Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

Крымские узелки моей памяти

Поделится:
12:46 17 Мая 2018 г. 138

Воспоминания о прожитом и пережитом у разных людей складываются по-разному. Для одних это может быть цепочка, где каждое звено – это день, или прожитый год, может быть событие. И каждое звено крепится, цепляется друг за друга. Но бывает, что цепочка и рвется, тогда выпадает одно из звеньев. А это может быть и день, а может, и целое десятилетие, или эпохальное событие, которое может быть предано забвению.

Для меня прожитое – это цепь узелков, или выражаясь морской терминологией, самых прочных, морских узлов, которые навсегда меня связывают с людьми, событиями, фактами. А меня эти узлы и эта цепочка тесно связали с Крымом. И такая цепочка, или иначе, связь поколений, не порвутся и не прервутся никогда.

Конечно, обо всем в мемуарах не скажешь и всего не опишешь. В жизни было  много всего: большого и малого, плохого и хорошего, которое воспринималось через события, через познание людей. Я прошел через многие испытания. Согласитесь, не просто сельскому мальчишке было совершить карьеру от столяра до первого секретаря обкома партии, председателя Верховного Совета, получить два высших образования, стать  докто- ром наук.

Все эти события и связываются между собой узелками, которые я назвал узелками памяти. Памяти моей, памяти моего поколения, памяти тех событий, свидетелем и участником которых я был. 

Первый узел – это Крым. 

Крым, который родил меня в политическом и общечеловеческом смысле. Крым, который подарил мне прекрасную супругу, дружную семью, детей. Крым, где трудились прекрасные руководители,  создавшие здесь настоящий рай на земле в советское время, когда было всё, что душа пожелает. 

Второй узел – это референдум 

20 января 1991 года,  инициированный мною и благодаря которому Крым получил статус республики. 

Третий – Конституция Крыма, которую я бы назвал Основным законом спасения нашей Республики. 

Следующие узелки – это события и встречи, а также люди. 

Люди,  окружающие и уважающие меня. Причем, иногда мне даже становится неудобно от проявлений их нет-нет, не преданности, а открытой и искренней товарищеской дружбы.

Это моя команда, благодаря которой я закалялся, которая мне помогает всегда и во всем. Для меня они являются своеобразными маячками в жизни, четкими и понятными ориентирами. И я тысячу раз буду каждому из этой команды благодарен всегда.

Если говорить о причудливых переплетениях судьбы, то приведу один из примеров. Это  один  день моей жизни 11 октября 1991 года. Накануне я отпросился у врачей  больницы села Почтовое  Бахчисарайского района, где лечился после инфаркта, чтобы поехать в Симферополь. В этот день исполнялось полгодика моей внучке. Просыпаюсь утром и слышу:   моя теща Галина Степановна плачет. А мы жили всемером в небольшой квартирке, площадью в 52 квадратных метра. Смотрю, а она держит в руках газету «Известия», в которой был напечатан очерк обо мне под названием «Меченый» замечательного журналиста Эдвина Поляновского, к сожалению, рано ушедшего из жизни. В этой публикации без утайки рассказывается о моей жизни уже не как партийного руководителя, а как безработного, ставшего на бирже труда в поисках работы, перенесённого инфаркт и намеренного не опускать руки, а и в дальнейшем развивать коммунистические идеи, нести их в массы. Что я и не прекращаю делать на протяжении всех этих лет.

Через несколько часов раздается телефонный звонок из Москвы. Звонят из Высшей аттестационной комиссии при Совете Министров СССР, говорят, что завершилось заседание и мне присвоена ученая степень доктора исторических наук. 

Я, честно говоря, об этом успел и подзабыть. Защищался я в июне 1991 года в Академии общественных наук СССР, почти за три месяца до событий 19 августа.  После августа 1991 года я не надеялся ни на какие позитивные решения. А тут такое известие. Не скрою, было приятно это услышать. Тем более, что это было последним присвоением докторских званий в СССР. 

Я шучу всегда по этому поводу, что последним своим указом Горбачёв присвоил Алле Пугачевой звание народной артистки СССР, а ВАК Грачу - доктора наук. Это, конечно, шутка. Необходимо отдать должное членам ВАКа, что диплом и все необходимые документы они мне выслали по почте, и я их получил в начале ноября того же года.

Кстати, и воинское звание «полковник» мне присвоили также в Советском Союзе. Так что я и по военной линии настоящий советский полковник и настоящий советский доктор наук.

Но сюрпризы 11 октября продолжаются. Проходит еще несколько часов, вновь звонок из Москвы. На этот раз со спецкоммутатора Кремля. Звонит Раиса Максимовна Горбачёва. На городской номер, потому что все виды правительственной связи у меня уже были давно отключены. 

Говорит, что они с Михаилом Сергеевичем прочитали статью в «Известиях», обеспокоены состоянием моего здоровья и готовы выслать самолет, чтобы меня положили в клинику Четвертого управления Минздрава СССР, которую называли еще «кремлевской больницей». Я поблагодарил за заботу, но отказался, сказав, что из Крыма не уеду.

Между прочим, я говорил всегда и всем, что из Крыма я никогда и никуда не уйду. Были попытки переманить меня на работу в Житомирский обком партии, в ЦК Компартии Украины  в Киев, в Центральный комитет КПСС в Москву. 

Это история только одного дня, а таких дней в моей жизни было много и рассказ о них еще впереди.

Мемуарами я не подвожу черту под своей политической или общественной карьерой, жизненным испытаниям. Но я хотел бы в своих воспоминаниях о прожитом и пережитом обозначить тех людей, которые для меня дороги. Прежде всего, моя жена Валентина Михайловна, дети, внуки и правнук, а также родная сестренка Галя и её сын Женя, родные племянники Юра и Игорь. Особое место в жизни моей семьи занимает дружная, честная, надежная, порядочная семья Константина Васильевича Попова, с которой мы дружим с 1980 года.

То, что я   много встретил на своем пути негодяев, не требует каких-то аргументов и доказательств. Это пусть их мучает. Я их фамилий даже называть не буду, потому что не хочу испоганить бумагу, прописывая их фамилии, а вслух их имена я давно не произношу. Они сами себя знают и знают, что я о них думаю.

Назову лишь тех людей, которых искренне, по-товарищески люблю и ценю, они этого заслужили своим добросовестным трудом, своими достижениями, и для меня великая честь, что они меня окружают сегодня. И о тех друзьях, чей уход из жизни стал для меня великой потерей.

Я уже говорил о своём друге Юрии Богатикове, о котором я вспоминаю до сих пор, и буду вспоминать, пока я жив. 

Не могу не вспомнить своих керченских соратников по работе и в профсоюзах, и в партийных органах: Сергея Александровича Чистова, Александра Федоровича Лунёва, Феодора Ивановича Савчука. Это  настоящие партийцы с бойцовским характером, несгибаемые коммунисты, которых я во многом могу назвать своими учителями и товарищами, и с которыми я прошел свои первые шаги на общественно-политическом поприще.

Я также благодарен судьбе, что на своем жизненном пути встретил человека, с которым хоть сейчас могу идти в атаку. Это Борис Давидович Дейч, бывший председатель Верховного Совета Крыма, народный депутат Украины, которому вполне заслуженно присвоено звание Героя Украины. 

Мы с ним познакомились более 35 лет назад и до сих пор сохраняем добрые  человеческие отношения.  

Такие же долголетние отношения связывают меня с учёным, медиком, членом-корреспондентом Российской Академии Наук, человеком, который вознес на должную высоту престиж Крымского медицинского университета имени С.И. Георгиевского, будучи его ректором. Речь идет об Анатолии Андреевиче Бабанине. Это целеустремленный, дальновидный профессионал, с богатым внутренним и нравственным миром,  с которым мы идем по жизни и поддерживаем друг друга и в радости, и в печали. 

Ушел из жизни адмирал, бывший командующий Черноморским флотом Михаил Николаевич Хронопуло, с которым не просто дружили, но даже проходили по одной уголовной статье после того, как было назначено расследование деятельности так называемого ГКЧП после августа 1991года. Нас с ним обвиняли по статье 90 Уголовного кодекса («измена родине»). Комиссия таких деятелей, как Гдлян и Иванов, считали, что я, как первый секретарь рескома партии, а он, как командующий флотом, блокировали дачу Горбачёва в Форосе военными кораблями с моря. Мы с ним прошли этот нелегкий путь вместе и вышли из этого испытания, аргументируя нелепость всех обвинений, с достоинством и гордо поднятой головой. Михаил Николаевич был первым представителем в 1999-2003 годах Республики Крым в Москве.  

На 96-м году жизни уже в российском Крыму, в посёлке Аграрное под Симферополем, скончался великий марксист-теоретик Григорий Михайлович Сухоруков. Это человек, который в 1942 году в бою под Прохоровкой на Курской дуге получил партийный билет и прошел всю войну, а затем долгие годы преподавал в Крымском сельскохозяйственном институте имени М.И. Калинина. Память о нем мы увековечили изданием всех его работ по теории марксизма-ленинизма, установили памятную доску на доме, где он жил и  памятник на его могиле, а в здании рескома партии создали музей.

 Мы все с трепетом относились к этому  в высшей мере образованному, интеллигентному, скромному и порядочному человеку. В свои годы он каждую неделю из Симферопольского района добирался в редакцию нашей газеты «Искра правды» с новой публикацией, написанной от руки каллиграфическим почерком. Весь этот архив я храню у себя и берегу как зеницу ока.

Не могу не сказать добрые слова о простой сельской учительнице Небоге Антонине Федоровне из села Пятихатка Красногвардейского района. Ей не так давно исполнился 91 год. Она является также постоянным автором нашей партийной газеты. Мы регулярно поздравляем ее с днями рождения, побывали на ее юбилее. Это также необычайно интеллигентный, принципиальный человек, с аналитическим складом ума. Мы её очень высоко ценим. Она для меня  является маяком жажды к жизни, жажды к продолжению политической борьбы.

Мне повезло, что в рядах наших соратников состоит Пасечная Алла Петровна, которая врачом была в знаменитом танковом сражении под Прохоровкой, позже стала начальником госпиталя, имеет звание подполковника медицинской службы, награждена многими орденами и медалями, почётным званием «Донор СССР». Заслуженный ветеран, а жила в неприемлемых условиях. Когда мы об этом узнали, направили письмо Президенту России Владимиру Путину, и с нашей помощью Алла Петровна, спасавшая жизни советских бойцов на фронтах Великой Отечественной войны, проводившая в сутки по 400 операций, получила хорошую квартиру. Такие люди, как она, для меня особая ценность.

В наших рядах и Галина Алексеевна Минаева, Почетный геодезист СССР и Украины, заслуженный строитель Автономной республики Крым. Она человек академических знаний, настоящий профессионал своего дела и настоящий товарищ.

Потрясающие стихи пишет еще один наш активист – Маргарита Георгиевна Бориславская, которую я называю современным Маяковским, по силе духа стихотворных строк, по их злободневности и точности оценок. 

Свела меня судьба с тремя нынешними секретарями горкомов нашей партии. Это – Валерий Петрович Топоров в Алуште, Василий Васильевич Пашкин в Керчи, Николай Иванович Пукшин в Бахчисарае. Они – люди нынешнего поколения, но с четкой, ясной коммунистической позицией в отношении происходящих событий.  

Особую благодарность и поддержку хочу высказать Бойко Николаю Константиновичу, генеральному директору объединению «Массандра». Это воистине продолжатель дела князя Галицына, он до последнего защищает великую «Массандру» от окончательного разорения.

Нашли и увековечили мы и двух Героев Социалистического Труда, заслуженных хлопкоробов из числа крымских татар, которые переехали в Крым из Узбекистана и были незаслуженно забыты. 

Это Чачи Мустафа Абдуллаевич и Алиев Энвер Алиевич. Первого давно нет в живых, а со вторым нам удалось пообщаться, пока он был жив. Энвер Алиевич дважды избирался депутатом Верховного Совета СССР и Узбекской ССР. Это семья чрезвычайно трудолюбивая, познавшая  тяжкий труд на обширных плантациях хлопка. И здесь, в Крыму, трудовые традиции сохраняются. Мы побывали у них на участке, неподалеку от Симферополя. Везде чистота, порядок, все ухожено. Как в поле, так и дома.  

Имена их были выгравированы на стеле Героев Социалистического Труда в Симферополе,  установленной по нашей инициативе. На ней имена уже 100 Героев, которые своим нелегким трудом создавали экономику Советской страны. Для всех нас они должны служить постоянным примером трудовой доблести и славы. 

Я рад, что в наших рядах оказался еще один крымский татарин, еще молодой, всего-то 1954 года рождения, который стал депутатом Феодосийского городского совета по списку от КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ КОММУНИСТЫ РОССИИ. Это Абдувалиев Таир Аметович, благодаря принципиальной и активной позиции которого удалось отстоять памятник В.И. Ленину на привокзальной площади в Феодосии. В моей судьбе встретилась семья депортированных крымских татар Безазиева Лентуна Романовича и его супруги армянки Тамары Ивановны со своими прекрасными детьми Эльвирой и Томилой. Всегда с огромной теплотой вспоминаю семью Галкиных – Дмитрия и его любимую Танюшу, – истинных русских интеллигентов и особо одаренных.

Ронгинские – Юлия Николаевна и Владимир Михайлович, декан филологического факультета Симферопольского университета имени М.В. Фрунзе – это особые ценители русской литературы и культуры.

Это те дела и поступки небезразличных людей, которые меня подпитывают, дают дополнительную энергию для новых свершений и новых побед.

Мой   по-настоящему боевой  друг – Юрий Петрович Корнилов. С ним мы познакомились двадцать лет назад во время антиНАТОвских акций в Евпатории и Сакском районе против учений «Си-Бриз». Он, положивший своё здоровье за процветание Крыма, за создание Крымской Конституции поддержит всегда и в любой ситуации.   

 Наша партийная позиция неугодна местечковым политикам, которые создали вокруг нас информационный вакуум, не пуская ни под каким видом ни на телеэкраны, ни в радиоэфир. Эти дельцы от политики готовы сегодня вымарывать даже мое имя как автора Крымской Конституции, благодаря которой они пришли к власти. Но этот номер у них не пройдет. Крымчане знают и помнят, кто такой Леонид Грач и будут помнить мои добрые дела для Крыма.

Правду мы доносим к людям, проводя встречи, общаясь с ними с помощью нашей газеты «Искра правды», главным редактором которой является мой добрый товарищ Татьяна Семеновна Ежова, работоспособность и преданность делу которой я очень ценю. Это женщина, в чьих твердых руках сосредоточено наше главное идеологическое направление, наша партийная пресса. 

Да, мы критикуем власть, да, мы находимся в оппозиции, и наша точка зрения является оппозиционной и оттого неудобной местным деятелям. Но наша позиция прогосударственная. Мы критикуем и подсказываем, что и как надо сделать, чтобы крымчанам было лучше жить, а не прозябать. 

Есть еще один проверенный боец в наших рядах – Юрий Дмитриевич Твердый, получивший закалку на посту первого секретаря Черноморского райкома партии.  Это великий наш философ, который пишет великолепные статьи, заставляющие читателя задуматься, поразмышлять над теми или иными общественными процессами.

Особые слова благодарности адресую Скакуну Владимиру Яковлевичу, высочайшему профессионалу, строителю, хозяйственнику, руководившему стройкой здания Крымского обкома партии (нынешнее здание Госсовета Республики Крым), и помогшему строить мой личный дом.

Благодарю высочайшего профессионала, мастера, имеющего золотые руки, врача-стоматолога Дробязго Михаила Георгиевича, приносящего людям здоровье и счастье.

Более высокопрофессионального управленца, последовательного, принципиального, идейно-закаленного, высокоинтеллигентного, скромного, порядочного человека, каким был Юрий Александрович Хлынов, я в своей жизни больше не встречал.

Я благодарю судьбу за радость встреч с людьми, которые она мне подарила. И хочу попросить прощения у тех, кого, может быть, вольно или невольно обидел по жизни. Если такое было, я прошу прощения, это не было злым умыслом с моей стороны. В то же время я могу гордиться тем, что в своей жизни я никого не предал и не предам.










Искренне ваш, Л. Грач.

 

Я живу открыто

Я живу открыто.
Не хитрю с друзьями.
Для чужой обиды
Не бываю занят.


От чужого горя
В вежливость не прячусь.
С дураком не спорю,
В дураках не значусь...


В скольких бедах выжил.
В скольких дружбах умер.
От льстецов да выжиг
Охраняет юмор.


Против всех напастей
Есть одна защита:
Дом и душу настежь...
Я живу открыто.


В дружбе, в буднях быта
Завистью не болен.
Я живу открыто.
Как мишень на поле.


             Андрей Дементьев

Архив