Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

Есть ли будущее у крымского консенсуса после выборов

Поделится:
08:24 05 Сентября 2016 г. 1010

Важнейшая задача для власти — сохранение межпартийной коалиции

Есть ли будущее у крымского консенсуса после выборов

В благословенные времена сочинской Олимпиады, когда цена на нефть была выше недосягаемых сегодня 100 долларов за баррель, а хамон с пармезаном составляли ежедневный рацион чиновника средней (и местами ниже средней) руки, в небезразличной нам Украине случился государственный переворот. Аккурат к закрытию Игр, так что олимпийский мишка с гепардом и зайкой оказались сильно пропитаны дымом горящих покрышек Евромайдана. Как поговаривают некоторые злые языки, накануне того исторического дня экс-украинский гарант обратился к нашему гаранту с истерическим воплем «введите танки!», и, естественно, был перенаправлен по другому адресу, а именно в Европу, которая и поручилась в представительном лице глав МИД Германии, Франции и Польши обеспечить бескровный трансфер власти Януковича путем выборов до конца 2014 года. Ибо в период Олимпийских игр, тем более в нашей стране, пушки должны молчать.

Что произошло потом, всем известно: фильм «Крым. Возвращение на Родину» стал бы самым кассовым, если бы его показывали в кинотеатрах.

К чему я, собственно? Впервые за всю новейшую историю Российской Федерации в результате вышеперечисленных событий и, как следствие, возвращения Крыма в стране сложился абсолютный политический консенсус ведущих партий и гражданского общества, получивший название «крымский». Основной характеристикой его является осознанная необходимость достижения консолидированной позиции между парламентскими силами по основным вопросам развития страны. Единогласная поддержка Государственной думой возвращения исторической русской земли спустя полтора года превратилась в такое же голосование, но уже по сирийскому вопросу, в сентябре 2015-го. Думские партии все чаще общались с президентом, который, в свою очередь, стал слышать не только «любимую Гюльчатай» — «Единую Россию». Общая поддержка внешнеполитического курса создала, по сути, парламентскую коалицию, столь бережно хранимую Кремлем.

Но с тех пор многое изменилось.

Из состояния транжирящих деньги сторонников формулы «купим всех» (во внешнем контуре) власть органично и оперативно перешла в уже печально известный режим «денег нет, но вы держитесь» для внутреннего потребления. В стране впервые за многие годы снова копятся долги по заработным платам, а на резонный вопрос «когда заплатят причитающиеся средства» отдельные особенно оторванные от людей губернаторы грозятся никогда не рассчитаться с ними из-за не понравившейся интонации вопрошающей взыскательницы. После чего демонстративно на камеру требуют от бюджетников обеспечить «правильное голосование», шантажируя в противном случае отказом в дотациях.

При том что своевременная индексация пенсий граждан на протяжении практически всего путинского периода была одним из столпов стабильности, правительство накануне выборов идет на ряд крайне непопулярных мер. Иногда даже создается впечатление, что некоторые решения прямо продиктованы желанием уменьшить процент «Единой России» на выборах 18 сентября. Например, зачем надо было объявлять о заморозке накопительной части пенсии? А обещание произвести единовременную компенсацию в размере 5 тысяч рублей под Новый год вместо очередной регулярной индексации уже породило анекдот: «вот тогда и проголосуем». На этом фоне предложение «активнее заниматься туризмом на пенсии» выглядит уже откровенным издевательством над пенсионерами.

Во внешнем контуре политика неуемной открытости сменилась режимом экономной ожесточенности. В таких условиях вопрос сохранения «крымского консенсуса» становится чуть ли не основным фактором стабильности в стране. Удастся ли удержать этот консенсус после выборов?

Сохранение межпартийной коалиции — важнейшая задача накануне президентских выборов 2018 года (хотя злые языки поговаривают, что их могут провести и в сентябре 2017-го). Общественный договор последнего десятилетия — «колбаса в обмен на свободу» — больше не работает в силу дефицита колбасы. Следовательно, растет и будет дальше расти интерес обесколбасенных граждан к политике. В условиях продолжающегося экономического спада президенту крайне важно иметь коалиционную опору в парламенте накануне потенциального четвертого срока. Поэтому вполне логично предположить, что по итогам парламентской кампании с этой целью может быть сформировано правительство крымского консенсуса с участием представителей всех политических партий, прошедших в Государственную думу.

Посмотрите — министров и прочих высокопоставленных чиновников меняют перед выборами со скоростью кроликов. В зависимости от социологических показателей могут и еще кого-нибудь накануне 18 сентября снять — например, из социального блока. Что не сделаешь ради рейтинга! При этом никто даже не утруждается объяснить обеспокоенным гражданам (не говоря уже об элитах), что, собственно, сие означает. Беспокойство граждан растет. Ощущение того, что что-то не так, усиливается. Скажите — как в такой обстановке лучше всего выпустить пар, обозначить новую стратегию власти и при этом сразу же назначить ответственных за ее выполнение? Правильно — разделить общее бремя кризиса со всеми, тем самым сохранив высокий рейтинг президента в преддверии новых выборов и ликвидировав возможность оппозиции для критики.

Давайте разберемся, кого конкретно партии могут делегировать в коалиционное правительство? «Единая Россия» — сопредседателя «Общероссийского народного фронта» Ольгу Тимофееву, юриста Владимира Плигина, поборницу прослушки граждан Ирину Яровую, председателя думского Комитета по социальной политике Ольгу Баталину. Можно назвать еще ряд известных и не очень имен. Баталина и Тимофеева относятся к новой генерации политиков партии власти, которая пришла вместе с вероятным спикером следующего парламента, куратором внутренней политики Кремля Вячеславом Володиным. КПРФ может выставить международника Леонида Калашникова, представителя промышленных кругов Сергея Гаврилова, а также знаменитого оппозиционера 90-х, экс-ректора РГТЭУ Сергея Бабурина. «Справедливая Россия», вероятно, предложит своего лидера Сергея Миронова и представителя аграрного сектора Алексея Чепу. ЛДПР — приближенного к лидеру партии молодого политика Ярослава Нилова. Правда, для этого всем им нужно выиграть выборы.

Подобный сценарий развития событий вполне возможен в силу того, что российской власти в лице ее политических представителей все сложнее нести монопольную ответственность за происходящее в стране. В тучные годы эта ноша не тянула, была приятна и легка. Но как только рухнула нефть, мы со всей неприкрытой очевидностью столкнулись с тем, что отечественная экономика как сидела на энергетической игле, так никуда с нее и не думает слезать. А разговоры про модернизацию (привет авторам концепции) так и остались красивой демагогией.

Выбор за президентом — захочет ли он вместе с партией власти отвечать за ухудшение социально-экономического самочувствия граждан или предпочтет разделить это с победителями парламентских выборов? Узнаем совсем скоро. Ведь на кону — та самая политическая стабильность в государстве, которую, как священную корову, оберегали все эти годы.

Возвращение Крыма. Хроника событий

Олег Бондаренко ,

Московский Комсомлец,

05.09.16.

 

 

Архив