Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

Юрий Лоза: «Представляю Зюганова и Миронова с кольцами в носу»

Поделится:
12:01 09 Августа 2016 г. 1134

Искусство у нас, как известно, всегда в загоне. За исключением тех периодов, когда политики могут его использовать в своих целях. В последние четверть века из всех видов искусства политики предпочитают передовую музыку. Так, 25 лет назад, в августе на баррикадах Белого Дома рок-музыканты поддержали президента России в борьбе с ГКЧП, и он победил. А нынешним августом  изучением и приручением музыки занялись участники гонки за места в Госдуме седьмого созыва. Правда, на вооружение взяли уже не рок, а рэп. К примеру, за дебатами Зюганова и Миронова в стиле «рэп-дебаттл» могут понаблюдать все желающие пользователи интернета. В живую они «рэповать» пока стесняются, поэтому партии делают мультипликационные ролики, но лиха беда — начало. О практике использования музыки в политических дебатах и прочих конъюнктурных интересах «МК» поговорил с кумиром нескольких поколений, композитором и певцом Юрием Лозой.

- Дебаты в стиле репбаттла - удачный опыт, растрясет ли это шоу наше «политическое болото»?

- Это просто смешно. Конечно, существует движение навстречу веяниям, кумирам и молодежи. Но все-таки политик — это политик. Я не думаю, что если политики наденут штаны с низким гульфиком, сделают пальцы веером и станут притворяться афроамериканцами, то этим они завоюют большее уважение. Я думаю, что это будет больше похоже на клоунаду. Не знаю, есть выражение «старый -- что малый», может быть старичкам нравится впадать в детство, а молодых у нас в политике больше нет. Но мне кажется, что политик — это все-таки авторитетный человек, говорящий умные вещи с позиции аксакала, а не пацана с улицы. Рэп — это мальчиковая уличная культура... Если нашим политикам и следует делать движение в направлении культуры, то, наверное, — не в сторону рэпа, а ближе к высокой поэзии, чтобы народ подтягивать к культуре, а не опускаться до уличного уровня.

- В период вашей юности на гребне политики была рок-музыка, тогда еще почти запрещенная. Может быть, именно рок сегодня может прийти на помощь политикам?

- Никогда российский рок не занимался политикой, потому что политика, в идеале, — это наука, которая предполагает созидание, позитивное изменение. Если и ломается что-то старое, то политики должны понимать, что новое появится на этом месте. А наш рок занимался ковыряниями в себе в лучшем случае, а в худшем — только разрушением, без попытки создать что-то взамен.

Безусловно, рок и сегодня может использоваться политиками, но только для разрушения, как это показал Майдан. Прийти, развалить, разломать, сказать, что мы ждем перемен. А дальше что? Хоть одно созидательное предложение от рокеров поступило?

- У меня нет права с вами дискутировать на эту тему, замечу лишь, что в ваших песнях было много созидательного...

- Поэтому меня рокеры и не зовут на свое «Нашествие». Я не понимаю, что за нашествие? Нашествие бывает саранчи, или монголов на Русь. В моем понимании слово «нашествие» негативно окрашено. И проводить мероприятия с таким названием, особенно сейчас, когда трудно — это опять пытаться что-то развалить. Но время рушить закончилось, в России давно создавать что-то пора.

- Вернемся к политической прагматике: может ли увлечение (понятно, что — притворное) рэпом помочь партийному деятелю завоевать молодую аудиторию? Хотя бы самих реперов это заставит голосовать за определенную партию?

- В США такие попытки, как я понимаю, были. Но почему мы опять стремимся подражать американцам и передразнивать их? Почему мы идем за их опытом и культурой, а перестали создавать что-то сами? На нашем телевидении со времен убийства Листьева не появилось почти ни одной авторской программы. Мы покупаем отработанные форматы, типа «Острова», «Голоса» или «Один в один». Ничего не пытаемся придумать сами, а только копируем американский образ жизни.

Ребята: политики, музыканты и другие, не забывайте: мы — Россия. Разве у нас рэп существовал когда-то? У нас были частушки, речитативы, былины... Почему никто из политиков не предложил посоревноваться в написании частушки? Пусть каждый из политиков напишет по одной частушке, создаст по одной былине. Это будет Россия. А изображать из себя черных американцев — зачем? Ну давайте пойдем дальше, начнем изображать дикарей, оденемся в перья, вставим кольца в носы и уши, разрисуем все тело татуировками и представим получившееся произведение публике. Представляю себе Зюнанова и Миронова в тату и с кольцами в носах. Это круто будет, по-настоящему! Зачем брать только часть культуры другого полушария, пусть уж покажут себя целиком!

Я уже не говорю о том, что русский язык плохо вписывается в ритмику чтения рэпа. Чтобы в нее попасть — русский язык нужно предельно сокращать, упрощать, говорить только половинки слов, выдавать искаженные обрубки и побольше междометий. «Жесть», «ваще», и так далее. И все это - вместо того, чтобы говорить на языке Пушкина.

Мне кажется, что политики должны превращать не очень образованных людей в нормальных и культурных, а не наоборот: культурных в быдло.

- Вы, как музыкант, согласились бы поддержать перед выборами какую-то политическую силу? Естественно, не в жанре рэпа, а своими стихами и песнями...

- Я никогда не сотрудничал с политиками, чтобы они не могли причислить меня к своим движениям, и я продолжал иметь возможность говорить то, что думаю. Любое вступление в партию или избирательную кампанию, под любыми знаменами, сразу заставляет человека жить по законам партийной дисциплины, а я этого не хочу. Никакие деньги не стоят того, чтобы ты потом думал и говорил не так, как считаешь нужным, а как тебе диктуют сверху. Художник должен ценить свою независимость и возможность говорить то, что хочет, во что верит.

М. Зубов,

Московский комсомолец,

 

08.08.16.

Архив