:

Сажень косая, твердый шаг –

И верную найдут основу:

Но не сумеют так дышать,

Как мы дышали, как дружили,

Как жили мы, как впопыхах

Плохие песни мы сложили

О поразительных делах.

Мы были всякими, любыми,

Не очень умными подчас,

Мы наших девушек любили,

Ревнуя, мучась, горячась.

Мы были всякими. Но, мучась,

Мы понимали: в наши дни

Нам выпала такая участь,

Что пусть завидуют они.

… И пусть я покажусь им узким

И их всезнайство оскорблю:

Я – патриот. Я воздух русский,

Я землю русскую люблю.

Я знаю, что нигде на свете

Второй такой не отыскать,

Чтоб так пахнуло на рассвете,

Чтоб дымный ветер на песках.

И где еще найдешь такие

Березы, как в моем краю!

Я б сдох, как пес, от ностальгии

В любом кокосовом краю.

Но мы еще дойдем до Ганга,

Но мы еще умрем в боях,

Чтоб от Японии до Англии

Стояла Родина моя!

Мы можем гордиться: слова поэта сбылись в главном – наш народ и сам Павел Коган спасли и Родину свою, и весь мир от рабства и уничтожения, от гибели в газовых камерах. Жаль, что поэт был слишком скромным человеком: грешно скрывать было от современников такие стихи:

Я открываю окна в полночь.

И, полнясь древней синевой

И четкости граненой полнясь,

Ночь проплывает предо мной.

Она плывет к своим причалам

Тиха, как спрятанный заряд,

Туда, где флаги раскачала

Неповторимая заря.

Я слушаю далекий грохот,

Подпочвенный неясный гул,

Там поднимается эпоха,

И я патроны берегу.

Я крепко берегу их к бою,

Так дай мне мужество в боях.

Ведь если бой, то я с тобою,

Эпоха звонкая моя.

Я дни, отплавленные в строки,

Твоим началам отдаю,

Когда ты шла, ломая сроки,

С винтовкою на белый юг.

Я снова отдаю их прозе,

Как потрясающие те –

В несокрушающих морозах

И в сокрушающей мечте.

Как те, что по дороге ржавой

В крови, во вшах, в тоске утрат,

Вели к оскаленной Варшаве

Полки, одетые в ветра.

Так пусть же в горечь и в награду

Потомки скажут про меня:

«Он жил. Он думал! Часто падал.

Но веку он не изменял».

В отличие от многих хамелеонов от КПСС и ВЛКСМ и многих представителей «творческой» интеллигенции и продажных СМИ, безоглядно и тупо изменивших 20 веку – веку торжества социальной справедливости на просторах Союза ССР.

Сколько бы еще талантливых стихов написал Павел Коган, останься пылать горячее сердце сына великой России. А погиб он в самом начале войны, с оружием в руках доказав честность своих пламенных строк, свой патриотизм и любовь к Родине.

Когда-то в молодости, как бы внушая самому себе и своим друзьям-поэтам, он писал:

… Без шуток. Если ты поэт

Всерьез. Взаправду. И надолго,

Ты должен эту сотню лет

Прожить по ящикам и полкам

Росинкой. Яблоком. Цветком.

Далеким переплеском Фета,

Волос девичьих завитком

И чистым маревом рассвета.

С щемящей грустью и болью читаем последние строки Павла Когана – Солдата, Гражданина, Поэта:

… Нас не нужно жалеть,

Ведь и мы никого б не жалели.

Мы пред нашим комбатом,

Как пред господом богом, чисты.

На живых порыжели от крови шинели,

На могилах у мертвых расцвели голубые цветы.

Нам лечь, где лечь.

И, задохнувшись «Интернационалом»,

Упасть лицом на высохшие травы,

И уж не встать. И не попасть в анналы.

И даже близким славы и могилок не сыскать.

По разным данным во время Великой Отечественной, спасая человечество от смерти в печах концлагерей и рабства, задохнулись «Интернационалом» от 7 до 20 миллионов воинов Советской Армии. И половина из погибших – коммунисты и комсомольцы. Настоящие, а не бутафорские, какими пополнялась КПСС в последние десятилетия. И каких «воспитывали» генсек Горбачев, признавшийся в 2006 году, что с младых ногтей мечтал покончить с коммунизмом в СССР. (Какая политическая безграмотность! Никакого коммунизма и даже развитого социализма в стране не было. А были лишь зачатки общества социальной справедливости, по которым тоскует народ уже четверть века!) А партийной идеологией в КПСС руководили конъюнктурщики и хамелеоны, такие, как Александр Яковлев, а в Компартии Украины – Кравчук. Чему могли научить рядовых партийцев такие, с позволения сказать, главные «пропагандисты»?

Не остановила перерожденцев и предателей даже память о миллионах фронтовых коммунистах, первыми поднимавшимися в атаку в годы войны. А значит, и первыми погибавшими под пулями, уходя в бессмертие героями.

Подготовил М. Аленкин,

 

пос. Нижнегорский

Архив