Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

День мужества и стойкости

Поделится:
12:36 22 Июня 2017 г. 518

 

18 декабря 1940 г. Гитлер в директиве № 21 утвердил окончательный план войны против СССР под условным наименованием «Барбаросса». Этим планом предусматривался окончательный разгром Красной Армии к концу осени 1941 года. Готовясь к походу на Восток, победители Франции, Бельгии, Голландии, скандинавских и балканских стран были уверены в быстрой и легкой победе над Советским Союзом. Так что с подачи этих военачальников Гитлер даже стал повторять, что «по сравнению с кампанией на Западе война на востоке будет подобна возне детей в песочнице». Трезвые же оценки Красной Армии, которые имелись у других военных, он отвергал.

Для осуществления плана «Барбаросса» Германия и ее союзники в Европе: Финляндия, Румыния и Венгрия – запланировали создать невиданную в истории армию вторжения: 182 дивизии и 20 бригад (до 5 млн. чел.). С начала 1941 года подготовка к нападению на СССР развернулась полным ходом. К февралю к советской границе было переброшено 25 дивизий, в марте — еще 7. В своем выступлении в марте 1941 года перед командующими трех родов войск Гитлер заявил: «Войну против России нельзя будет вести по-рыцарски. Это — борьба идеологий и расовых различий. Её надо будет вести с небывалой безжалостной и непреклонной жестокостью. Все офицеры должны избавиться от старомодных представлений. Носителями идеологии, которая прямо противоречит национал-социализму, являются комиссары. Поэтому надо уничтожить комиссаров. Немецкие солдаты, которые нарушат международное право, будут прощены».  В апреле к советской границе прибыли 13 дивизий, в мае — 30. Войска разгружались к западу от линии Радом — Варшава и ночными маршами скрытно двигались к границе. К маю на границе уже были сосредоточены основные силы «Барбароссы», на июнь оставалось подвезти лишь 12 танковых и 12 моторизованных дивизий. К 21 июня 1941 года на советской границе были сосредоточены 190 отборных дивизий численностью до 5,5 млн. чел. (в том числе 153 немецких дивизий), 47,2 тыс. орудий и минометов, около 4980 боевых самолетов, 4300 танков. В морях было сосредоточено 192 боевых корабля. На границе с СССР фашистская Германия сконцентрировала 83% сухопутных войск вермахта, в том числе 86% танковых и 100% моторизованных дивизий и 4 из 5 воздушных флотов.

29 декабря 1940 года военный атташе Тупиков докладывал из Берлина в Москву о том, что «Гитлер отдал приказ о подготовке к войне с СССР. Война будет объявлена в марте 1941 года». В основе информации лежали сведения о выступлении Гитлера на закрытом совещании 18 декабря 1940 года перед высшими военными руководителями. Поступала аналогичная информация и от советских разведчиков, работающих в других странах, но эта  информация  не  нашла  должной  реакции  со стороны  высшего  руководства  страны. Правительство  и

И. В. Сталин остерегались провокаций, — чтобы не дать повода обвинить СССР в агрессивных планах.

Тем не менее,  Сталин видел в Германии неизбежного противника, причём в ближайшем будущем. Об этом свидетельствовало его выступление 5 мая 1941 года перед выпускниками военных академий, в котором он особо остановился на причинах военных успехов Германии. Официальных записей выступлений на этой встрече не велось, но сохранились варианты заявлений Сталина в этот день по воспоминаниям. Генерал Лященко запомнил такие сталинские слова: «У нас с Германией не сложились дружеские отношения. Война с Германией неизбежна, и (повернувшись к Молотову) если товарищ Молотов и аппарат Наркоминдел сумеют оттянуть начало войны, это наше счастье. А вы, — сказал далее Сталин, обращаясь к военным, — поезжайте и принимайте меры на местах по поднятию боеготовности войск».

Участник этой встречи Энвер Муратов, выпускник Военной академии им. С. М. Буденного, запомнил следующее заявление Сталина: «Германия хочет уничтожить наше социалистическое государство, завоёванное трудящимися под руководством Коммунистической партии Ленина. Германия хочет уничтожить нашу великую Родину, Родину Ленина, завоевания Октября, истребить миллионы советских людей, а оставшихся в живых превратить в рабов».

 

XsOaIIlGWEk.jpg

 

14 июня 1941 года на заседании Верховного Главнокомандования вооруженных сил нацистской Германии Гитлер отдал последнее  распоряжение  о  нападении на СССР  –  в 04  часа  утра  22 июня 1941  года.

14 июня 1941 года было распространено сообщение ТАСС о  советско-германских  отношениях, в котором  говорилось:  «По данным СССР, Германия так же неуклонно соблюдает условия советско-германского пакта о ненападении, как и Советский Союз, ввиду чего, по мнению советских кругов, слухи о намерении Германии порвать пакт и предпринять нападение на СССР, лишены всякой почвы».

21 июня 1941 года (13:00). Германские войска получают кодовый сигнал «Дортмунд», подтверждающий, что вторжение начнется на следующий день.

21 июня 1941 года (21:00). Бойцы 90-го пограничного отряда Сокальской комендатуры задержали немецкого военнослужащего, пересекшего пограничную реку Буг вплавь. Перебежчик направлен в штаб отряда в город Владимир-Волынский. На допросе солдат назвался  Альфредом Лисковым,  военно служащим  221-го полка 15-й пехотной дивизии вермахта. Он сообщил, что на рассвете 22 июня немецкая армия перейдет в наступление на всем протяжении советско-германской границы. Полученная информация незамедлительно была передана вышестоящему командованию.

21 июня 1941 года (23:00). Немецкие минные заградители, находившиеся в финских портах, начали минировать выход из Финского залива. Одновременно финские подводные лодки минировали начали побережье Эстонии.

В это же время из Москвы начинается передача директивы №1 Наркомата обороны для частей западных военных округов. «В течение 22 — 23 июня 1941 г. возможно внезапное нападение немцев на фронтах ЛВО, ПрибОВО, ЗапОВО, КОВО, ОдВО. Нападение может начаться с провокационных действий», — говорилось в директиве. — «Задача наших войск — не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения».

21 июня 1941 года (01:21). Границу  с Польшей, поглощенной третьим рейхом, пересёк последний состав, груженный пшеницей, которую СССР поставлял по договору с Германией от 28 сентября 1939 года.

22 июня 1941 года (3:05). Группа из 14 немецких бомбардировщиков Ju-88, вылетев из Кенигсберга в 1-10, сбрасывает 28 магнитных мин у Кронштадтского рейда в 20 километрах от Ленинграда.

22 июня 1941 года (3:07). Командующий Черноморским флотом вице-адмирал Ф. С. Октябрьский докладывает начальнику Генштаба генералу Г. К. Жукову: «Система ВНОС (воздушного наблюдения, оповещения и связи)  флота докладывает о подходе со стороны моря большого количества неизвестных самолетов; флот находится в полной боевой готовности».

22 июня 1941 года (3:30). Начальник штаба Западного округа генерал В. Е. Климовский докладывает о налете вражеской авиации на города Белоруссии: Брест, Гродно, Лиду, Кобрин, Слоним, Барановичи и другие.

22 июня 1941 года (3:33). Начальник штаба Киевского округа генерал М. А.  Пуркаев докладывает о налете авиации на города Украины, в том числе на Киев.

22 июня 1941 года (3:40). Командующий Прибалтийским военным округом генерал А. М. Кузнецов докладывает о налетах вражеской авиации на Ригу, Шауляй, Вильнюс, Каунас и другие города.

22 июня 1941 года (3:42). Начальник Генштаба Г. К. Жуков звонит Сталину и сообщает о начале Германией боевых действий.

22 июня 1941 года (3:45). 1-я погранзастава  86-го Августовского пограничного отряда атакована разведывательно-диверсионной группой противника. Личный состав заставы под командованием Александра Сивачева, вступив в бой, уничтожает нападавших.

22 июня 1941 года (4:00). Командующий Черноморским Флотом вице-адмирал Ф. С. Октябрьский   докладывает Г. К. Жукову: «Вражеский налет отбит. Попытка удара по нашим кораблям сорвана. Но в Севастополе есть разрушения».

Как видно из этих строк, Черноморский Флот начало войны не застало врасплох. Авианалёт  был  отбит.

22 июня 1941 года (4:05). Заставы 86-го Августовского пограничного отряда, включая 1-ю погранзаставу старшего лейтенанта А. Сивачева, подвергаются мощному артиллерийскому обстрелу, после чего начинается немецкое наступление. Пограничники, лишённые связи с командованием, вступают в бой с превосходящими силами противника.

22 июня 1941 года (4:10). Западный и Прибалтийский особые военные округа докладывают о начале боевых действий немецких войск на сухопутных участках.

22 июня 1941 года (4:15). Гитлеровцы открывают массированный артиллерийский огонь по Брестской крепости. В результате уничтожены склады, нарушена связь, имеется большое число убитых и раненых.

22 июня 1941 года (4:25). 45-я пехотная дивизия вермахта начинает наступление на Брестскую крепость. Через полчаса немецкие дивизии начали масштабное наступление по всем фронтам – от южных до северных рубежей СССР.

22 июня 1941 года в 4 утра без объявления войны фашистская Германия и её союзники напали на Советский Союз. Части Красной Армии были атакованы немецкими войсками на всём протяжении границы от Балтийского до Черного морей. Авиационным бомбардировкам подверглись Рига, Виндава, Либава, Шауляй, Каунас, Вильнюс, Гродно, Лида, Брест, Бобруйск, Житомир, Киев, Севастополь и многие другие города, железнодорожные  узлы, морские порты, аэродромы, военно-морские базы СССР. В 5-6 часов утра немецко-фашистские войска перешли государственную границу СССР и повели наступление в глубь советской территории. Только через полтора часа после начала наступления посол Германии в Советском Союзе граф Шуленбург сделал заявление об объявлении войны СССР в связи с сосредоточением частей Красной Армии у восточной германской границы.

Первыми  приняли на себя удар фашистской армады пограничники и бойцы частей прикрытия. Они не только оборонялись, но и переходили в контратаки.

22 июня 1941 года (16:00). После 12-часового боя гитлеровцы занимают позиции 1-й погранзаставы. Это стало возможным только после того, как погибли все пограничники, оборонявшие ее. Начальник заставы Александр Сивачев посмертно был награжден орденом Отечественной войны I степени. Подвиг заставы старшего лейтенанта Сивачева стал одним из сотен, совершенных пограничниками в первые часы и дни войны. Государственную границу СССР от Баренцева до Черного моря на 22 июня 1941 года охраняли 666 пограничных застав, 485 из них подверглись нападению в первый же день войны. Ни одна из 485 застав, атакованных 22 июня, не отошла без приказа.

Гитлеровское командование отвело на то, чтобы сломить сопротивление пограничников, 20 минут. 257 советских погранзастав держали оборону от нескольких часов до одних суток. Свыше одних суток – 20, более двух суток – 16, свыше трех суток – 20, более четырех и пяти суток – 43, от семи до девяти суток – 4, свыше одиннадцати суток – 51, свыше двенадцати суток – 55, свыше 15 суток – 51 застава. До двух месяцев сражалось 45 застав. Из 19 600 пограничников, встретивших гитлеровцев 22 июня на направлении главного удара группы армий «Центр», в первые дни войны погибли более 16 000. Гарнизон Брестской крепости сражался в тылу у немцев до 20 июля, а последнего защитника крепости немцы пленили только через десять месяцев (прим., по плану «Барбаросса» на взятие Брестской крепости отводилось 8 часов…).

Всего за первый день войны ВВС РККА потеряли 1200 самолётов, в том числе большую часть современных машин, дислоцированных в Белоруссии. Но блицкриг сразу пошел не так, как на западе, столкнувшись во многих местах с неожиданно яростным сопротивлением воинских формирований и бойцов Красной Армии.  Гудериан, о первом дне войны записал в дневнике: «Вскоре противник оправился от первоначальной растерянности и начал оказывать упорное сопротивление». Далее о встреченном сопротивлении советских воинов Гудериан запишет следующее: «В 1941 году… с несгибаемой стойкостью удерживали эти солдаты свои позиции». Имеются оценки происходящих в первые дни войны событий и другими немецкими генералами. Основной смысл их высказываний сводится к тому, что войска гитлеровской Германии и ее союзников до этого нигде не испытывали такого мощного сопротивления и никогда не несли таких больших потерь. Вот что отмечал начальник штаба 4-й немецкой армии генерал Блюментритт: «Первые сражения в июне 1941 года показали нам, что такое Красная Армия. Наши потери достигли 50 процентов. Пограничники защищали старую крепость в Брест-Литовске свыше недели, сражаясь до последнего человека, несмотря на обстрел наших самых тяжелых орудий и бомбежку с воздуха. Наши войска очень скоро узнали, что значит сражаться против русских».

Или вот что записал в своём дневнике на восьмой день войны генерал Гальдер, начальник германского генерального штаба сухопутных войск: «Сведения с фронта подтверждают, что русские всюду сражаются до последнего человека. Упорное сопротивление русских заставляет нас вести войну по всем правилам наших боевых уставов. В Польше и на западе мы могли позволить себе известные вольности — теперь это уже недопустимо».

А на пятнадцатый день войны он записал: «Процент потерь офицерского состава по отношению к общему количеству потерь выше, чем во всех прошлых кампаниях».

Сопротивление крепло день ото дня. До середины июля в среднем немцы теряли 4 тысячи человека в день. Во второй половине июля – более 7 тысяч. А к концу третьего месяца войны общие потери превысили полмиллиона! (прим., за весь предшествующий период Второй мировой войны потери вермахта составили 300 тысяч человек).

Утром 22 июня  московское радио  передавало обычные воскресные передачи и мирную музыку. О начале войны советские граждане узнали лишь в полдень, когда по радио выступил Вячеслав Михайлович Молотов. Он сообщил: «Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну».

В тот же  день  был опубликован  Указ Президиума Верховного Совета СССР о мобилизации военнообязанных 1905- 1918 годов рождения на территории всех военных округов. Сотни тысяч мужчин и женщин получили повестки, явились в военкоматы, а потом отправились в эшелонах на фронт. Сотни тысяч советских граждан добровольно уходили в действующую армию. Только за неделю с начала войны было мобилизовано свыше 5 миллионов человек. С территорий, которым угрожала оккупация, началась эвакуация людей и материальных ценностей.

23 июня 1941 года в Москве был создан высший орган стратегического руководства Вооружёнными силами - Ставка Верховного Главнокомандования. Вся власть в стране была сосредоточена в руках образованного 30 июня Государственного комитета Обороны (ГКО). Председателем ГКО и Верховным Главнокомандующим был назначен И. В. Сталин. В стране начала претворяться в жизнь программа чрезвычайных мер под девизом: «Все для фронта! Все для победы!». Началась Великая Отечественная война советского народа против коричневой чумы ХХ века – германского фашизма. Тогда ещё никто не знал, что в историю она войдёт как самая кровопролитная. Никто не догадывался, что советскому народу предстоит пройти через нечеловеческие испытания, пройти и победить. Избавить мир от фашизма, показав всем, что  дух воина Красной Армии не дано сломить захватчикам. Никто и предположить не мог, что названия городов-героев станут известны всему миру, что Сталинград станет символом стойкости наших людей, Ленинград – символом мужества, Брест – символом отваги. Что наравне с мужчинами-воинами, землю от фашистской нечисти  геройски  станут  защищать  старики, женщины и дети.

Несмотря на героизм и самопожертвование советских солдат и офицеров в первые недели войны, остановить врага не удалось.  Упорное  сопротивление фашистские войска встретили в боях под Минском, Смоленском, Владимиром-Волынским, Перемышлем, Луцком, Дубно, Ровно, Могилёвом и др. И всё же через шесть дней после начала войны пал Минск. За первые три недели войны войска Красной Армии оставили Латвию, Литву, Белоруссию, значительную часть Украины и Молдавии. Красная Армия потеряла почти 800 тысяч человек, но эти жертвы были не напрасны, т.к. и агрессор нёс огромные потери в живой силе и технике. Ежедневно воинами Красной Армии совершались тысячи беспримерных подвигов в борьбе с ненавистным врагом, в том числе подвигов, требующих высшей воинской доблести – самопожертвования во имя общей Победы.

Переломным днём в восприятии жителями Советского Союза войны, безусловно, стало 14 августа 1941 года. Именно тогда вся страна вдруг узнала, что немцы заняли Смоленск. Это действительно был гром среди ясного неба. Пока шли бои «где-то там, на западе», а в сводках мелькали города, местонахождение которых многие могли представить с большим трудом, казалось, что всё равно война ещё далеко. Смоленск – это не просто название города, это слово означало многое. Во-первых, это уже больше 400 км от границы, во-вторых, всего 360 км от Москвы. И в-третьих, в отличие от всяких там Вильно, Гродно и Молодечно, Смоленск – это древний, чисто русский город.  Упорное сопротивление Красной Армии летом 1941 года сорвало планы Гитлера. Фашистам не удалось быстро взять ни Москву, ни Ленинград, а с сентября начинается длительная оборона Ленинграда. В Заполярье соединения Красной Армии во взаимодействии с Северным флотом отстояли Мурманск и главную базу флота – Полярный. Несмотря на то, что на Украине в октябре - ноябре противник захватил Донбасс, овладел Ростовом, прорвался в Крым, всё же и здесь его войска были скованы героическими действиями защитников Севастополя. Соединения группы армий «Юг» не смогли через Керченский пролив выйти в тыл советским войскам, оставшимся в низовьях Дона. Начатая 22 июня 1941 года фашистской Германией военная кампания, тщательно планировавшаяся и готовившаяся, провалилась. Это было ясно уже из совещания, которое провел Гитлер 21 августа 1941 года и где ему пришлось констатировать, что ни одна из трёх групп армий, наступавших на Советский Союз, не выполнила своих задач. Ленинград, Москва и Киев не были взяты. Прошло два месяца войны, а Советский Союз не был разгромлен.  И тогда Гитлер меняет планы, поворачивает значительную часть группы «Центр» на юг. Киевское сражение, тяжёлые бои. Оккупанты это сражение выигрывают, но теряют время. Наступление на Москву начинается 30 сентября — при том, что по всем задачам они должны были полностью закончить кампанию к 1 октября.

То есть это уже был провал. Да, наше положение на фронтах оставалось тяжёлым, да, мы несли большие потери и наши армии были окружены под Вязьмой, но к 5 декабря 1941 года уже четверть вооружённых сил вермахта на советско-германском фронте была уничтожена. При всех тяжестях потерь летом 1941-го Красная Армия свою задачу выполнила.  Впереди  страну, её вооруженные силы  и  весь народ ожидали  суровые испытания, но  первый камень в фундамент Победы был уже заложен и им стали доблесть и мужество воинов, вступивших в смертный бой с немецкими оккупантами  22 июня 1941 года.

Мы помним славных защитников Родины, отстоявших независимость родной земли, гордимся мужеством, героизмом, стойкостью воинов и командиров Красной Армии и краснофлотцев Военно-морского флота, гордимся самоотверженностью тружеников тыла — женщин, стариков, детей. Мы низко склоняем головы перед всеми погибшими.

Вечная память героям!

 

Виктор Лукашевич, 

ветеран Феодосийского морского порта

 

 

22 июня 1941 года

 

Памяти  моих  родителей, их  сверстников  и  одноклассников,

судьбы  которых  опалила  война

 

Мне б  вернуться  в  тот  день,

Где  покос  лёг  на  луг,

Где  росой  моют  косы  плакучие  ивы,

Где  стоит  тишина, утром  солнце  встаёт

И  в  лучах  золотых

Силой  нашей  земли наливаются  нивы.

 

 

Мне б  вернуться  в  тот  день,

Где  я   шёл  по  росе,

Где  листвой  шелестели надо мною  берёзы.

Мы  не  знали  ещё, что  война  началась,

Что  уже   пролились матерей  наших  слёзы.

 

 

Школьный  бал  был  вчера, до  рассвета  шумел,

Звонко песни мы пели и  вальс  танцевали,

Голубей  запускали и  в  дружбе  клялись…

Что  готовит  судьба,   –   мы  не  знали.

 

 

Мы  не  знали, что  Иван будет  в  танке  гореть,

А  Сергей  на  таран  самолёт  поведёт.

Что  в  разведку  не  раз  будет Толя  ходить,

Что  в   атаку  Володя поднимет  свой  взвод.

 

 

Что  бойцов  под  огнём будет Таня  спасать,

Что  Полина  врагов будет  метко  разить, 

Что  огонь  на  себя  будет  Пётр  вызывать,

А  Роману – собой  командира  прикрыть.

 

 

Мы  не  знали  тогда, что  в  подполье  Андрей

Будет  с  Шуркой   фашистам  мстить,

Что  погибнут  в  бою, прикрывая  отряд,

Чтоб  другие  могли  жить.

 

             

Мы  не  знали, что  Виктор  до  Берлина  дойдёт

И  фашистский  рейхстаг  брать  он  будет,

Что  слово  «ПОБЕДА!» напишет  на  нём,

Но  в  Праге  потом  ранение  получит.

 

 

Мы  не  знали  тогда, что  наступит  весна,

Май  победный  придёт  45-го  года…

Поднимался народ на  врага, как  стена,

Ведь  на  знамени  нашем  начертано  слово  «Свобода!».

 

Мне б  вернуться  в  тот  день,

Где  я   шёл  по  росе,

Любовался,  как  силой  земли  наливаются  нивы.                                                     

Там  ещё  нет  войны, там  стоит  тишина,

Там  родные  мои и  друзья  ещё  живы …

 

                                                                       

                  В.  Лукашевич,

ветеран Феодосийского морского торгового порта

Архив