Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

К 85-летию со дня рождения Народного артиста СССР Юрия Иосифовича Богатикова

Поделится:
14:05 27 Февраля 2017 г. 984

 

 

Дружба, прошедшая испытания

 

На вручение Керчи Золотой Звезды и ордена Ленина в связи с присвоением звания Города-Героя в сентябре 1973 года прибыли два члена Политбюро ЦК КПСС  – министр обороны СССР А.А. Гречко и первый секретарь ЦК КПУ В.В. Щербицкий.

Я, молодой секретарь комитета комсомола «Керчьрыбпрома», вместе с генеральным директором объединения Л.Г. Тимофеевым и секретарем парткома П.Г. Загорулько встречаем в моррыбпорту у трапа только что прибывшего из Голландии нового промышленно-производственного рефрижератора с гордым названием «Герои Эльтигена» столь уважаемую делегацию, которую сопровождают первый секретарь Крымского обкома партии Н.К.Кириченко и первый секретарь Керченского ГК КПУ С.А.Чистов. Легендарный моряк, рыбак-профессионал капитан-директор корабля Б.Н.Эцын знакомит нас с судном. Тут же принимается решение: после проведения в городском театре им. А.С. Пушкина торжественной церемонии награждения города в кают-компании корабля будет проведен дружеский ужин.

После окончания торжественного собрания и концерта, где Ю.И. Богатиков впервые исполнил «Золотую Керчь», впоследствии ставшую гимном Города-Героя, С.А.Чистов внес коррективы в дальнейшую программу, поручив мне доставить Юрия Иосифовича и его коллектив на корабль «Герои Эльтигена».

Вот    тогда   я   лично    познакомился     с Ю.И. Богатиковым. У хлебосольного капитана Б.Н. Эцына мы празднично и с размахом достойно отметили величайший праздник, ставший знаковым для керчан, и не только.

Это было в сентябре теперь уже далекого 1973 года.

Вскоре судьба свела нас в Ялте – на его квартире по ул. Кирова, 32, где я познакомился с великолепной эрудированной, высокообразованной и принципиальной супругой Юрия Иосифовича – Раисой Ивановной. А немногим позже, будучи в поездке в Харькове, встретился с его первой семьей – женой, дочерью и внучкой.

Наше общение переросло в настоящую крепкую дружбу – мужскую и идеологическую солидарность. Мы прошли с ним все постсоветские годы, препятствия, испытания. И он нигде не дал слабину.

Ошибки свои умел признавать.

Юрий Иосифович до последнего биения сердца был и остался коммунистом, человеком щедрой души и бескорыстия.

Никогда не забуду, как моего большого друга поздравляли с присвоением звания Народного артиста СССР.

Кстати,  после легендарных К. И. Шульженко и Л.О. Утесова он, как эстрадник, первый получил это звание. В Крымской филармонии, куда Юрий Иосифович  с супругой приехал из Ялты, я вместе с Л.А. Ермоленко, тогда заведующей отделом культуры Крымского обкома КПУ, В.А. Юркиным, директором филармонии и М.К. Дорохиным, директором племптицесовхоза им. М.В. Фрунзе, большим почитателем таланта и другом Ю.И. Богатикова, встречали их.

Такой высочайшей наградой гордился не только Юрий Иосифович, гордились все, кто почитал его великий талант и высокие человеческие качества: патриотизм и гражданскую позицию.

Особо хочу сказать о Раисе Ивановне Богатиковой, супруге Юрия Иосифовича.

 

hnNhNpE6hgE.jpg

 

Да, начиная с 1991 года, разладилось у них с Юрой. Но он до последнего беспокоился о ней, не забывал, помогал, хотя жили врозь.

После его смерти в 2002 году Раиса Ивановна, гордая, независимая, неприступная, замкнулась в себе, никому, в том числе и мне, хотя мы были в хороших отношениях, не пожаловалась на возникшие проблемы. Она, советский человек, умерла голодной смертью, отказавшись менять советский паспорт на украинский. А ялтинские моральные уроды, работавшие и в собесе, и на почте, перестали ей начислять и выплачивать пенсию. Раиса Ивановна не стала ни продавать, ни разменивать квартиру, полученную семьей в 1973г.

Здесь ее и обнаружили соседи, – чисто вымытый пустой холодильник, тщательно убрана квартира, и она, истощенная, но не изменившая своим принципам, ушла в мир иной к своему Юре…

Я считаю аморальным, когда женщины, ставшие в последние два-три года женами и М.И. Пуговкина, и Ю.И. Богатикова, торгуют такими великими и святыми именами.

Еще одна до боли непростая ситуация.

 

D5VMO5pMLHM.jpg

 

Мой дорогой Юра, как и я, любил собак. У него дома жил большой черный пудель Атос, который составлял творческую компанию, подпевая своему другу. В последние дни, даже часы, когда Юрий Иосифович, еле говорящий и тяжело дышащий, лежал на кровати, он сказал мне: «Я к тебе как к другу обращаюсь с двумя просьбами: я же Народный артист СССР. Поставь мне хороший памятник на могиле, и чтобы обязательно была надпись: «Остаюсь с обманутым народом».

 

И еще одна просьба: сделай так, чтобы Атос не увидел меня мертвым».

Вот где величие человеческое: умирает, а о своем друге четвероногом переживает, чтобы тот не ощутил боли потери!

Мы прошли такой тернистый путь, глубоко зная друг друга, ценя великие морально-нравственные поступки.

Октябрь-ноябрь 1991 года. Я – изгой.  В условиях махрового антикоммунизма лежу после инфаркта в больнице. А Юра заходит ко мне домой и говорит моей Валентине Михайловне: «Валюш, я вот зашел на рынок, купил курицу. Отвари, пожалуйста, а я позже приду, заберу». Не пришел, не забрал. Через пару-тройку дней снова повторяет этот ход, чтобы поддержать меня, мою семью.

Это уже не дружба, это что-то большее. Он понял мою ситуацию, потому что тоже был в изгоях и я поддерживал его.

Юрий Иосифович очень дорожил тем, что в свое время был в составе Художественного совета Министерства культуры СССР, когда его возглавляла легендарная Е.А. Фурцева (кстати, тоже наша крымчанка, – в  тридцатые годы  Екатерина Андреевна работала  секретарем Феодосийского горкома ВЛКСМ), а когда он получил звание Заслуженного артиста Украины, «Союзконцерт» планировал его гастроли по всему Советскому Союзу. Один из первых концертов был с великой Клавдией Ивановной Шульженко, которую он боготворил до конца своей творческой карьеры.

Однажды после очередного концерта артистов пригласили на ужин. А у Клавдии Ивановны, а затем и у Юрия Иосифовича, было железное правило: они ходили на приемы только со всеми участниками концерта. Непременно  был и аккомпаниатор Клавдии Ивановны – Борис Ашкинази.

Сидя за столом, он услышал их диалог: «Ну что же, ребята, я ж легенда», – сказала Шульженко. Тогда же не было ни «фабрикзвезд», ни «королей эстрады», ни других «супер-пупер»…

Авторитет Бориса Ашкинази только ему одному позволял делать Клавдии Ивановне замечания: «Клавушка, я же уже просил тебя так не говорить».

– Почему?

– Это нескромно.

– А кто же обо мне скажет, если не я?

Подумав, Ашкинази ответил: «Пусть о тебе это народ скажет!»

Небольшая пауза, и Клавдия Ивановна парирует: «Да ну его, этот народ. Он вечно забывает…»

Наш памятный вечер-посвящение – это и есть напоминание народу о его ярких творческих эстрадных звездах, о настоящих патриотах, о Маршале советской песни Юрии Иосифовиче Богатикове.

 

 

Леонид Грач,

друг.

 

ZfAlen-YESQ.jpg 

 

28 февраля 2017 года, 17.00

Крымский  академический русский 

драматический театр имени М. Горького

 

 

 

 

Архив