Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

ЭТЮДЫ ОБ УЧЕНЫХ. ПИФАГОР: «ЧИСЛО ЕСТЬ СУЩНОСТЬ ВСЕХ ВЕЩЕЙ»

Поделится:
12:21 18 Августа 2016 г. 1325

55540932.jpg

Этого крепкого юношу с упрямой шеей и коротким носом настоящего драчуна судьи одной из первых в истории олимпиад не хотели допускать к соревнованиям, укоряли маленьким ростом. Он пробился и победил всех противников. Случись такое каких-нибудь 2530 лет спустя, и газеты всего мира вышли бы с аншлагами: «Никому не известный Пифагор (Греция) завоевал золотую медаль в кулачных боях». Впрочем, в нынешних олимпийских программах нет кулачного боя. А тогда не было газет и медалей. А если бы и были – они не дожили бы до наших дней. Газеты и медали не живут тысячелетия. Только легенды выживают...

Вся жизнь его – легенда. Даже не легенда, а наслоения многих легенд. Наверное, среди самых удивительных и противоречивых домыслов есть самородки истины, но огромная тяжесть ушедшего времени вдавила, растворила их в этом фантастическом окружении, сделала невидимыми для нас.

Очень мало мы знаем о жизни Пифагора. Он родился на острове Самос. Меньше пяти километров голубой воды залива Кушада отделяло остров от берегов Малой Азии. Он видел в теплой дымке ясных дней желтые дороги, бегущие по большой земле в большой мир. Они звали его, и он пошел к ним. Совсем юным покинул родину молодой сын Мнезарха – Пифагор. Он прошел по дорогам Египта и 12 лет жил в Вавилоне, жадно впитывая речи халдейских жрецов, передававших как эстафету неизвестно кому и когда открывшиеся истины астрономии и бредни астрологии. Может быть, именно астрология породила в нем то бессильное оцепенение мистика, которое так мешало его гению и выросло затем в философию пифагорейской школы. После возвращения домой он переселяется в Италию, затем в Сицилию, и здесь, в Кротоне, рождается эта школа, процветавшая под покровительством тирана Поликрата.

Они были трудолюбивы и аскетичны – Пифагор и его ученики. Вот их заповеди:

– Делай лишь то, что впоследствии не огорчит тебя и не принудит раскаиваться.

– Не делай никогда того, чего не знаешь. Но научись всему, что следует знать.

– Не пренебрегай здоровьем своего тела...

– Приучайся жить просто и без роскоши,

– Не закрывай глаз, когда хочется спать, не разобравши всех своих поступков в прошлый день.

Трудно сказать, какие научные идеи принадлежали Пифагору, какие – его воспитанникам. И еще неизвестно, он ли вывел прутиком на песке чертеж пифагоровой теоремы, известной сегодня каждому школьнику. Они часто гуляли и на прогулках занимались наукой, так что очень вероятно, что теорема родилась на песке. Так же, как и доказательство того, что сумма внутренних углов любого треугольника равна двум прямым. Так же, как геометрические решения квадратных уравнений, и может быть, в радостном удивлении склонились они однажды над зыбким чертежом своим, боясь, что ветер унесет первое в истории доказательство несоизмеримости диагонали квадрата и его стороны.

Рассказывают – это опять лишь легенда, – что, когда Пифагор доказал свою знаменитую теорему, он отблагодарил богов, принеся им в жертву 100 быков. Немецкий поэт Шамиссо много веков спустя написал об этом стихи. Он говорил в них, что со времен пифагоровой жертвы все скоты на земле дрожат от страха, когда открывают что-нибудь новое.

Пифагор не записал своего учения. Оно известно лишь в пересказах Аристотеля и Платона. Гераклит утверждал, что Пифагор ученее всех современников, хотя и считал, что в гении его есть «худое искусство – магия», противная богам. «Они признали математические начала за начала всего существующего», – пояснял Аристотель. Четные числа, например, допускавшие раздвоение, казались пифагорейцам более разумными, Олицетворяли некое положительное явление. Так, число получало характер, теряло вечное абстрактное начало, как теряют абстракцию числа 2 или 5 для школьника, выводящего мелом «пифагоровы штаны». Число 4, например, олицетворяло у пифагорейцев здоровье, гармонию, разумность. Мистика цифр оказалась очень живучей и дожила до наших дней. Много веков спустя после смерти Пифагора церковники «изобрели» «чертову дюжину», объявили 12 – знаком счастья и нарекли 666 – «числом зверя». Но в преклонении перед гармонией цифр, перед незыблемостью математической логики было и великое откровение, которое Гегель называл смелостью, о которой писал Энгельс: «Подобно тому как число подчинено определенным законам, так подчинена им и вселенная; этим впервые высказывается мысль о закономерности вселенной».

Пифагор изучал акустику. Он нашел, что все музыкальные интервалы подчинены простейшим рациональным числовым отношениям. Он изучал астрономию, считал Землю шаром, первым вывел наклон эклиптики и планетных орбит и построил свою систему мира, опять-таки отражающую, по его мнению, великую гармонию чисел. Он даже душу математизировал, утверждая, «что душа – солнечные пылинки». В. И. Ленин помечает в скобках в своих философских тетрадях: «(=пылинка, атом)» – и рядом пишет на полях: «Пифагорейцы: догадки, фантазии о сходстве макрокосма и микрокосма».

Итак, при всех издержках у знаменитого философа из Кротона – кстати, первого философа, который назвал себя философом, – немало великих догадок и фантазий. Вот почему люди помнят его уже две с половиной тысячи лет. Вот почему среди знаменитых олимпийских чемпионов он, мне кажется, долго останется самым знаменитым, потому что ему выпало счастье не только победить соперника, но и победить время.

 

Я. Голованов

Архив