Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

Кто и как готовил СССР к "Беловежской Пуще"

Поделится:
13:28 22 Декабря 2016 г. 821

 

— Напомните нашим читателям, как это происходило?

— Гибель СССР и приход Бориса Ельцина к власти в России были связаны прежде всего с потерей КПСС контроля над средствами массовой информации.

 

p1_Nz9NT1oo.jpg

 

Яковлев, будучи секретарем ЦК и членом Политбюро, курирующим эту отрасль, сумел по-тихому передать без сопротивления со стороны президента СССР Горбачева всю советскую прессу людям, которых мы можем смело считать ярыми врагами социализма. Вспомните, какие журналы на закате перестройки были самыми ходовыми: «Новый мир», «Знамя», «Огонек»… Главным редактором «Огонька», был Виталий Коротич. В августе 1991 года, когда власть в стране ненадолго взял ГКЧП, Коротич попросил политического убежища в США. Он подумал тогда, что раз Горбачев отрешен от должности, то КГБ, которого Коротич так боялся, возьмет его, главреда «Огонька» с поличным. Коротичу, столько сил положившему на высокооплачиваемую подрывную работу против СССР, было что скрывать от госбезопасности. В той же пятой колонне, что и «Огонек», шагала газета «Московские новости» — еще одно любимое блюдо тогдашней читающей интеллигенции. «Московские новости» отличились тогда тем, что раскручивали на всю страну предателя Олега Калугина и, извиняюсь за выражение, поливали дерьмом нашу армию и Комитет государственной безопасности. Главный редактор «Московских новостей» Егор Яковлев был не только однофамильцем, но и лучшим другом другого Яковлева. После краха СССР Егор Яковлев, при помощи тоже Яковлева, стал руководить телевидением, сделав его не только коммерческим, но и целиком антисоветским, предательским. Заместитель главного редактора «Известий» Игорь Голембиовский, в прошлом инструктор ЦК ВЛКСМ по пропаганде и агитации, в августе 1991 года при помощи Яковлева сделал «Известия» своей фактической собственностью и рупором махровой антисоветской и антироссийской пропаганды. Яковлев помог скромному советскому журналисту Голембиовскому стать одним из самых одиозных даже для эпохи Ельцина магнатов-сионистов. Мало чем отличался от них всех и главный редактор журнала «Новый мир» Сергей Залыгин. На страницах журнала, который некогда возглавлял поэт-фронтовик Александр Твардовский, автор «Василия Теркина», накануне заката СССР печатали деятелей вроде ушедшего на службу к нацистам чеченца Абдурахмана Автурханова. В «Новом мире» увидела свет на русском языке книжка «Жатва скорби» — «библия» мифологии о голодоморе как геноциде украинского народа, составленная агентом британской разведки Робертом Конквестом. Такое стало возможным не потому что Залыгин взял и возненавидел все советское, а потому что он, как главред ведущего журнала каждую неделю ходил получать инструкции от Яковлева, что нужно публиковать. Поскольку Залыгин был членом партии, он таким образом еще и соблюдал партийную дисциплину. Так делали все главреды ведущих советских СМИ того времени. К лету 1991 года вне поля деятельности Яковлева и компании осталась только одна газета — «Советская Россия».

Яковлев на фоне Горбачева выглядит профессором Мориарти, а Горбачев — жалким слизняком. Но не надо преувеличивать способности и возможности Александра Николаевича. Его целиком и полностью сделали американские кураторы. Книги Яковлева о России издавались в США многомиллионными тиражами и были рассчитаны только на неискушенного западного потребителя. Любой русский человек или знающий Россию иностранец побрезгует читать эту дрянь. Способности Яковлева были раздуты кураторами.

Так делают в Госдепартаменте США и в американских спецслужбах с каждым нужным ими в России человеком. Неважно, кто это и как его зовут: Александр Яковлев, Анна Политковская, Евгения Альбац… Или же члены фракций Госдумы и некоторые члены Совета Федерации, которые регулярно наведываются на встречи в посольство США в Москве и выезжают в США чаще, чем в русскую глубинку.

Но хватит о Яковлеве, Горбачеве и иже с ними. Про Горбачева я много раз говорил: то, что это ничтожество и профессиональный двурушник еще получает право слова в СМИ и справляет свои дни рождения на высшем государственном уровне — это, мягко говоря, недоразумение. Давно пора предать Горбачева справедливому уголовному суду, которого он заслуживает.

Я хотел сказать о другом. Успехи наших врагов в деле развала СССР были бы невозможны без просчетов и ошибок наших друзей. То есть членов ГКЧП.

 

— Кого Вы имеете в виду?

— Хотя бы Владимира Александровича Крючкова. Он был порядочным, скромным и умным человеком, настоящим патриотом Советского Союза. Но История не снимает с него вины и ответственности за то, что случилось в августе и декабре 1991 года с Советским Союзом. Владимир Александрович вырос во время руководства КГБ Андроповым, под андроповским крылом, и пока был жив Юрий Владимирович, все решения Владимира Александровича Крючкова были, как правило, выверены правильно и носили точный характер. Но, как только Горбачев назначил Крючкова самостоятельной политической фигурой, сделав его председателем КГБ и членом Политбюро, вовсю проявились недостатки крючковского характера, прежде всего нерешительность. Поэтому, сколько бы он ни пытался и в своих книгах не оправдывался, надо сказать — решительности у него оказалось недостаточно. Это хотя бы видно из того, что в ГКЧП, собранному по инициативе Крючкова, долго не могли выбрать председателя. А потом остановили свой выбор на Геннадии Янаеве. На посту главы ГКЧП была нужна яркая фигура, которая могла бы затмить Ельцина, который в ту пору выглядел красавцем хоть куда. А выбрали в итоге Янаева — человека, который даже на фоне партийной номенклатуры выделялся своей бесцветностью. Пока ГКЧП работал, ни у кого из его членов не было ясного пути спасения государства. Ввели они в столицу войска — и что дальше? Стоявшая без дела армия в итоге стала еще одним инструментом ельцинской пропаганды, полученным за просто так «демократами» от ГКЧП. За что История осудила гэкачепистов, так это за их попытки договориться с Ельциным. Вспомним недавно скончавшегося лидера Кубы Фиделя Кастро, которого я лично знал. В 1961 году, во время высадки в Заливе Свиней американского десанта из числа кубинских эмигрантов-наемников, Фидель поднимал своими речами миллионы людей на борьбу за свободу Кубы. Куба в итоге выстояла. В руках у ГКЧП были армия, милиция, силы КГБ, народ, который можно было поднять на защиту СССР, как Фидель Кастро поднял кубинцев. А Комитет до последнего трусил и мечтал: как-нибудь договоримся с Ельциным, согласуем позиции. Бесконечные закулисные переговоры Комитета с Ельциным привели в итоге СССР к окончательному краху, а сам ГКЧП — к свалке истории.

Вспомню случай. Я был членом коллегии КГБ СССР. 19 августа 1991 года Крючков собрал коллегию и доложил: объявлено чрезвычайное положение, власть перешла в руки ГКЧП, звонил Назарбаев, который заявил, что полностью поддерживает ГКЧП… А потом Владимир Александрович говорит, что с Ельциным, дескать, удастся договориться. После этого все члены коллегии решили, что раз с Ельциным можно договориться, то по поводу противостояния ГКЧП и Ельцина не стоит и переживать: на самом деле давно уже все продумано и согласовано. Меня такой расклад удивил. Крючков и раньше ездил к Ельцину на разные переговоры тет-а-тет. Но почти каждый раз он сообщал, что по тому или иному вопросу договориться не удалось. А здесь — прямо наивная уверенность в успехе. Потом, как всем известно, весь боевой настрой ГКЧП, и без того невысокий, уплыл в «Лебединое озеро».

Чем больше разворачивались августовские события возле Дома Советов, тем я больше понимал, как были правы китайцы, устроившие при похожих событиях в 1989 году военный разгон толп на площади Тяньаньмэнь в Пекине. Вопрос о правомерности применения силы не должен мучить государственные головы, когда речь идет о судьбе государства. Рассуждения «демократов» о том, что «в безоружных стрелять нехорошо», или, как после Украины принято говорить, «они же дети», — это лицемерие чистой воды. Когда «демократам» понадобилось в октябре 1993 году расстрелять парламент, который был избран народом нашей страны, они не колебались ни минуты. А деятели вроде Олега Басилашвили и Лии Ахеджаковой зашли еще дальше Ельцина: они потребовали «повесить всех коммуняк», и никто их за это в тюрьму не посадил. Если бы лидеры ГКЧП в свое время повторили хоть в малой мере то, что сделал до них в Пекине Дэн Сяопин, Ельцин бы вряд ли взял власть. Ход истории был бы иным. Но руководство ГКЧП, состоявшее из представителей выродившейся морально верхушки КПСС, уже не имело ни духа, ни смелости. Когда вокруг Дома Советов собралась толпа, растерявшиеся комитетчики вместе с руководством КГБ СССР предпочли без боя сдать власть, а потом отсиживаться в «Матросской тишине», вместо того чтобы принимать меры по спасению государственного строя, Родины и народа.

 

Интервью у А.Н. Леонова,

генерал-лейтенанта КГБ СССР в отставке,

взял А. Приймак

Архив