Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

Сергей Черняховский: Теневая легитимность Октября

Поделится:
12:01 22 Ноября 2018 г. 64

Власть поступает не очень умно и очень нетехнологично, уходя в постоянное умолчание 7 Ноября как праздничной годовщины Октябрьской революции 1917 года.
Мотивационно – в общем-то, понятно: отмечать годовщину Революции большевиков – неловко. Она-то тут при чем? Отмечать годовщину свержения Временного правительства и перехода власти к Советам – тем более не с руки: эта власть была уничтожена четверть века назад теми, кто создавал нынешнюю. А праздновать взятие власти «рабочими и крестьянами» – тем более дискомфортно: за одну последнюю пенсионную реформу ее вдохновителям и организаторам по неписаным нормам власти рабочих и крестьян вполне полагался бы расстрел, как «крайняя мера социальной защиты».
С другой стороны, проклинать и осуждать Революцию Октября – тоже не очень комфортно: все те, кто когда-то выступил против нее, оказались банкротами. Да и вообще, если Октябрь – Зло, то и все его наследие вплоть примерно до 1987 года – тоже зло. А мода на подобные реминисценции давно ушла – в силу простой очевидности, что в октябрьско-советский период страна была больше, богаче и сильнее, чем в постсоветский.
Поэтому власть, за исключением особых случаев, старается молчать, одновременно интонационно намекая, что она от этой даты не в восторге, но запрещать и осуждать ничего не будет, только всё – в свободное от работы время. Праздник пусть отмечают кто хочет, но выходного дня не будет.
Прошлогоднюю столетнюю годовщину обойти было бы совсем странно – и власть по-своему резонно решила провести ее в умеренных тонах и в интонации «примирения и недопустимости противостояния». В этом году вообще всё информационно покрыли столетием окончания Первой мировой войны.
Выходной день 7 ноября в 2005 году отменили, но поскольку отбирать сам лишний выходной в начале ноября было чревато издержками, ввели известный чудной «День народного единства», сделав вид, что к такому единству имело какое-то отношение изгнание поляков в 1612 году. То ли не зная, то ли не помня, что в те годы шла не борьба «народного единства» против польского нашествия, а Большая Смута и Гражданская война, благо поляки не столько вторглись в Россию, сколько были призваны вполне определенной частью общества и тогдашним «российским правительством» для подавления антиправительственных выступлений. Что с этим праздником делать сегодня – непонятно, в общем-то, никому: праздновать смешно, отменять – тоже, по многим причинам, неудобно.
 Главное то, что вставая в позицию непризнания/умолчания 7 Ноября как годовщины Октябрьской революции, власть отстраняется от нее. Но 7 Ноября от этого годовщиной революции быть не перестает и, уходя в тень, из тени напоминает: «Я – есть». 
Замалчивая 7 Ноября, власть и превращает его в тень, и повышает интерес, и придает оттенок мистического всесилия.
А тени – самый страшный враг. Эта дата становится символом события, когда народ не в результате бунта и стихийного взрыва, а аккуратно и организованно подготовившись, собрался – и за сутки выгнал надоевшую ему власть, которую за два месяца перед этим почти поголовно носил на руках. И, как оказалось, нашлась сила, которая сорганизовалась и за два месяца это восстание подготовила.
7 Ноября, Октябрь как символ и своего рода ушедшая в тень легитимность – сильнее любой власти.

 8 ноября 2018 г.

 

Архив