Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

«Ходоки» из Севастополя рассказали, как их не пускали к Президенту

Поделится:
11:50 12 Апреля 2018 г. 132
«Ходоки» из Севастополя рассказали,  как их не пускали к Президенту

Полицейский разворот, силовики с собаками, штурм троллейбуса — это не сюжет телесериала. Так останавливали делегацию одного из севастопольских предприятий, ехавшую к Путину жаловаться на жизнь. 
На Руси издавна повелось, что правды на местах добиться трудно. И сейчас, случись что, люди сразу пишут в Москву, Путину. А если письма не помогают, едут в Москву, в Администрацию Президента, сами. Но и местные власти не дремлют. Зачем им лишний шум? Они любыми путями пытаются остановить «ходоков», не дать им прорваться в столицу. Делается это руками силовиков под разными предлогами. В 2016 году на Кубани они дважды блокировали тракторную колонну кубанских фермеров, ехавших к Путину жаловаться на засилье и произвол со стороны крупных агрохолдингов. А в 2018-м эти технологии стали применяться в Крыму.
Как рассказали сотрудники судоремонтного завода «Южный Севастополь», в конце февраля 2018 года они ездили в Москву, чтобы лично передать жалобу на губернатора Дмитрия Овсянникова в предвыборный штаб Путина. А местные власти пытались им помешать.
Немного об истории конфликта: с середины 2017 года правительство Севастополя пытается оспорить договор аренды цельного имущественного комплекса судоремонтного завода «Южный Севастополь» в Камышовой бухте. Чиновники подают в суд иск за иском, доказывая, что руководство завода мало того, что не платит арендную плату, но и утеряло часть государственного имущества.
Завод сопротивляется, утверждая, что арендная плата при переходе в Россию была им пересчитана неправильно, а пропавшее имущество было утрачено еще при прошлых учредителях, владевших заводом при Украине. Правительство Дмитрия Овсянникова на переговоры не идет. В качестве переговорщиков руководство завода привлекало то Ассоциацию бизнес-патриотов «Аванти» Умара Джабраилова, то дочь пресс-секретаря Президента РФ Лизу Пескову, то отца гимнастки Алины Кабаевой. Но и эти меры не помогали.
Долгое время причины упрямства чиновников были непонятны и самим учредителям. Позже выснилось, что на площадку в Камышовой бухте претендует крупное судостроительное предприятие «Вымпел» из Рыбинска — дочка концерна «Калашников». Здесь в Крыму «Вымпел» собирается производить суда на подводных крыльях типа «Комета». И этих инвесторов городские власти считают более перспективными.
Но «Южный Севастополь» свои позиции сдавать тоже не хочет. В марте в медийном поле прозвучало сразу несколько громких заявлений. Первое: Умар Джабраилов пообещал вложить в судоремонтный завод 20 млн долларов. Правда сам бизнесмен и меценат от своих слов вскоре отказался, заявив в интервью РБК, что не против передачи промплощадки в Севастополе «Вымпелу».
Позже директор «Южного Севастополя» Патимат Алиева публично обвинила губернатора Дмитрия Овсянникова во лжи, заявив, что все приписываемые заводу долги по зарплатам — вымысел. Учредители несут убытки, связанные с вынужденным простоем предприятия, завязшего в судах, но социальные обязательства перед сотрудниками они выполняют.
Может быть поэтому работники «Южного Севастополя» так дружно согласились встать на защиту учредителей «Южного Севастополя» в конце февраля 2018 года, когда руководство, перепробовав все рычаги давления на правительство, решило отправить их в Москву к Путину. Люди и правда искренне защищают своих нынешних работодателей: они отметили, что впервые с середины 90-х годов регулярно и стабильно получают свою заработную плату.
«Нас останавливали трижды, но обвинений так и не предъявили» 
Поездка в столицу состоялась 20 февраля, накануне выборов Президента РФ. В Москве ходоки планировали посетить общественную приемную кандидата в Президенты Владимира Путина, Администрацию действующего Президента, Правительство Москвы. Директор СРЗ Патимат Алиева поучаствовала в отраслевом совещании в министерстве промышленности и торговли РФ, состоявшемся 28 февраля. Кроме того, заводчане подали заявку на проведение митинга в столице на 24 февраля, которая мэрией одобрена не была.
Накануне руководство СРЗ «Южный Севастополь» сообщило о готовящейся поездке правительству Севастополя и местному управлению ФСБ. 
«16 февраля было совещание у вице-губернатора Базарова, – рассказала помощница руководителя СРЗ Екатерина Яковенко. – Губернатора не было, он был на инвестиционном форуме в Сочи. Я лично подошла к Базарову и предупредила, что мы во вторник, 20 февраля, едем в Москву, и попросила: если будет принято какое-то решение по нам, сообщите до понедельника, чтобы мы успели отменить поездку. Реакции не последовало».
20 февраля в 13 часов 23 сотрудника «Южного Севастополя» собрались на парковке у торгового центра «Апельсин» в Камышах. Там ждал заказанный заранее микроавтобус, который должен был доставить их в аэропорт. 
В первый раз автобус с людьми остановили на кольце за Инкерманом, где к старой дороге примыкает «президентская» объездная.
Представители транспортной полиции попросили водителя выйти, объяснив остановку проверкой документов. Пообещали скоро отпустить, но продержали его в патрульной машине почти полчаса — у них якобы зависла база. Все это время люди просидели в закрытом изнутри автобусе. «Мы даже не волновались, потому что у нас в запасе было еще почти два часа», – рассказывают сотрудники завода.
Вторая остановка произошла на въезде в Симферополь. «Навстречу ехала патрульная машина, – вспоминают участники поездки. – Вдруг она резко развернулась через двойную сплошную и подрезала автобус. Водитель был вынужден остановиться. Снова проверка документов. Ни штрафов, ни замечаний, ничего. Мы уже начали волноваться. Водитель говорит, что у него такое первый раз в жизни. А у нас уже была мысль, что он какой-то злостный нарушитель». Автобус снова продержали на дороге около получаса и отпустили.
Третий раз их тормознули на повороте на аэропорт – патрульная машина ДПС, стоявшая на обочине. «Два таких упитанных молодчика в форме, – рассказывают сотрудники завода. – Один подошел к автобусу, открыл заднюю дверь: «Да тут целая делегация. Автобус дальше не пойдет, у водителя много нарушений». Тут уж мы занервничали».
До конца регистрации на самолет оставались считанные минуты. Пассажиры стали упрашивать патрульных: «Возьмите у водителя документы, пусть он нас высадит у аэропорта, а потом вернется». Но полицейские были непреклонны.
Первые несколько человек поймали такси, сели в него и помчались в сторону аэропорта, раздеваясь по дороге, чтобы быстрее пройти досмотр. Остальные остались возле автобуса. Пока пререкались с патрульными, заводчане заметили, что все происходящее у автобуса снимает человек в костюме, стоящей на противоположной стороне дороги.
«Стоит, снимает и машет, мол, смотрите на меня, – говорят работники «Южного Севастополя». – Видимо, хотел получше заснять лица». А на ладони у полицейского, остановившего делегацию, люди заметили номер автобуса, записанный обычной шариковой ручкой.
Оставшиеся у обочины рабочие увидели: по полосе движется троллейбус. Они толпой бросились ему под колеса, остановили и взяли машину штурмом. «Остановки там не было, – говорят люди. – Но полицейские не обратили никакого внимания на остановку в неположенном месте, их интересовал только наш автобус. Мы вломились в троллейбус и попросили водителя гнать в аэропорт как можно быстрее».
«Нас ловили как бандитов или террористов»
Вторая часть операции в это время разворачивалась в самом здании аэропорта. Внутри аэровокзала уже находилась директор предприятия Патимат Алиева и ее секретарь Екатерина Яковенко, приехавшие чуть раньше на служебном автомобиле. Поняв, что люди не успевают на самолет вовремя, Яковенко попыталась договориться со служащими аэропорта, чтобы людей все же зарегистрировали на рейс. 
«У нас было оплачено групповое бронирование, – поясняет Яковенко. – На руках у меня были копии паспортов. Я попросила служащих помочь мне пройти онлайн-регистрацию, но мне ответили, что те, кого мы регистрируем, должны присутствовать в аэропорту. Если они потом не сядут в самолет, работницы аэропорта получат штраф. Непонятно, какой штраф, если билеты оплачены. Не полетел человек – и ладно. Это же обычная онлайн-регистрация».
По словам Яковенко, работники аэропорта настойчиво выспрашивали, куда летят сотрудники завода. «Я отвечаю: «В Москву». А они мне: «Мы видим, что в Москву, но куда именно?», – рассказывает женщина.
В конце концов, удалось договориться: если люди подъедут до 16:05, регистрацию немного продлят, чтобы все 23 человека успели ее пройти. Но за несколько минут до назначенного времени к зданию аэропорта подъехали два микроавтобуса с полицейскими.
В этот же момент из служебного помещения аэровокзала вышли служащие с нашивками Росгвардии и собаками и заняли позиции на входе. Один из силовиков подошел к стойке и приказал закончить регистрацию.
«Как только нагнали эту толпу, они начали обыскивать людей, – вспоминает Яковенко. – У мужчин выворачивали сумки, проверяли. Всех – и мужчин, и женщин – обыскивали. Проверяли документы. Я слышала, как один сказал другому, глядя в паспорт: «У нас список есть?» Они сами не знали, кого ловили».
Уже в 16:02, за три минуты до окончания регистрации, за стойкой никого не было. Как только объявили об окончании процедуры, люди в форме и с собаками исчезли. Обыски прекратились.
Все происходившее в аэропорту наблюдали другие пассажиры, которые переспрашивали у заводчан: «Кто вы такие, что вас вот так встречают?». 
В ответ работники «Южного Севастополя» лишь напуганно пожимали плечами. «Мы боялись лишь одного: как бы нам чего-нибудь не подкинули в карман или в багаж», – говорят люди. 
Групповые билеты на самолет у «Южного Севастополя» сгорели. Нужно было покупать новые. И тут рабочим повезло. «В зале кассы расположены в ряд, а одна отдельно, немного слева, – рассказывает Екатерина Яковенко. – У ряда стоял сотрудник Росгвардии в форме, прямо у окошечка. Поэтому мы кинулись к этой отдельной кассе. И взяли там новые билеты. Возможно, если бы мы подошли к основному ряду, нам бы их не продали – сказали бы, что мест нет». 
Позже Екатерина Яковенко перезвонила водителю автобуса. «Он сказал, что ему так и не предъявили никаких обвинений. Говорит, что за 10 лет работы на маршруте у него такое в первый раз. Все документы – путевой лист, страховки – у него были в порядке, но его все равно держали, пока все пассажиры, едущие в аэропорт, не разбежались врассыпную».  
«Мы не против Путина, мы хотим ему рассказать» 
По словам заводчан, в Москве их встретили очень хорошо. Никаких попыток остановить ходоков в столице никто не предпринимал.
«В штабе Путина к нам вышла женщина, – вспоминают работники. – Мы попросили помочь нам, чтобы нас приняли в основной приемной на Ильинке без очереди, так как людей много, и люди приехали издалека. Нас приняли всех лично, у каждого взяли заявление».
На следующий день была встреча в Администрации Президента. «К нам на улицу вышел сам директор департамента по работе с обращениями граждан Александр Козыренко – в пиджачке, на мороз, – удовлетворенно говорят люди. – Поговорил с каждым так душевно. Потом нас приняли, каждого индивидуально. Со всеми побеседовали, выслушали, дали нам надежду, что все будет хорошо».
«Нас пытаются выставить чуть ли не оппозиционерами, – возмущенно говорит Алиева. – Говорят, будто мы против власти. Мы не против власти и не против Путина. Мы считаем, что другой альтернативы у нас нет, только Путин. Мы и на выборы всем заводом пошли. Просто мы пытались донести до Президента, что происходит у нас в Севастополе. Мы четыре раза подавали заявку на митинг в Москве, нам отказывали. Последний, 11 марта, мы отменили сами, чтобы нас не обвинили в раскачивании ситуации перед выборами. Надеемся, что сможем провести митинг после выборов. Москва должна нас услышать».
В управлении ФСБ по Крыму и Севастополю комментировать рассказ сотрудников «Южного Севастополя» отказались.
Источник в Росгвардии сообщил, что их бойцы действительно несут службу в аэропорту Симферополя – помогают обеспечивать безопасность. Но не каждый день. Кроме того, отряды заступают на дежурство около 16 часов, поэтому в это время в залах аэропорта 20 февраля, даже если совпал график, они присутствовать не могли. 
В управление ГИБДД по Крыму «Примечания» также направили официальный запрос, но на момент выхода публикации ответ на него так и не был получен.


Е. Резникова, 
Примечания, 
4.04.2018 

 

Архив