Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

Сталинградская битва изменила ход «Большой игры»

Поделится:
12:49 23 Ноября 2017 г. 163

75 лет назад, 19 ноября 1942 г., началось контрнаступление Красной Армии под Сталинградом (операция «Уран»), которое завершилось окружением и уничтожением немецкой сталинградской группировки. 
Эта битва стала самым значимым событием не только Великой Отечественной, но и всей Второй мировой войны. Произошёл коренной, стратегический перелом в войне. 
Военная летопись России имеет огромное количество примеров храбрости и героизма, доблести воинов на поле боя и стратегического умения русских полководцев. Но даже на их примере особо выделяется Сталинградская битва.
Двести дней и ночей на берегах великих рек Дон и Волга, а затем у стен города на Волге и непосредственно в самом Сталинграде продолжалась эта ожесточенная битва. Сражение развернулось на огромной территории площадью около 100 тыс. кв. км при протяженности фронта в 400 - 850 км. В этой титанической битве с обеих сторон приняли участие на разных этапах боевых действий более 2,1 млн. солдат. По значению, масштабам и ожесточённости боевых действий Сталинградская битва превзошла все предшествующие ей сражения мировой истории…
Красная Армия перешла в контрнаступление по всему советско-германскому фронту, нанося врагу одно поражение за другим, освобождая советские земли, а затем и всю Европу от «черно-коричневой чумы» – нацизма и фашизма. Сталинградская битва имела огромное значение для всей советской страны, советского народа. Советский Союз, народ и армия обрели второе дыхание, выдержали страшный 1942 год, перемололи ударные полчища врага под Сталинградом и на Кавказе. Немцы называли Сталинград «Красным Верденом» — лучшие, ударные соединение вермахта завязли в граде на Волге, утратили мобильность, маневренность. Началась вязкая, кровавая «каша», изматывающая позиционная борьба, где успех измерялся метрами! Город был обращён в руины. Но немецкие войска так и не смогли сбросить чуйковцев (армию В.И. Чуйкова) в Волгу. Немецкая армия была истощена, обескровлена и морально надломлена. Вермахт по всему советско-германскому фронту перешёл к обороне.
Ведшая напряженные бои на 1300-километровом фронте (воронежское и сталинградское направления) группа армий «Б» не смогла сломить сопротивление Брянского, Воронежского, Юго-Западного, Донского и Сталинградского фронтов. Главная ударная группировка вермахта — 6-я полевая и 4-я танковая армии — завязли в жесточайших боях на Нижней Волге. 
Немецкое командование вынуждено было перебросить под Сталинград для восполнения огромных потерь 32 дивизии из состава группы армий «А», действовавшей на Кавказе. В итоге кавказская группировка вермахта также утратила большую часть ударной мощи и не смогла решить поставленные перед ней задачи. 1-я танковая и 17-я полевая армии вторглись глубоко на Кавказ, но так и не смогли захватить «черное золото» Грозного и Баку. На Кавказе, как и под Сталинградом, положение вермахта стало опасным, оперативные и стратегические резервы были израсходованы. Успехи вермахта весны — лета 1942 года были обесценены. Цель кампании 1942 года — полный разгром советских вооруженных сил и военно-политический коллапс СССР, — оказалась недостижимой.
Войска Красной Армии решили главную задачу, остановив мощное наступление гитлеровцев на сталинградском направлении, создав предпосылки для ответного удара Красной Армии.
Ставка Верховного Главнокомандования и Генштаб в сентябре-ноябре 1942 года разработали план стратегического контрнаступления советских войск под Сталинградом. Разработкой плана руководили Г.К. Жуков и А.М. Василевский. 13 ноября план под кодовым названием «Уран» был утвержден Ставкой под председательством Иосифа Виссарионовича Сталина. Юго-Западный фронт под командованием Николая Ватутина получил задачу нанести глубокие удары по силам противника с плацдармов на правом берегу Дона из районов Серафимовича и Клетской. Группировка Сталинградского фронта под началом Андрея Ерёменко наступала из района Сарпинских озёр. Наступательные группировки обоих фронтов должны были встретиться в районе Калача и взять основные силы неприятеля под Сталинградом в кольцо окружения. Одновременно войска этих фронтов создавали кольцо внешнего окружения, чтобы не дать вермахту деблокировать Сталинградскую группировку ударами извне. Донской фронт под руководством Константина Рокоссовского наносил два вспомогательных удара: первый — из района Клетской на юго-восток, второй — из района Качалинского вдоль левого берега Дона на юг.
21 ноября 1942 года немецкая 6-я армия Ф. Паулюса была окружена под Сталинградом.
У Красной Армии, Верховного советского командования появилась возможность перехватить стратегическую инициативу в войне, нанести врагу мощный контрудар и начать изгнание оккупантов с родной земли. Кроме того, битва в Сталинграде позволила привести в порядок оборону и войска на других стратегических направлениях, подготовить стратегические резервы, окончательно перевести экономику на «военные рельсы». 
Красная Армия получала всё необходимое вооружение для того, чтобы добиться перелома в войне.
Таким образом, как и в кампании 1941 года, германская военно-политическая верхушка грубо просчиталась в своих расчётах. Замысел захвата основных экономических районов Советского Союза, что должно было по планам Берлина привести к полному краху Красной Армии и СССР, был основан на неправильной оценке морально-политического фактора (устойчивости и морально-волевых качеств советского руководства, армии и народа в целом), военного и экономического потенциалов Советского Союза. Духовная, военно-политическая и экономическая устойчивость СССР оказались намного выше, чем думали в гитлеровской Германии (да и на Западе в целом). «Колосс на глиняных ногах» оказался на деле стальным титаном, способным выстоять и победить в самой жесточайшей бойне в истории человечества. Советский цивилизационный проект и социалистическая система показали высочайшую эффективность и превосходство над «Вечным рейхом» — передовым хищным проектом западного мира.
Сталинградская битва заставила хозяев США и Англии действовать по более благоприятному для Советского Союза сценарию. Весной — летом 1942 года наши западные «партнеры» и не помышляли о том, чтобы активно действовать на основном Европейском театре войны. В начале войны военные и политики США и Англии вообще были уверены, что гитлеровская Германия, подмявшая военно-экономический потенциал большей части Европы, и её союзники (многие забывают, что против нас воевали Италия, Финляндия, Венгрия, Румыния, Испания, Словакия, добровольцы со всей Европы) расправятся с Советским Союзом за несколько недель или месяцев. Ещё в начале немецкой агрессии против СССР вице-президент США Трумэн заявил: «Если будут побеждать немцы, стоит помогать русским, если верх будут брать русские, надо помогать немцам — и пусть они убивают друг друга как можно больше!» США в тот момент были якобы нейтральной страной. Черчилль же в 1942 году на заседании военного кабинета сформулировал задачу так: «Задержать русских варваров как можно дальше на востоке, чтобы они не угрожали свободной Европе».
Ведь советский проект бросал вызов западному проекту создания «нового мирового порядка» — глобальной невольничьей цивилизации. Он предлагал человечеству альтернативу — светлый мир без рабства, паразитирования немногих «избранных» над «двуногими орудиями», «недочеловеками», общество служения и созидания, социальной справедливости. Это был страшный вызов для хозяев Запада. Рушился их тысячелетний проект по созданию «глобального концлагеря». Чтобы остановить Советский Союз, хозяева Запада и создали проект «Гитлер». 
Германия должна была одним мощным ударом покончить с СССР. У Гитлера была тайная договоренность с Лондоном (полёт Рудольфа Гесса), поэтому он не боялся, что будет открыт настоящий второй фронт. Берлин мог сосредоточить все силы на Русском (Восточном) фронте. Затем хозяева США, Англии и Германии могли договориться о разделе планеты на сферы влияния. Для того, чтобы Гитлер не слетел с поводка, у хозяев США был абсолютный аргумент — атомный проект. С другой стороны, хозяева США и Англии знали, что битва на Востоке истощит Германию, для уничтожения русского сопротивления и контроля бескрайних просторов России понадобится огромная оккупационная армия и ресурсы. Поэтому Берлину можно будет продиктовать свои условия. Наготове был и сценарий «дворцового переворота», если Гитлер проявит избыточную самостоятельность. Гитлера должны были устранить генералы и высшие офицеры, желающие «договориться с Западом».
Разгром же вермахта под Сталинградом и поражение в битве за Кавказ заставили хозяев Запада измерить свою стратегию и планы. Стало очевидно, что СССР, хоть и ценой колоссальных потерь, возьмет верх. То есть необходимо будет создавать «второй фронт», чтобы не отдать в сферу влияния Москвы большую часть Европы, которая подчиняется Гитлеру. Необходимо будет отказаться от тайного соглашения с Берлином и сделать вид, что «мировое сообщество» (США и Англия с сателлитами) с самого начала выступали против нацизма и фашизма. Хотя в реальности именно хозяева Лондона и Вашингтона сами вскормили фашизм, нацизм и развязали большую войну в Европе и в мире.
Таким образом, Сталинградская битва изменила ход «Большой Игры». Произошёл коренной перелом в войне. Германия утрачивала стратегическую инициативу в Великой Отечественной войне, она переходила к СССР. 
США и Англия перешли от стратегии, которая рассчитывала на поражение СССР в войне, к другому сценарию — активная экономическая помощь Москве, борьба за сохранение позиций в послевоенном мире и Европе в условиях существования Советского Союза (на Западе ещё надеялись, что крайне ослабленного, обречённого на скорое падение). Япония, как и во время битвы за Москву, ещё раз убедилась в мощи Советского Союза и отказалась от планов вторжения на русский Дальний Восток. Турция также сохранила нейтралитет, хотя раньше склонялась к оси Берлин — Рим — Токио.


Военное обозрение

 

Архив