Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

Над памятью время не властно

Поделится:
12:56 09 Февраля 2017 г. 952

 

За бурными событиями уходящей эпохи незаметно прошли уже и десятилетия, отделяющие нас от афганской эпопеи. А помнится все, будто было вчера.  Лица друзей – советских и афганских, детали обстановки, даже погода. И песни – о доме, Родине, о войне…

 

            Над горами, цепляя вершины, кружат вертолёты.

            Где-то эхом вдали прогремели последние взрывы.

            Только изредка вдруг разорвут тишину пулемёты,

            Проверяя, а все ли мы живы …

            Афганистан, Афганистан,

                                                    Афганистан, Афганистан…

 

Искажение правды теми, кто рушил Советский Союз, крушил социализм, извращение действительности, неуважение и враждебность к оставшимся в живых и забвение павших, очернение, ложь – горько и обидно для нас. И то, что в последнее время все чаще звучит трезвый анализ событий тех лет, восстановление истины и значения их сегодня будит какую-то надежду, что справедливость восторжествует, память о павших героях не потускнеет.

Расскажу о совершенно малоизвестной, оставшейся загадочной страничке истории, о фантастическом мужестве ее участников.

Где-то в середине 1987 года от афганских товарищей до нас стали доходить смутные слухи о восстании и боях на пакистанской территории вблизи города Пешавар. Потом сведения подтвердились. Выяснилось следующее.

На той стороне, километрах в 150 от афганской границы, в селении Бадабира  находился лагерь афганских душманов. Туда доставили и держали в заключении группу пленных – предположительно семь советских и двенадцать военнослужащих афганской правительственной армии. Несмотря на строгий режим и языковой барьер, эти пленники смогли объединиться.  Они перебили охрану, захватили лагерь и находящийся там арсенал. Они смогли отбить все атаки, держались около недели, наводя ужас на душманов. Не рассчитывая на помощь, дрались до тех пор, пока напуганные власти Пакистана не подтянули армию. Авиация и тяжелая артиллерия не просто уничтожили там все.

Со слов очевидцев, земля покрылась спекшейся коркой.

Имена героев, как советских, так и афганских, остались неизвестными. В то время мы смогли узнать, что одного звали Николай. Возможно, сейчас они уже установлены, – я об этом не знаю. Но тогда среди афганцев ходили легенды о мистических воинах, подтверждающих доблесть советских солдат.

Вечная им слава! И наша память! 

 

Г.В. Халаимов,

полковник, 

участник боевых действий в Афганистане

 

DSC_0256.jpg?extra=ZzmfGaYN1CLJOEHhaUu82

SBlS3lJlLio.jpg

 

Баллада о сыне

 

Афганской темы

                      Не жалуют поэты:

С афганской болью

                     Рифму не связать.

Но я пытаюсь

        Хоть что-нибудь   об этом

 Словами материнскими

                                     Сказать.

Сегодня жизнь

                    Меняет очертанья,

И всё былое видится

                                      Как сон.

Остались в мыслях

                 Одни воспоминанья:

Как стаи птиц

                Летят со всех сторон.

Тревожат разум

              Фантазией Надежды –

Она под сердцем

                        Прячется и ждёт:

Явленьем чуда сынок                    

                    Живой, как прежде,

Сквозь годы  в дом

                       Тихонечко войдёт.

И скажет маме:

                  «А вот и я - Серёжа...

Неужто ты меня

                              Не узнаёшь?.»

А мать платочек

        К глазам своим приложит,–

Всю душу ей

                    Пронизывает дрожь:

Знакомый голос

                 Из прошлого столетья

Одно мгновенье

                           В памяти звучал.

И сердце сжалось

                     В безмолвии ответа:

«Меня б и ты

                     Сегодня не узнал...»

 

* * *

 

... Весёлый парень

               С коротенькою чёлкой,

Покинув детством

                         Пахнущий порог,

Ушёл однажды

                Из крымского посёлка

 В объятья кровью

                            Меченых дорог.

В неполных двадцать,

               Трагедией пленённый,

Он призван был

                     Отечеству служить

В стране далёкой,

         Как демон, непреклонной,

 Что у подножья

                           Вечности лежит.

Вокруг вершины,

                       Окутанные небом.

Песчаный дождь

                 По крышам кишлаков.

А жизнь провинций,

                   Похожая на небыль,

В ушах звенела

                             Тяжестью оков.

С исламской верой,

                  Подобен дикой лани,

Народ, с которым

                     Встретился солдат,

В сожжённом зноем

                      ЕГО Афганистане...

Но братский долг

                      Не выпустит назад:

Ему обязан фамилией

                                       Красивой -

Сажать цветы на

                       Выжженной земле,

Беречь их всходы,

                   Как замыслы России...

А цель благая канула

                                          Во мгле.

Мальчишка русский,

               Благословенный Богом,

Шагнувший в пекло

                        Каменных трущоб,

Столкнулся с «братом»,

                     В отсталости убогой

Подстерегавшим выстрелами

                                               В лоб.

Он шёл с боями по узким

                              Горным тропам.

Терял друзей, петляя

                                     Между скал.

Теперь спасал он лишь

                             Маленькую роту,

Как дед когда-то

                               Родину спасал...

В зелёной зоне на

                       Подступах к Герату

В огне войны,

                            Воистину  чужой

Погибла юность                 

                     Крымского солдата

По имени Серёжа Бережной...

 

В начале жизни срывались

                            В пропасть души,

Во взглядах мерк

                        Берёзовый рассвет.

А там, в России,

                      Девчонки-хохотушки

Ещё не знали, что   

                                   Любимых нет.

Волной катилась нежданной                                            

                                  Скорби глыба.

В понятье «долг» – терялся

                              Прежний смысл.

Всего трагизма содеянных

                                            Ошибок

С бездарности политиков

                                         Не смыть.

Туман окутал крутые

                                       Повороты,

И чёрный ворон падает

                                            Со скал.

Зачем там гибли солдат

                         Российских роты,–

Никто об этом так и

                                        Не сказал.

 

* * *

 

Листаю в «Книге Памяти»

                                      Страницы,

Глаза в глаза в ней                       

                           Смотрят на меня

Мальчишек наших ещё

                                  Живые лица,

Сгоревшие на линии

                                             Огня.

А в детском взгляде

                    Серёжи Бережного –

Немой укор, как выстрел

                                      За спиной.

За этот взгляд – и за чертой

                              Всего живого –

Я кланяюсь Татьяне

                                       Бережной.

Таких, как он, не предавших

                                            Россию,

Сердца людей хранят

                                     По именам:

В названьях улиц, школ,

                               Где их растили

Для беззаветной

                        Преданности  нам.

 

       

Галина Маркина,

автор поэтического сборника

«Позвольте жить!»

2001г.

 

Wqcwfpd10SE.jpg

 

 

 

Архив