Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

Улица Лёни Тарабукина

Поделится:
16:38 04 Мая 2017 г. 722

fos3iA64JD4.jpg

 Имена молодых подпольщиков Леонида Тарабукина, Игоря Носенко, Владимира Дацуна, Ильи Стацко, Павла Лашкова, Левика Силкова, Юрия Амвериади навечно занесены в список симферопольских патриотов, героически боровшихся с фашисткими оккупантами вместе с коммунистами Иваном Георгиевичем Лексиным, Иваном Иосифовичем Беспаловым, Иваном Яковлевичем Бабичевым,    Ананием Алексеевичем Прилуцким.

Семнадцатилетние ребята и девушки горячо осознавали необходимость с тыла помочь Красной Армии освободить Крым, Родину от фашизма.

… Они здесь жили, ходили в школы, играли в футбол, мечтали о будущем.

Домик  Тарабукиных стоял в самом центре города – на улице Некрасова.

Отсюда Леня уходил мстить оккупантам за расстрелянных и повешенных советских патриотов, за поверженный  на землю памятник В. И. Ленину.

В планах ребят было спасение памятника, но их опередили взрослые симферопольцы: памятник был увезен и спрятан Алексеем Лебедевым, Петром Завадским и Николаем Чудаком.

Воспитанные всей советской действительностью, эти мальчики и девочки подобно молодогвардейцу Сереже Тюленину сказали себе: «Я их, годов, где ни увижу, убивать буду!» Как много они успели! Люди должны верить в нашу победу, – и на стенах домов появляются листовки с правдой об успешном наступ-

лении  Красной Армии под Москвой и Сталинградом.

Работающие в мастерской по ремонту портили технику врага. Юноши и девушки помогли бежать советским военнопленным. Леня участвовал во взрыве немецкого эшелона  с вооружением и живой силой.

Подпольщики спасали от голода одиноких пожилых людей, добывая для них продукты. И вот, читатель, мы приближаемся к трагическим страницам повести.

Предательство. Их выдала Верка – маникюрша. За обещание жениться на ней гитлеровского офицера она продала всех ребят.

Леню взяли в тот момент, когда он в подвале жандармского управления во время их совещания уложил тол, уже горел бикфордов шнур.

Двое здоровенных фашистских палачей в гестапо на улице  Студенческой, 12 зверски, страшно пытали ребят, до потери сознания. Леню пытали  при матери: палач вонзил штык в глаз подростка.

Ничего не сказали мальчики палачам, на все вопросы отвечали однозначно: не знаю, не был.

На рассвете десятого апреля ребят вывезли в Дубки. Леня Тарабукин стоял между Игорем Носенко и Володей Дацуном. Занимался рассвет, над крымскими горами медленно раскалялось небо. А по всему горизонту полыхали зарницы: вспышки от выстрелов орудий. Лене  вспомнилась поездка в Севастополь. Он вскинул выше голову и запел:

«Раскинулось море  широко,

И волны бушуют вдали…»

Песню подхватили. Казалось, ее пели не люди, приговоренные к смерти, а моряки на палубе корабля перед выходом в открытое беспредельное море. Но раздались автоматные очереди, и песня угасла в молодых  зеленых дубках...

А восток бурно разгорался. Через три дня, 13 апреля, Красная Армия освободила Симферополь!

Прошло 13 лет. Едва оправившаяся после болезней мать Лени Софья Федоровна, наводя порядок в подвале, нашла чемоданчик, а в нем любимый предметсына – бюст Ленина, подаренный ему дядей, тоже подпольщиком,  только из эпохи Гражданской войны. Внутри была записка: «Мамочка, не плачь и не горюй. Живи долго, моя любимая. Я честно выполнил свой долг комсомольца перед Родиной, партией, своим народом. Твой Лёня».

 

 

            Подготовила  Д. Ивашина

 

 

РЕКВИЕМ

 

Мы выжили, и мы остались жить,

Чтоб нашу с Вами память сохранить.

А ведь они хотели тоже жить,

Любить, растить детей, творить.

Но Гитлер все решил иначе:

Евреям кару он назначил

За то лишь, что они – евреи–

И обо всем свое суждение имели.

Их грабили и обирали.

Потом толпою отправляли

И обрекали на такие муки,

Что содрогаются и внуки.

Травили газом и стреляли,

И даже заживо сжигали.

Во глубине оврага им лежать

Суровым старцам, годовалым детям,

Что жить могли в тысячелетье третьем.

Миллионы людей, погибая безвинно,

Так и не поняли, в нем же причина.

Причина одна, что евреями были.

Хотели, навек чтоб о них позабыли.

Но жили мы и вечно будем жить!

Кое-кому хочу я память освежить:

Вновь поднимают голову фашисты,

А также украинские нацисты.

Печаль всё душу мне тревожит,

Душа спокойно жить не может –

Не дожили наши родители,

Чтоб нынешний день увидели.

Евреям нечего стыдиться,

Евреям надо всем гордиться

Тем, что мы всегда таланты, –

И есть певцы и музыканты,

И шахматисты, и артисты.

Нас много, всех не перечесть.

На всей земле таланты есть.

Мы не забыли вас и не забудем,

Всегда о Вас мы помнить будем.

И вместе с нами память не умрет –

Другое поколение придет,

Которое все так же помнить будет

И никогда об этом не забудет.

 

                                                                                Л. Еремчук

Архив