Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

Бессмертные страницы истории комсомола

Поделится:
13:38 27 Октября 2016 г. 1053

 Сердце Баневура

6E798-8YiCQ.jpg

 Виталий Баневур – один из руководителей комсомольского подполья в г. Владивостоке в годы Гражданской войны. Родился в Варшаве в семье ювелира, социал-демократа Бориса Залмановича Баневура и врача Анны Наумовны. В 1915 г. семья Баневуров эвакуировалась в Москву, в августе 1917 года перебралась во Владивосток.

В 1919 году Виталий окончил 8-й класс Владивостокской мужской гимназии. Уже в гимназии увлекался политической деятельностью и весной 1918 г. состоял в Союзе учащихся социалистической интеллигенции. Впоследствии участвовал в партизанском движении.

В декабре 1921 года Виталий Баневур совместно с Марией Фетисовой начал восстановление разгромленного владивостокского подполья. О его деятельности стало известно белогвардейцам, и они объявили награду за его голову. По предложению руководства В. Баневур покинул город и устроился работать в депо станции Первая речка. Виталий организовал подпольную группу, которая начала сопротивление строительству бронепоездов: устраивались аварии, забастовки. Более того, удавалось организовать диверсии против уже выпущенных бронепоездов: они попадали на запасные пути, слетали с рельсов и разбивались. Тем не менее обстановка в депо вокруг В. Баневура начала накаляться, и по решению подполья он ушёл в тайгу, в отряд Топоркова. В отряде В. Баневур принимал участие в диверсионных акциях против поездов белогвардейцев и японских интервентов, в уничтожении телефонных и телеграфных линий, налётах на гарнизоны белогвардейцев. Весной 1922 года он принял участие в бою, в котором был разгромлен белогвардейский отряд, направленный для уничтожения партизан.

В июне 1922 года Япония объявила об эвакуации своих войск из Приморья, после чего началось наступление Народно-революционной армии. В сентябре Дальбюро ЦК РКП(б) приняло решение в занятых белыми и интервентами районах тайно провести съезды крестьянских уполномоченных, выделенных бедняцко-середняцким активом. Съезды должны были избрать комитеты по установлению Советской власти в Приморье. На 13 сентября такой съезд был намечен в деревне Кондратеновка. Предатель сообщил белогвардейцам в Никольск-Уссурийске о проведении такого съезда, и они направили туда свои отряды. Виталия Баневура схватили. В течение нескольких дней он подвергался страшным пыткам, а 17 сентября был выведен за деревню и белогвардейцы, разрезав грудь, вырвали его сердце.

В 1953 году вышла книга Дмитрия Нагишкина “Сердце Баневура”, повествующая о героической борьбе красных партизан и подпольщиков Дальнего Востока. Памятник Виталию Баневуру установлен во Владивостоке. В 1964 году пионерской дружине школы № 14 (ныне № 4) в городе Коряжма Архангельской области было присвоено имя Виталия Баневура. При парадном входе школы был установлен бюст героя.

30 октября 1978 года сооружён монумент в его честь в поселке Ливадия Находкинского городского округа Приморского края.

 

Огненный тракторист

0yVYGGWHYdk.jpg

3 июля 1972 года рязанский комсомолец Анатолий Мерзлов вместе с товарищами работал на пшеничном поле. Это была его вторая жатва после окончания училища механизации. Он осваивал профессию тракториста. Анатолий работал на своем стареньком тракторе, подбирал солому. От случайной искры солома вспыхнула. Сражаясь с огнем, спасая трактор, он получил ожоги, несовместимые с жизнью, и через тринадцать дней скончался. Анатолий геройски погиб. Его трактор ДТ-75 теперь стоит в г. Михайлов Рязанской области на территории сельхозтехникума имени Анатолия Мерзлова.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 декабря 1972 года А. А. Мерзлов посмертно награждён орденом «Знак Почета» за отвагу и мужество, проявленные при спасении народного добра.

Сразу после гибели Анатолия Мерзлова Константин Симонов написал очерк для газеты «Комсомольская правда», откуда мы взяли несколько отрывков, которые помогут нынешнему поколению сформулировать свое отношение к его мужественному героическому поступку.

«Стойкие люди – это не те, у которых не дрогнет голос и не упадет слеза. Стойкие люди – это те, которые сами не дрогнут в трудную минуту жизни, которые сами не упадут на колени перед бедой».

«То самообладание, которое Анатолий Мерзлов проявил в первые страшные минуты и с которым он тринадцать суток боролся со смертью, не отчаиваясь, не жалуясь, за все время – ни при отце, ни при матери, ни при враче, ни при товарищах, ни при жене – не проронив ни одного жалобного слова, убеждало меня в том, что смертельный риск, на который пошел Мерзлов, спасая свой трактор, не был просто вспышкой мальчишеской отчаянности, мгновенным бездумным взрывом».

«На смертельный риск пошел человек твердый, человек с самообладанием, решивший исполнить свой долг так, как он его понимал, и надеявшийся, что он сумеет это сделать, сумеет оказаться победителем в этой схватке со стихией».

«Человек, умиравший в больнице, бросался в огонь не очертя голову, он не был самоубийцей и ценил себя и свою жизнь не меньше, чем другие люди. Но в его понимании цены человека, в том числе и собственной цены, очевидно, входило понимание цены выполненного или невыполненного долга».

«Кроме атмосферы семьи, есть еще атмосфера страны, той земли, на которой живут и работают люди. Да, конечно, сейчас не сорок первый и не сорок пятый год! Но десять тысяч жителей той округи, того небольшого кусочка советской земли, на котором вырос и воспитался Мерзлов, отдали когда-то свою жизнь за то, чтобы эта земля осталась нашей, чтобы она не стала территорией, на которой живут рабы фашистского рейха. И хотя это было давно, это самопожертвование осталось частью атмосферы, частью того воздуха, которым с детства дышал Мерзлов. И в решительные минуты его жизни это тоже оказалось важным».

«Бывают в жизни людей часы и минуты, когда Родина становится до предела конкретным и точным понятием. Иногда – это винтовка, которую и теряя сознание не выпускают из рук, иногда – это человек, которому отдают свою кровь, а иногда –это хлеб, которому не дают сгореть».

«В одном я внутренне уверен: в те секунды, когда Мерзлов бросился спасать свой трактор, этот трактор был для него какой-то частицей его страны, или еще точнее: его отношение к своему трактору было какой-то частицей его отношения к своей стране».

“Верен Родине и себе”. Да, пожалуй, именно эти слова выражают нравственную суть того, что сделал Анатолий Мерзлов. Сделал, потому что видел в этом своем тракторе частицу народного достояния, то есть, в конечном счете, частицу Родины, и, оставаясь верным себе, не мог поступить по-другому».

Светлая память ему, простому русскому и советскому человеку!

В память о гражданском подвиге

А. Мерзлова была написана песня “Баллада о спасенном хлебе».

 

По материалам интернет-изданий

 

 

 

Архив