Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

К ГОДОВЩИНЕ ГКЧП

Поделится:
14:20 14 Июля 2016 г. 995

ЛЕОНИД ГРАЧ: «ГОРБАЧЕВЫ НАЧАЛИ ЦЕЛОВАТЬСЯ, А МЫ МИНУТ ДВАДЦАТЬ СТОЯЛИ — КТО С ФУЖЕРАМИ, КТО С РЮМКАМИ»

Бывший спикер Крымского парламента, народный депутат, ставший членом антикризисной коалиции, назначен руководителем комитета Верховной Рады по вопросам прав человека, нацменьшинств и межнациональных отношений

Хотя большинство политических экспертов предрекало левой идеологии весьма незавидное будущее, в нашей стране она сегодня переживает ренессанс. Украинские коммунисты, например, активно участвуют в новой коалиции и претендуют даже на министерские портфели. Гвардия ветеранов серпа и молота уже имеет своего первого вице-спикера — Адама Мартынюка, и, судя по всему, на этом останавливаться не собирается.

Один из видных коммунистов, в прошлом первый секретарь Крымского обкома Компартии УССР, затем — спикер Верховного Совета Крымской автономии, сегодня народный депутат Украины Леонид Грач побывал в гостях у «ФАКТОВ». Он поделился своими воспоминаниями о советском Крыме и размышлениями о современных проблемах полуострова.

«Брежнев славился своим лихачеством за рулем»

- Леонид Иванович, сколько у вас гектаров крымской земли?

- Ни одного. Я опоздал на целых 15 лет. Потому что перед вами сидит круглый идиот, который в советские времена был Первым секретарем Крымского обкома Компартии, а потом — председателем Верховного Совета Автономной Республики Крым и не взял себе землю хотя бы для эллинга (помещение на берегу с причалом для судов. — Авт. ) у моря…

- То есть дачу на Южном берегу Крыма вы не получили. А ведь в советское время вам среди прочего приходилось обеспечивать отдых всей партийной верхушки. Вы, наверное, встречались со всеми генсекретарями Компартии Советского Союза?

- От Брежнева до Горбачева. Помню, как я обеспечивал работу нескольких кремлевских журналистов во время встречи Леонида Ильича в Симферопольском аэропорту летом 1982 года, когда он в последний раз прилетел на отдых в Крым (Леонид Брежнев умер в возрасте 76 лет — 10 ноября 1982 года. — Авт. ). Его тогда прибыли встречать Первый секретарь ЦК Компартии Украины Владимир Щербицкий, председатель Совета министров УССР Алексей Ляшко. Брежнев славился своим лихачеством за рулем; и в последний свой отпуск, несмотря на то, что охрана уже водила его под руки, проехал от Симферополя до Ливадии на огромнейшем правительственном ЗИЛе в течение более чем двух часов, в нарушение всяких инструкций безопасности. Помню, тогда возникла интересная ситуация. После перелета Леонид Ильич отдохнул в так называемом Хрущевском домике в аэропорту, а когда подали его ЗИЛ, сказал водителю: «Выходи» — и тихонечко сел за руль. В этот момент генерал Рябенко, начальник 9-го управления КГБ, друг Брежнева еще со времен Малой земли, вполголоса попросил Щербицкого: «Владимир Васильевич, скажите Леониду Ильичу, чтобы он за руль не садился». Владимир Васильевич предложил: «А ты лучше сам скажи!» Зависла пауза секунд на тридцать, после которой Рябенко говорит Щербицкому: «Я уже, Владимир Васильевич, говорил ему, а он мне ответил: «Петя, ты больно стар стал!»

Работу по организации отдыха в Крыму трудно было назвать легкой. Летели ведь к нам все: от генсеков до простых инструкторов. Всех надо было устроить, с путевками был дефицит, а люди-то прилетали с детьми, внуками, друзьями. Самым сложным было то, что приходилось раз по семь-восемь на день отправляться в аэропорт для встреч или проводов. Ведь психология тех, кто приехал на отдых, в основном, такова: раз я в отпуске, значит, и все вокруг отдыхают. При этом каждый предлагал: «Давай по рюмашке… » А если у меня еще шесть встреч предстоит в этот день? И каждый раз по паре рюмочек, да по такой жаре… При этом надо было еще и работать: урожай собирать, другими процессами руководить. В общем, наказание какое-то. Поэтому нужно было уметь отказаться выпить эту «рюмашечку», не обидев гостя.

«Когда в Киеве на Подоле открылся первый японский ресторан, то я умудрился даже там выпросить кусочек сала»

- Это правда, что даже с «архитектором» антиалкогольной кампании Егором Лигачевым вы познакомились за рюмочкой?

- Да, было и такое. Осенью 1986 года, в самый разгар борьбы, как тогда говорили, «с этим злом», Егор Кузьмич (член Политбюро ЦК КПСС с 1985 по 1990 год. — Авт. ) собрался на отдых в Палангу. Но поскольку над Палангой пронесся смерч, 9-е управление развернуло его самолет на Симферополь. Я в то время в обкоме работал заведующим отделом пропаганды и агитации и по рангу не должен был встречать Лигачева. Однако тогда руководство области было в разъездах — пришлось отправиться в аэропорт мне. И вот мы сели за столик в Хрущевском домике. Были, конечно, фрукты, чай, кофе. Антиалкогольная кампания только началась, а вокруг аэропорта уже ни пивной, ни даже винной пробки нельзя было обнаружить, хоть с миноискателем ищи. И тут Егор Кузьмич говорит: «Так ты что, меня не угостишь?» Я смотрю на него: «Так вроде как нельзя… » А он мне: «Ну как это — быть в Крыму и не попробовать крымского вина? Давай». Я знал, что Лигачев любит «Мадеру». Вышел к руководству общепита и попросил принести вино, а мне в ответ говорят: «Ты еще молодой и не понимаешь, что делаешь. Ну ладно, потеряешь свою голову, но ведь можешь других людей подставить». Но вино поставили. В общем, выпил я практически две бутылки «Мадеры» с Лигачевым. Он уехал на Южный берег Крыма, в Симферополь в это время съехалось областное начальство. Я же выпивший, поскольку и одна бутылка «Мадеры» — это для меня серьезно, отправился домой. Вечером в 9 часов вызывают меня в обком. Я уже грешным делом подумал: сейчас и «погоны снимут», и партбилет отберут. Но меня все встречают как своего. Спрашивают: «Ты что, действительно с Лигачевым того?.. » Говорю: «А что, по мне не видно?» Домой я ушел уже «другом Лигачева».

Через пару дней «моего друга» Егора Кузьмича (он, кстати, любил, когда его Юрием называли) пригласили в Массандру. И вот там одним из первых его гневных вопросов был: «А вы соки для детей делаете? Ягодные, фруктовые?.. » Естественно, нет, ответили в Массандре. Лигачев тогда очень осерчал, приказал выпускать соки, а вино — прекратить. Слава богу, никто этого делать не стал. Потом уже, конечно, рьяные головы начали уничтожать виноградники, правда, не в таких массовых масштабах, как это сегодня описывают.

- Смерть директора института «Магарач», биолога с мировым именем Павла Голодрыги действительно была связана с вырубками виноградников?

- Его просто довели до самоубийства в тот период. Он ведь не только отстаивал свои научные наработки, но исповедовал голицынские принципы виноделия. Не смог он вынести такого отношения к виноградарству и виноделию в Крыму.

- А какой ваш любимый крымский напиток? И чем вы его закусываете?

- Больше всего я люблю «Мадеру», но не такую, какую пили мы с Лигачевым. Есть у нас в Коктебеле «Мадера» пятидесятилетней выдержки. Это совсем другой напиток. А закусками я не особо перебираю. Если я и гурман, то только сала. Им и закусываю. Когда в Киеве на Подоле открылся первый японский ресторан (потом его прозвали «депутатской столовой»), то я умудрился даже там выпросить кусочек сала. Персонал ресторана долго уговаривал меня взять что-либо другое, но я их все-таки победил.

«Пока мы ждали самолет Горбачева, Кравчук предложил всем выпить шампанского»

- Помните ли вы последний отпуск в Крыму Михаила Горбачева?

- Горбачева в «Бельбек» (аэропорт, расположенный рядом с Севастополем. — Авт. ) в начале августа 1991 года прибыли встречать Леонид Кравчук, Витольд Фокин (премьер-министр Украины в 1991-1992 годах. — Авт. ), Станислав Гуренко (в то время Первый секретарь ЦК КПУ; сейчас — народный депутат Украины. — Авт. ) и другие. Надо отметить, что этикет тогда уже практически не соблюдался. Пока мы ждали самолет Горбачева, Кравчук предложил всем выпить шампанского. Я отказался, а они выпили. В комнате-то, хоть и бакинский, шумный, но работал кондиционер, а на улице — жара… К трапу все вышли встречать первого и последнего Президента СССР без пиджаков, кроме меня, нарушая протокол. Было очень неприятно. Знаете, когда выпивший пытается выглядеть трезвым, это еще больше заметно. Михаил Сергеевич с семьей вышли из самолета в строгих летних костюмах. Они всегда одевались со вкусом, так никто не одевался среди партийного руководства. Даже девочки-внучки были в строгих юбочках. Тогда мне показалось, что и Горбачев, и Раиса Максимовна испытывают напряжение. В ноябре того же года она издала свой «Форосский дневник», в котором дала свою оценку этому моменту.

Чуть позже мои опасения подтвердились. Мы все сидели за столом, пили «Древнекиевскую» водку. Михаил Сергеевич называл ее «зелененькой». Тост был за Кравчуком, и он до неприличия начал нахваливать Горбачева. Мол, вы и самый великий, и самый гениальный, и Маркс вообще мальчик по сравнению с вами. Все чувствовали лицемерие. После тоста Кравчука Горбачев выпивает рюмку водки, берет кусочек сала и говорит свою давнюю шутку-прибаутку: «Ну, еще раз нарушу режим, а с завтрашнего дня моя первичная домашняя партийная организация посадит меня на диету». Но вдруг на слове «организация» Раиса Максимовна его резко прерывает: «Нет уже никакой первичной домашней организации, раз к тебе так относятся в партии». Это вызвало шок. Стояла мертвая тишина. И вдруг командующий Черноморским флотом адмирал Михаил Хронопуло, который плохо слышал, а потому очень громко говорил, обронил: «Ни х… себе. » И это при Раисе Максимовне, эстетке!.. Казалось, мир остановился.

- Первым очнулся Витольд Фокин и шепнул мне: «Давай, скажи тост», — продолжает свой рассказ Леонид Грач. — Я ему: «Не буду». Тогда Николай Багров (в то время Председатель Верховного Совета Крыма. — Авт. ) произнес во всеуслышание: «Михаил Сергеевич, вот Леонид Иванович хочет вас поприветствовать». Деваться было некуда, я встал и начал говорить о единстве крымской партийной организации — как бы в ответ Горбачевой, но не повторяя дифирамбов после таких тостов Кравчука. И предложил Михаилу Сергеевичу выпить за того человека, которого любит он и который любит его. Михаил Сергеевич встрепенулся, встал и спросил меня: «А почему вы не говорите «Горько?» И я как заору: «Горько!» Все меня поддержали. Горбачевы начали целоваться, а мы минут двадцать стояли — кто с фужерами, кто с рюмками. Михаил Сергеевич преобразился, стал рассказывать о молодости, вспоминал о свадьбе, о том, как они решали вопрос: или вечеринку собрать для молодежи, или купить Раисе Максимовне туфли на свадьбу… В общем, настроение у всех поднялось, а потом Фокин поднял тост за детей и внуков. И в конце концов все просто «надрались». Я в первый и последний раз видел Михаила Сергеевича пьяным.

- Неужели и первая леди?

- Она нет, она другой человек, она всем цену давала. Я тогда практически не пил, потому что был после двух инфарктов. Вот только мы с ней и были в тот день трезвыми в этой компании.

- Говорят, после провозглашения независимости Леонид Кравчук предлагал вам место в своей администрации?

- Действительно, в 1992 году Леонид Макарович присылал гонца и приглашал меня в структуру своей администрации при условии, что я публично отрекусь от моих убеждений. И вопрос был не в том, чтобы просто положить партбилет. Я должен был поступиться принципами, с которыми жил и живу. У меня есть «болезнь» одна, позвоночника: я не прогибаюсь. Потому и не попал в администрацию Кравчука. При этом у нас с ним до августа 1991 года были прекрасные отношения.

- Леонид Иванович, а в политике могут быть друзья или только «прекрасные отношения»?

- Политика — это настолько грязное дело, что мне не хотелось бы об этом говорить. Для меня друг — прежде всего родственный по духу человек, в котором даже мысленно 24 часа в сутки ты чувствуешь друга. У меня в политике таких друзей нет и не было. Был друг, пожалуй, единственный — Юрий Богатиков, прекрасный человек, певец от Бога. Его — было время — забыли, но он, тем не менее, возродился как прекрасный исполнитель романсов. После смерти на могиле Юрия появилась плита, на которой высечены его слова: «Остаюсь с обманутым народом». Сейчас к понятию «друг» я отношусь совсем по-другому, гораздо осторожней, чем раньше, когда я шутил, что у меня 90 процентов Советского Союза — друзья.

- В чем вы находите отдушину после грязных политических дел? Рассказывают, вы страстный собачник…

- Моя отдушина — это прежде всего семья: жена, дети, внуки. И с возрастом я это стал понимать гораздо глубже и ценить. Второй вариант: когда совсем-совсем устал — одиночество. И третий, постоянный, вариант — мои самые верные друзья, которые только говорить не умеют, но никогда не предадут. Когда я приезжаю домой в Симферополь, меня всегда с любовью ждут золотистый ретривер Зиппа, тойтерьерочка Лайла и йоркшистик Мануэль. Среди своих коллег-депутатов я могу сразу распознать собачника. Недавно мы разговаривали с Валерией Заклунной и пришли к выводу, что настоящие собачники друг друга узнают… по запаху.

- Леонид Иванович, вот уже четыре года вы живете в столице. Как теперь с высоты киевских холмов смотрите на крымские проблемы?

- Крым — это своеобразное солнечное сплетение. Сплетение самых разных интересов и противоречий, как геополитических, так и межэтнических, религиозных, да каких хотите… Поэтому ординарный, или унитарный, подход к этому региону является абсолютно ущербным. Крым не может быть эффективно управляемым откуда-то издалека, в этом отношении (я сейчас говорю не об экономике) он совершенно самодостаточный. Я часто шучу, называя себя крымским националистом. Для меня важно, чтобы Крым не стал яблоком раздора между Украиной, Россией и Турцией. Исторически так сложилось, что полуостров всегда находился в центре именно военно-стратегических интересов. И в ближайшее время крымская геостратегическая проблема снова заговорит о себе. Снова Крым будут делить на троих Украина, Россия и НАТО. В таких условиях полуостров может преподнести очень неприятные сюрпризы. Такое конфликтоопасное многонациональное место, где 60 процентов населения составляют этнические русские, где с каждым годом увеличивается количество крымских татар, возвращающихся на полуостров, требует особой, взвешенной политики со стороны Киева.

- Председатель СБУ Игорь Дрыжчаный, сравнивая события в Крыму в 1994-1996 годах (самый криминогенный период) и недавние политические акции на полуострове, заявил, что власть вынесла уроки из прошлого…

- Я не буду подвергать сомнению сказанное председателем СБУ. Но у меня складывается впечатление, что эти выводы сделаны исключительно теоретически. Думаю, Игорь Дрыжчаный не будет отрицать моих слов, ведь в данный момент во власть на местных уровнях автономии снова проникли представители криминальных группировок «Сейлем» и «Башмаки», а также исламской группировки. В Крыму уже сформировалась этническая крымско-татарская группировка, а в районе Севастополя и в Бахчисарае действует чеченское формирование, контролирующее торговлю оружием, наркотиками и людьми. Имеются у меня и доказательства того, что в регионе достаточно быстро распространяется ваххабизм (радикальное религиозно-политическое течение в исламе. — Авт. ). А это свидетельствует о том, что управление мусульманской средой станет совершенно иным. И даже Меджлис не в силах будет ему противиться, а просто станет послушным орудием в руках экстремистов. В такой ситуации спецслужбам Украины, которые, я убежден, знают очень много о положении на полуострове, есть где себя проявить. Но, к сожалению, в киевских кабинетах не всегда принимаются нужные решения, в том числе и те, которые предполагают реальное участие спецслужб. И если смотреть на Крым через призму этих проблем, то с точки зрения национальной безопасности, территориальной целостности его действительно можно сравнить с пороховой бочкой, на которой сидит вся Украина. Это вулкан, действие которого достигнет и Киева, и Львова, и Донецка.

- Вы не говорите о том, что внутренние противоречия в Крыму подогреваются извне. К примеру, информационная политика российских масс-медиа на полуострове имеет просто подрывной характер.

- Мы должны отойти от банальной оценки такой деятельности. Сегодня это уже не вопросы пиара российских турфирм, борющихся за рынки в курортный период. Крым всегда был геополитическим крючком, на котором висела Украина. Ведь влиять на наше государство, на вектор ее внешней политики можно не только распределением энергоресурсов. Газ как фактор влияния на поведение Украины — это только цветочки. Покуда экономическое положение Крыма будет оставаться столь плачевным, результатом влияния масс-медиа России будут антиукраинские настроения в обществе.

За последние 15 лет Бог дал нам возможность избежать реальных конфликтов. Крым не пошел по сепаратистскому пути развития, как это случилось с Приднестровьем, Южной Осетией, Абхазией. К счастью, у нас нет войны, как в Чечне. Надеюсь, и политика со стороны Киева будет более осмысленной и эффективной. Если, согласно Конституции автономии, сто процентов налогов должны уходить в бюджет полуострова, то это положение нужно соблюдать. Если в Конституции Крыма есть пять статей, регулирующих функции русского языка, которых нет ни в одном украинском законе и которые выше норм Европейской хартии региональных языков, необходимо решить эту проблему. Если Конституцией определено, что Крым имеет право на торгово-экономические отношения со всеми странами, с которыми Украина поддерживает дипотношения, то не ревнуйте ни к Москве, ни к Минску. Нужно навести порядок в вопросах, регулирующих приватизацию земель на полуострове, — этим необходимо заняться немедленно.

- Есть еще что регулировать?

- Смотря в какую сторону. Земли просто нет, уже все роздали. Вот вы как граждане Украины имеете право на получение земли в Крыму, но уже опоздали…

Анекдот от Леонида Грача

Поймал один «крутой» из фракции БЮТ золотую рыбку. Рыбка просится обратно в воду, обещает выполнить любое желание.

- Понимаешь, рыбка, у меня же все есть, чего мне еще желать? Люблю я отдыхать на Лазурном берегу, но не переношу авиаперелетов. Можешь сделать такой туннель, чтобы от моего особняка на своем авто я мог домчаться прямо к морю? — просит депутат.

- Могу. Но представь себе, сколько для этого придется вырубить лесов, разрушить жилых домов, школ, больниц, сколько людей пострадает!

- Да уж, ты права, — согласился депутат. — Тогда другое желание: у нас во фракции есть женщина — карьерный лидер, красивая, умная, сильная. Все бы ничего, да уж больно она скандальная. Можешь «сбалансировать» ее натуру?

Рыбка подумала и сказала:

- Нет уж, дорогой, легче пять туннелей построить к Лазурному берегу…

Факты,

21.07.2006.

 

 

Архив