Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

Как дальше жить? Пять вопросов по итогам IX Гайдаровского форума

Поделится:
12:06 23 Января 2018 г. 290

IX Гайдаровский форум на этот раз шел под девизом «Россия и мир: цели и ценности». То есть эксперты решили обратить внимание не столько на саму экономику, сколько на главного ее потребителя и двигателя – человека. 

1. Что будет с рублем?

Самый волнующий россиян вопрос вызывает стойкое неудовольствие экспертов: они не могут понять, откуда такая вера в зависимость уровня жизни от курса рубля.

– По рублю, по нефти и по доллару – никакого прогноза. Потому что, во-первых, эти параметры зависят далеко не только от внутрироссийской ситуации, – сказал декан экономического факультета МГУ Александр Аузан. – К тому же сейчас количество факторов неопределенности нарастает.

Зато активно обсуждают перспективы криптовалюты.

– Девять из 21 страны – члена АТЭС уже ввели регулирование в сфере криптоэкономики. Этот рынок перспективный. Япония уже внедрила данные платежные системы, – объявила Антонина Левашенко, руководитель Центра Россия – ОЭСР РАНХиГС.

– Менее 10% спроса на биткоин сформировано потребностью им расплатиться и более 90% – желанием на нем заработать. Биткоин сегодня – это пирамидальная история, – осторожничает Сергей Швецов, первый зампред ЦБ РФ.

2. Какая нужна инфляция?

За 2017-й инфляция составила 2,5% – самый низкий показатель в России за четверть века.

– Если сохранить ставки на 0 или близко к 0 (как сегодня во многих развитых странах. – Ред.), неизбежно последуют «мыльные пузыри», снижение производительности труда и т. д., – предостерег старейший национальный банкир Европы – легендарный Якоб Френкель (экс-глава Банка Израиля, ныне председатель правления JP Morgan Chase International). – Поэтому все национальные банки развитых стран установили инфляционный таргет в 2%. 

– Мы находимся в ситуации большой неопределенности, – сказал банкир Петр Авен, глава ABH Holdings S.A. – Инфляционные риски никуда не делись. При нынешнем ее уровне в России в 2,5% инфляционные ожидания – 8% (бизнес и граждане не верят, что она останется такой низкой). С другой стороны, и дефляция может случиться – предпосылки тоже есть.

Опасность дефляции отметил и Александр Аузан: 

– Для России инфляция от 3 до 4% считается уровнем, который может запустить положительные процессы. Когда нет инфляции, это тоже плохо: подвижность экономики падает. А дефляция – вообще явление страшное. Когда цены начинают снижаться, падает оборот: люди ждут, что будет еще дешевле. Такого рода проблемы испытывает у нас сектор недвижимости. Но я бы не сказал, что мы на грани дефляции.

3. Что с налогами?

– Правительство не предполагает увеличения налоговой нагрузки в предстоящем году, – успокоил глава Минфина Антон Силуанов.

Но это половина проблемы. Так, президент РСПП Александр Шохин уверяет:

– Добросовестный бизнес фиксирует увеличение фискальной нагрузки через так называемые неналоговые платежи. Бизнесу нужен закон прямого действия о неналоговых платежах, носящих налоговый характер. 

– Законодательство, которое когда-то было двигателем, сегодня становится тормозом развития налоговой системы, – признает глава комитета ГД по бюджету и налогам Андрей Макаров. – Налоговый кодекс перестал быть законом прямого действия. По существу он переписывается подзаконными актами.

К слову, глава Минфина пообещал, что с марта по декабрь 2018-го пройдет второй этап налоговой амнистии (это про возвращаемые в страну капиталы. – Ред.), т. е. она будет продлена. Это решение возмущает директора программы «Экономическая политика» Московского центра Карнеги Андрея Мовчана:

– Сейчас как будто целенаправленно формируется система недоверия – и между обществом и властью, и внутри общества, и внутри самой власти. Вот решение о продлении амнистии. Ведь думали, как сделать лучше. И сделали ведь отличную систему. Но когда вы ставите людей, которые решили скрыть от вас свои капиталы, в привилегированное положение по отношению к тем, кто выполнил закон, вы разрушаете систему доверия. Странное продление амнистии задним числом, уже после начала года – это разрушение системы доверия внутри общества. Каждый раз мы убеждаем граждан: лучше быть серым, не брать на себя риски...

4. А как быть с нищетой?

– Власти предпринимают попытки понизить уровень бедности, – объясняет Александр Аузан. – Тот пакет, который называют «демографическим», на самом деле – пакет борьбы с бедностью. Грубым счетом это триллион рублей, который через разные каналы будет вброшен. Но это не решит проблему разрыва, это лишь несколько погасит последствия 3 лет падения уровня жизни людей. Проблема разрыва, увы, связана не столько с тем, сколько денег выделено на преодоление бедности, сколько с институтами (а это не просто правила, записанные в законе, это каналы взаимодействия общества и власти). А если у вас институты приспособлены не к тому, чтобы создавать удобства для людей, а к тому, чтобы ренту извлекать из чего угодно, даже из камня, то деньги, которые вы бросаете бедным, не будут до них доходить. Тип институтов меняется долго. Кстати, проблема соцсправедливости состоит не только в том, каков этот разрыв, но и в том, как человеку продвинуться с нижнего уровня на верхний. Вот здесь, мне кажется, можно добиться более быстрых изменений.

5. Кризис кончился?

Не поверите, но большинство экспертов, в том числе иностранных, отмечали: мир (и Россия) кризис пережил.

– Практически везде завершилась или завершается антикризисная повестка, – подтвердил и ректор РАНХиГС Владимир Мау.

– Мы ожидали, что к концу 2017-го завершится период послекризисного восстановления экономики, и прогнозы Центробанка оказались верными, – не упустила случая похвалить свою проницательность глава ЦБ Эльвира Набиуллина. – Мы все понимаем, что на рынке нефти как была, так и продолжается неопределенность. Но наша экономика стала менее уязвимой к большим колебаниям цен на нефть.

– Если будет продолжаться такая же конъюнктура, как сегодня, мы выйдем на профицит бюджета, – Антон Силуанов от нефти все же не открещивается. Но в запасе у правительства есть панацея от колебания цен. – Бюджетное правило – это прогнозируемость, гарантия того, что у нас не будет кризиса, подобного тому, что был при падении цен на нефть.

«Российский Давос»

Так называют Гайдаровский форум – здесь в основном собираются эксперты с мировыми именами. И топовые чиновники. Впрочем, неизменный участник – премьер Дмитрий Медведев – на основное заседание форума критично опоздал, приехал лишь к его концу и выглядел невероятно мрачным.

В этот раз собралось рекордное количество участников – 15,5 тысяч, на многие дискуссии попасть было трудно. Другой особенностью стало нежелание чиновников общаться со СМИ.

Байкера Хирурга в этот раз не позвали. Но без скандалов не обошлось. Так, во время дискуссии, где модератором был Анатолий Чубайс, молодой человек (Арслан Ибрагимов – член «Другой России» и запрещенной партии нацболов. – Ред.) вышел к сцене и бросил в главу «Роснано» пачку листовок. Охранники тут же вывели его из зала. Чубайс к происшедшему отнесся философски. Произнес лишь: «Как-то слабоват у нас левый протест стал» – и пообещал изучить содержимое листовок.

Была и интрига – бизнес-омбудсмену Борису Титову было отказано в праве выступить с докладом. Официальная причина – он кандидат в президенты, негоже. Но в кулуарах обсуждали другое: мол, это дело рук Алексея Кудрина, он не хотел, чтобы Титов выступал со своей экономической программой. В общем, банальная ревность. К слову, самого Кудрина на форуме тоже не было: заболел и попал в больницу.

Сказано

Главное, что нам не хватает, – отчетливой программы дальнейшего развития, программы, вокруг которой могла бы консолидироваться и научная, и административная, и политическая элита.
Виктор Полтерович, академик РАН.

 

Скворцова Елена,

Собеседник,

23.01.2018

Архив