Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

Потеря смысла: зачем Всесоюзной здравнице федеральное управление

Поделится:
11:11 02 Августа 2018 г. 166

Вопреки ожиданиям, после воссоединения Крыма с Россией санаторно-курортная отрасль региона продолжает разваливаться. Многие, еще вчера работавшие санатории, закрываются, другие – уходят за бесценок с молотка. Местным властям нет резона развивать курорт, если есть возможность выгодно продать активы сейчас. Заняться развитием Крыма вроде бы готовы федералы: недавно РАНХиГС порекомендовала передать Южный берег Крыма под прямое управление Москвы. Но спасет ли это Ялту?
Из-за ликвидации санаторно-курортного комплекса Ялта быстрыми темпами теряет смыслы и деградирует. Эксперты считают, что лучшее будущее Крыма и Ялты – возрождение и развитие в качестве курорта всероссийского и мирового значения. При таком сценарии подъем рекреационного комплекса оживит и другие отрасли экономики. Наилучший эффект даст возобновление круглогодичного потока туристов в крымские санатории. Причем это реально – достаточно изучить историю крымских курортов, понять, почему они массово разворовывались и уничтожались после 1991 года и узнать, как на это повлиял кад-
ровый кризис в крымской власти.

Рождение курорта и борьба с туберкулезом
С 1870-х по 1970-е годы Ялта пережила эру борьбы с туберкулезом. Эту социальную болезнь в те годы можно было победить только хирургией, благоприятным климатом и хорошим уходом. Борьба с палочкой Коха стала основой деятельности первых ялтинских лечебниц, ставших затем противотуберкулезными санаториями. В те же годы Ялта, благодаря великим русским врачам Боткину и Дмитриеву, выросла в популярный курорт и центр климатолечения.
Во второй половине XIX века и начале ХХ века на ЮБК стали появляться дворцы и виллы – царской семьи Романовых, дворян, зажиточных купцов. В них гостили представители интеллигенции.
Кстати, тогда любой желающий мог погулять по паркам Большой Ялты и воспользоваться понравившимся пляжем. Все было общедоступно. 
«Приоритетом Ялты всегда была социальная ориентированность, – объясняет эксперт по туризму профессор Владимир Ежов. – Город был демократичен. Интересно, что изначально в Ялту XIX века приехали богатые люди. Военным за заслуги государство тут раздавало земли. У богатых людей была возможность вкладывать сюда свои средства, причем тогда было принято думать не только о себе».
«Благотворительность носила широкий характер и масштаб, к такой деятельности поощряла власть, – продолжает Владимир Ежов. – Ялта в те годы была не только курортом для богачей, а социально ориентированным курортом. Работали общественные и благотворительные организации, собирались деньги, в Ялту на лечение приезжали малоимущие и неимущие. Об этом говорят названия санаториев тех лет, например «Санаторий имени Александра III для неимущих чахоточных больных».

Всесоюзная здравница
При СССР частные виллы были превращены в государственные санатории. Послереволюционная национализация не привела к тотальному обогащению революционеров, а действительно превратила объекты в достояние народа. Это отвечало идеологии той эпохи – граждане должны быть здоровыми, эффективно работать в народной экономике.
Для этого государство создало условия: чтобы любой человек мог один раз в год приехать в Крым на три недели поправить здоровье. Под эту концепцию весь период существования Союза в Крыму строились новые и развивались существующие санатории.
70 лет назад, в 1948 году председатель Совета министров Союза СССР Иосиф Сталин подписал постановление №985 «Об установлении границ округов и зон санитарной охраны и о мероприятиях по улучшению санитарного состояния курортов Евпатория, Саки, Сочи-Мацеста и курортов Южного берега Крыма». Так курорты Крыма официально получили статус всесоюзного значения и государственную защиту своих природных лечебных ресурсов от порчи и истощения. С 1948 года какое-либо использование земель ЮБК, строительство на них разрешалось только с особого разрешения Совета народных депутатов.
В 1970-е годы, благодаря распространению антибиотиков, в Ялте завершилась «эра туберкулеза». На ЮБК наступила новая эра – лечения нетуберкулезных заболеваний: легочных, сердечно-сосудистых, нервной системы. Город окончательно стал всесоюзной круглогодичной здравницей широкого профиля. Массово строились санатории и пансионаты. Ежегодно в Крыму отдыхали и оздоравливались 6-8 млн человек. Более того, в 80-е годы в Ялте ежегодно отдыхало 120 тысяч иностранцев. После падения Союза и открытия границ никто так и не смог воспроизвести турпотоки тех лет.
К 1985 году Большая Ялта, как единая курортная агломерация ЮБК, располагала 62 санаториями, 24 пансионатами и домами отдыха, 17 базами отдыха, 4 турбазами и 29 пионерскими лагерями, емкость которых составляла 41,3 тыс мест.
Наряду с санаториями, в Ялте функционировала курортная поликлиника (ныне гостиница «Вилла Елена») с большим   лечебным   пляжем   (ныне – 
отель «Левант»), где за день могли принять процедуры климатолечения 8-10 тысяч рекреантов. Также у поликлиники была собственная водолечебница с действующим круглый год открытым плавательным бассейном (разрушен в 1990-х).
В 1988 году решением Президиума Верховного Совета СССР город-курорт Ялта был награжден орденом Дружбы народов.
В те времена санаторно-курортный комплекс работал во многом за счет фондов социального страхования. Часть средств фонда аккумулировалась за счет зарплатных отчислений на оздоровление, часть – выделялась государством в виде субсидий.
Каждый трудящийся имел право на отдых. Поездки по путевкам в Крым были доступны абсолютно всем, даже пенсионерам. Ветеранам Великой Оте-
чественной войны, людям с инвалидностью и другим льготникам при СССР путевки давали бесплатно.
Было даже такое явление, как обучение новым профессиям на базе санаториев для тех, кто потерял здоровье на тяжелом производстве.
Транспортная доступность Крыма была выше – любой гражданин страны мог себе позволить билет на поезд или самолет, чтобы добраться на отдых. Черноморское морское пароходство было сильнейшим пароходством мира(!) – в те годы подавляющему большинству жителей страны было по карману путешествие на круизном лайнере по Черному морю. Работали скоростные суда, пригородные катера ходили каждые 2-3 минуты.
Получается, 70–80-е годы ХХ века – это пик могущества и успеха курортной Ялты. Кстати, тогда ЮБК являлся своего рода витриной развитого социализма и действительно впечатлял. 
Параллельно в Крыму тогда было развито сельское хозяйство, рыбзаводы, пищевая промышленность (много рабочих мест, круглогодичная занятость). Поэтому гости региона питались преимущественно местными натуральными продуктами. И в этом Ялта отвечала общемировым практикам: люди на отдыхе стремятся есть местное, натуральное, свежее, а не привозное сомнительного качества, как зачастую бывает сейчас в Крыму. 
В зените могущества санаторно-курортная отрасль Крыма имела специальную структуру, которая успешно управляла всем процессом.
«В Ялте всегда работали курортные управления, который координировали весь процесс, – объясняет профессор В. Ежов. – Сейчас санатории брошены на произвол судьбы, в каждом сидят маркетологи и пытаются заключать какие-то договора. Все носит разрозненный, рассогласованный характер. При СССР управления, координирующие санатории, сами осуществляли необходимые проверки, не ожидая приезда старших товарищей из Симферополя, Киева и Москвы».
Кстати, специалисты санаторно-курортной сферы тогда зарабатывали нормальные по тем временам деньги – большинство получало зарплаты по 120 рублей плюс мощный социальный пакет.

Как Ялта стала деградировать?
После 1991 года постсоветскому человеку никаких смысловых концепций, кроме личного обогащения, никто не предложил. Сформировалось безыдейное хищническое общество, в котором сильные уничтожали слабых, государство сложило с себя большинство социальных обязательств. Попутно народ негласно учили потреблять и не думать.
Понятно, что в таких условиях санатории и пансионаты Крыма, как атрибуты социально ответственного государства, начали приходить в упадок – разворовывались, распродавались и уничтожались.
С упадком рекреационного комплекса в Ялте началась общая деградация. Оказались на улице никому не нужными сотни людей с высшим образованием и тысячи людей, привыкших честно работать на государственных объектах. Получилось, что уничтожив курортную сферу в Ялте, новые реалии уничтожили и работавшую там интеллигенцию – хранителей традиций той, советской Ялты. Упал уровень культуры, менталитет города сегодня формируют земельные «решалы», строители, выживающие в недружелюбных условиях мелкие предприниматели. У власти оказались люди, умеющие добиваться своего в условиях лихих 90-х. С тех пор и до сего дня в Ялте промышляет немало мошенников.
«Ныне кресла руководителей занимают малокомпетентные, зачастую далекие от профиля работы предприятий, люди – говорит эксперт по туризму, профессор Владимир Ежов.
 – Раньше была преемственность – в недрах организаций все люди были на виду, взращивались собственные кадры, выдвигались в руководство. В крымских санаториях люди работали десятки лет, несли ответственность за все, наказывались за ошибки, но и получали возможность проявить себя. Приглашали кого-то со стороны лишь в крайних случаях, ведь Крым имеет свою специфику, человек приезжий не имел представления о региональных особенностях, не прошел своими ногами по этой земле, не знал, а значит не совсем понимал ее.  Человек, выросший тут, по определению, более ответственно относился к делу», – говорит В. Ежов. 
По мнению профессора, одна из причин происходящего в Ялте передела санаториев это вседозволенность.
«Люди на глазах нарушают законы, но на них нет никакой управы, – говорит он. – Наказывают лишь в самых вопиющих случаях, лишают свободы. Но это крайность. Почему с самого начала нельзя нормально управлять и предупреждать всяческие правонарушения? Поэтому считаю одной из причин деградации Ялты царящую тут «местечковую свободу» и «круговую поруку».
Впрочем, при Украине было украдено и разрушено не все.

Невозвращение в СССР
В 2014 году крымчане ждали, что воссоединение с Россией позволит им вернуться в некий СССР 2.0. Надеялись, что ЮБК снова станет ухоженной общегосударственной здравницей со всем тем лучшим, что было при Союзе. Реальность оказалась другой. Москва не стала вмешиваться во внутренние крымские вопросы.
Попустительство центра позволило провести на полуострове грандиозный передел собственности под знаменем «национализации» – в том числе, санаторно-курортных объектов. В реальности же рекреационный комплекс Ялты был в очередной раз перепродан.
В июле 2014 года Совмин Крыма передал 117 национализированных санаториев, пансионатов и баз отдыха новому госпредприятию «Солнечная Таврика», которое возглавляет депутат ялтинского горсовета Людмила Ермакова. А в 2018 году, спустя 4 года после создания предприятия, у «Таврики», по данным ее официального сайта, осталось 11 объектов, из которых один – это гостиница «Звездная» в Симферополе, выступающая офисом «Солнечной Таврики». 
Крымское руководство продолжает заниматься массовой распродажей санаториев. 
После масштабного передела и распродажи объектов к лету 2018 года в Ялте осталось мизерное количество здравниц. Полностью сохранились те, что избежали государственного управления крымского разлива, а сразу попали на баланс Управделами Президента РФ. Это санатории «Гурзуфский», «Зори России», «Курпаты», «Южный», «Нижняя Ореанда». Работают санатории, находящиеся в прямом подчинении у Минобороны РФ – «Алупкинский военный санаторий» и «Ялта». В Ореанде сохранился и работает санаторий ФСБ «Пограничник». Для федеральных налоговиков работает санаторий «Днепр» в Гаспре. В Понизовке работает санаторий Управделами мэра Москвы «Понизовка». Работает оформленный как отдельная структура комплекс санаториев «Руссия», состоящий из здравниц «Россия», «Горный» и «Орлиное гнездо». 
Санаторий «Нижняя Ореанда» избежал уничтожения.
Санаторий «Днепр» работает и радует ухоженным парком.
Санатории, с которыми соприкоснулось ГУП РК «Солнечная Таврика», почти полностью либо распроданы (причем мизерные цены на объекты на берегу моря зачастую вызывают недоумение), либо ликвидированы. Например, закрыт оздоровительный комплекс «Жемчужина» над Ласточкиным гнездом, где в роскошной вилле жил ныне находящийся под следствием мэр Ялты Андрей Ростенко. Здравницей «Жемчужина» больше не будет — в разное время ей прочили судьбу элитного жилого поселка или казино.  
Уничтожен находившийся в ведении «Солнечной Таврики» единственный в Крыму кардиологический санаторий «Ливадия» (раньше был объект всесоюзного значения).
«В санатории работало реабилитационное отделение для крымчан, которые перенесли инфаркт миокарда, другие заболевания, связанные с нарушением функции сердца, – объясняет профессор. 
– В «Ливадии» накопился очень хороший опыт, хороший коллектив, который работал круглогодично. При том, что сердечно-сосудистые заболевания сейчас занимают лидирующие позиции по России, в декабре 2017 года, вообще без объяснений санаторий был закрыт. Непонятно куда теперь деваться сотрудникам? Непонятно, почему это было сделано тихо? Почему не перенесли санаторий в какое-то другое место? К сожалению, сердечники на сегодня остались лишены реабилитационной помощи в условиях климатического курорта».
Санаторий «Дюльбер» спешно продали вместе с памятником архитектуры.
Проданы расположенные на бесценной земле Мисхора (1 сотка стоит 1 млн рублей) санатории «Ай-Петри», «Дюльбер», «Мисхор». Со скандалом крымские власти выгнали арендатора из пансионата «Массандра» и пытаются продать его по заниженной цене.
Объекты ялтинского городского пансионата использовались для проживания сотрудников администрации Ялты времен мэрства Ростенко, а также для извлечения «черного нала» при помощи сдачи номеров без оформления.
Уничтожение и разграбление санаториев сопровождалось массовым увольнением персонала ликвидированных здравниц. Люди, и до этого получавшие в санаториях минимальные зарплаты, оказались на улице.
Попутно в 2014-2018 годах власти Крыма и Ялты не мешали уничтожению природы – парков и заповедных зон, которые были позорно сданы под хаотичную застройку. Поэтому сама Ялта уже не курорт: остатки природы уничтожены и монетизированы.
«Город Ялта по многим причинам, к сожалению, утратил свои лечебные свойства. Сегодня Ялта – это просто город для жизни, которому необходимо вернуть достойный вид. Поэтому возрождение Ялты как здравницы сегодня возможно не в самом городе, а в поселках Большой Ялты», – говорит профессор Владимир Ежов.
  
Бандитское завершение туберкулезной эры
В Ялте много противотуберкулезных санаториев, но с 1970-х годов болезнь эффективно лечится антибиотиками, а не климатом. Поэтому эксперты считают, что лечить туберкулез в Ялте больше нецелесообразно и рекомендуют перепрофилировать противотуберкулезные санатории.
Видимо, грядущие перемены в судьбе противочахоточных здравниц привлекли к ним наделенных властью желающих разворовать добро. Ведь пользуясь преобразованиями, можно попробовать откусить у здравниц землю и быстро построить там высотки (пожалуй, единственный высокодоходный бизнес в современном Крыму). Бывший мэр Ялты Ростенко пытался отобрать и отдать под застройку земли легендарного противотуберкулезного санатория им. Боброва в Алупке.
Тот же Ростенко поставил подпись под постановлением, которое в интересах подставного лица отбирает 96 соток земли у славящегося лучшим в Европе воздухом противотуберкулезного санатория «Долоссы». На отнятой у здравницы земле выросли коттеджи, с которыми помимо Ростенко связывают его зама Татьяну Кухтееву.
Хорошо, если эти и другие решения экс-мэра станут эпизодами в расследовании уголовного дела, ведь кто-то должен раз и навсегда остановить распил санаторных земель. И показать последователям Ростенко, что так относиться к Ялте нельзя.
Заложенный братом Ленина Дмитрием Ульяновым противотуберкулезный санаторий «Долоссы» разворовывают по частям.
Старинные усадьбы противотуберкулезного санатория «Красный Маяк» в Симеизе спешат продать.
Правительство Аксенова изъяло у Минздрава Крыма 8 ялтинских санаториев и ускоренно продает их по цене, намного ниже рыночной стоимости занимаемой ими земли. Эти санатории выросли на базе старинных усадеб, расположенных в заповедных уголках ЮБК. Большая часть из них противотуберкулезные. Новым владельцам объектов никто никаких условий не выставляет: при желании они смогут изменить их назначение – но не превратить в санатории другого профиля, а просто сделать их своими частными имениями.

Нужно ли Москве возрождение курортной Ялты?
Произошедшее в Москве показательное задержание бывшего мэра Ялты Андрея Ростенко за воровство земли санатория МВД «Алупка» с целью строительства многоэтажки можно понимать как сигнал из центра. По-видимому, в Москве надоело масштабное уничтожение курортного потенциала Крыма. Ведь не только простым людям, но и богатым владельцам южнобережных вилл, и невыездным силовикам нужен единственный в России курорт в сухих субтропиках и его природа, а не бетонные джунгли на руинах здравниц.
Премьер РК Сергей Аксенов сразу не понял сигнал из Центра и остро высказался в адрес федеральных силовиков, но потом все же вернул землю санаторию МВД в Алупке. Это первый за четыре года случай, когда крымская здравница отбила атаку на свои землю.
В это же время прозвучало подхваченное федеральными СМИ заявление Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте России (РАНХиГС) о необходимости введения федерального управления на курортах Крыма.
«Климат и природа Южного берега Крыма (ЮБК) дают основания считать регион одним из лучших курортных центров мира, уступающим по своей рекреационной ценности только Канарским островам и Мадейре», – утверждают эксперты РАНХиГС.
В связи с этим авторы документа считают необходимым придание ЮБК – в пределах территории городских округов Алушта, Судак и Ялта – охранного статуса и передачу наиболее ценных курортных территорий под прямое управление из федерального центра. По сути, Ялта может стать курортом федерального значения.
Наивно полагать, что передача ЮБК в центральное управление приведет к восстановлению социальной справедливости и возрождению Ялты как курорта для всех. Сейчас государство стремится максимально снять с себя все социальные обязательства: избавляется от непрофильных активов, снижает пенсионные расходы, демонтирует институты всеобщего доступного образования и здравоохранения. Именно с этим связана ускоренная приватизация всех активов в Крыму – и в этом смысле местные власти в тренде.
Но федеральное управление может значительно замедлить ускорившееся в 2014-2018 годах уничтожение Ялты как курорта. Передача здравниц богатым и административно сильным ведомствам не даст окончательно распилить их на участки под строительство дорогих, но некачественных бетонных «скворечников» у моря. 
«Думаю, для власти пришло время определиться: Ялта – это местный, региональный или федеральный курорт? – размышляет профессор  Ежов. – По всем канонам и нормам крымские курорты, несомненно, будут иметь статус если не мирового значения, то федерального точно. Если Ялта законодательно станет курортом федерального значения, здесь не так просто будет распоряжаться территориями, домами, остатками природы. На все потребуется получать добро в федеральных инстанциях. Если такое решение примут, о нем стоит объявить заранее – никто не захочет себе забирать то, что через год станет федеральным».
«Любому человеку для полноценной жизни нужен регулярный контакт с живой природой, – говорит Владимир Ежов. – В Ялте есть все условия, но это направление не проработано. Есть южнобережные парки, но за ними нужно ухаживать, поддерживать на определенном уровне, развивать их туристический потенциал. Но обилие заборов на ЮБК портит все впечатление».
Остались на ЮБК и заповедники с заказниками. «Доступ к ним закрыт – и правильно, потому что у многих людей нет культуры, они ведут себя по-хамски, жгут костры и мусорят в лесах, – рассуждает профессор. – Как вариант, можно организовать контролируемые экологические тропы, которые станут еще одним уникальной притягательной особенностью Ялты».
Также, по мнению профессора Ежова, в Ялте нужно восстановить и развивать почечные санатории. Есть люди, для которых жара – это благо – это больные с заболеваниями почек. Ялта с начала 70-х годов до середины 80-х годов принимала таких больных, тут работали три специализированных почечных санатория. 
Появление в Ялте достаточного количества доступных бассейнов  с  теплой морской водой позволит развить лечение нарушений опорно-двигательной системы.
Будущее крымской санаторно-курортной системы во многом зависит от социальной политики государства. Если стране снова понадобятся здоровые, сильные, умные люди, – санатории будут востребованы. Тогда Ялту, вернувшуюся к своему смыслу, – дарить здоровье и желание жить, ждет новый расцвет.

Евгений Гайворонский, 
Екатерина Резникова, 
Примечания,
25.07.2018  

Архив