Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

«Если бы я остался в Ялте, то не дожил бы до вторника»

Поделится:
16:21 11 Октября 2018 г. 51

Активист Крымской весны Александр Слепинин говорит, что чуть не умер от тромба и от бездействия врача Ливадийской больницы. Факт неоказания помощи подтвердила проверка «Крыммедстраха». Чтобы от халатности не страдали другие люди, общественник хочет наказать виновных через суд.

До появления болей в ноге крепкий мужчина Слепинин на здоровье не жаловался.
«Пришел в нашу гурзуфскую поликлинику, фельдшер сказал, что у меня, похоже, восходящий тромб, это серьезно, – рассказывает Александр. – Порекомендовал сделать УЗИ и обратиться к хирургу. Я обратился за УЗИ в клинику «Времена года». Результаты обследования подтвердили, что у меня восходящий тромб, врач сказал, что это опасно для жизни, от такого люди умирают».
В Гурзуфской поликлинике по результатам УЗИ Александру назначили срочную госпитализацию, мужчина лег в хирургическое отделение Ливадийской больницы.
«Врачом оказался сосудистый хирург  Константин  Ковтун. Он   посмотрел УЗИ и сказал, что ничего страшного, будем лечить, – продолжает Слепинин. – Ковтун прописал мне антибиотик «Цефтриаксо». Мне его неделю прокололи. После этого я позвонил другому хирургу, тот сказал, что в моей ситуации нужно срочно купировать вену. Я сказал Ковтуну, что надо что-то делать. Тот назначил УЗИ».
Александр говорит, что экран УЗИ показал, как его тромб уже проник в большую вену. То есть был близок к артерии, а это смерть. Специалист по УЗИ заявил о необходимости экстренной операции.
«После УЗИ я пролежал около двух с половиной часов. Наконец зашел Ковтун. Я спросил, что будем делать, – рассказывает Александр. – Он сказал, что «все фигня, они все перепутали» и пообещал позвонить проконсультироваться в Симферополь, в больницу Семашко».
Александр обеспокоился, поехал за консультацией в другую больницу, там ему посоветовали срочно принимать меры для спасения жизни. Тем временем хирург Ливадийской больницы ушел домой (была пятница), оставив пациента без помощи на три праздничных выходных. Слепинин позвонил в Керчь соратнику по Крымской весне Константину Ерманову, и тот помог ему связаться с симферопольской больницей Семашко.
«Там встретила хирург Ольга Воронкова, – продолжает Александр Слепинин. – Она вызвала специалиста по УЗИ, тот сделал исследование и подтвердил факт смертельной угрозы. Утром сделали операцию. Когда пережали вену, обнаружилось, что тромб уже на пять сантиметров вошел в следующую вену».
«Получается, если бы не операция, жить бы мне с того момента оставалось не больше двух дней, – делает вывод Слепинин. – Если бы я остался в Ялте, то не дожил бы до вторника, когда местная больница после праздников возобновляет работу».
Выздоровев, Слепинин добился проверки работы Ливадийской больницы по его случаю. Специалисты «Крыммедстраха» пришли к заключению, что пациенту не оказали свое- временную помощь.
«Мы с адвокатом обратились в Следком, – говорит Александр Слепинин. – Моя цель – добиться ответственности для врача, который ушел домой, когда я был в критической ситуации. И не для того, чтобы отомстить, а для того, чтобы в будущем таких ситуаций не было. Заставить снова нормально относиться к пациентам. Может разбирательство по этому делу что-то изменит, кому-то спасет жизнь».
Наши попытки получить комментарий у главврача Ливадийской больницы Владимира Савельева не увенчались успехом. Запланированная личная встреча не состоялась. Г-н Савельев прекратил отвечать на звонки, застать его на рабочем месте во время нескольких приездов в больницу не удалось.


Примечания, 
5.10.2018

Архив