Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

ЭТО МЫ НАД РОСАМИ ЗОРЯМИ ВОСКРЕСЛИ…

Поделится:
12:15 06 Декабря 2018 г. 41

Не так давно на телеканале «Ностальгия» транслировали популярный в советское время ежегодный песенный концерт. Шёл финал  «Песни – 80». И вдруг в эфир врывается мощный и сильный, бархатистого тембра голос Юрия Иосифовича Богатикова:
Вспоминайте, люди, 
Тех, кого не стало,
Вспоминайте, люди, 
Времени так мало…

Зал покорён. Покорён правдой чувств, силой внутренней убеждённости певца, лиризмом, который никогда и никого не оставлял равнодушным.
Я невольно подумала: «Как же он умел подбирать свои пророческие песни! Он жил в них, говоря о своей судьбе, о своих чувствах, переживаниях. Действительно, жил песней и сопереживал песне!»
Нахлынули воспоминания – о личных встречах с Великим маэстро, о его песенном наследии, о высказываниях  тех, с кем он жил, служил, творил, о тех жизненных и профессиональных оценках, которые Народный артист СССР   давал обществу, культуре, эстрадной песне и себе, как неотъемлемой части этого общества:
«Как бы сегодня ни хаяли Советское государство, невозможно отрицать: оно заботилось о культуре, искало молодые таланты, создавало им необходимые условия для творческого роста.
…Да, я большевик и человек абсолютно немодный. Мне всегда нравилась коммунистическая идея, как идея социального построения общества. Я не верю тем, кто говорит, что они резко перестроились или стали другими. Такие особи или сломались, или вообще людьми не были.
…Сейчас само государство преступное. Оно толкает нас на преступление. Народ хороший. Трудолюбивый, терпеливый, добрый. Но всю жизнь не везёт с руководителями…»

«На Богатикова», с лёгкой руки композитора Никиты Владимировича Богословского, который в честь своего шестидесятилетия подарил певцу специально написанную для него на стихи Н.Доризо песню «Давно не бывал я в Донбассе», писали многие московские композиторы, отдавая ему право первого исполнения песни: «Весна сорок пятого года» И.Лучинка (стихи М.Ясеня), «Усталая подлодка» А.Пахмутовой (стихи Н.Добронравова и С.Гребенникова), «Экипаж – одна семья» В.Плешака (стихи Ю.Погорельского), «Я руки женские целую» А.Экимяна (стихи Р.Гамзатова), «Не остуди своё сердце, сынок» В.Мигули (стихи В.Лазарева). Этот список, кажется, бесконечен.

«… Это ни с чем не сравнимое счастье, когда выходишь на сцену с песней, которая пока ещё никому ничего не говорит, и вдруг понимаешь, что её принимают, что она будет жить»,– считал артист. Он был глубоко уверен: «Моё предназначение в этой жизни было такое: я выхожу на сцену, и люди мне улыбаются. Значит, я несу положительную энергию. Поющий артист – это человек, который несёт самое главное. 
Я нашёл себя в песне. Поэтому я считаю, что кроме голоса, занимающегося песней, должны быть мозги. Артист должен быть размышляющим».

Через рощи шумные 
и поля зелёные
Вышел в степь донецкую 
парень молодой.

Юрий Иосифович Богатиков родился, вырос и начал свой путь в мир песни в Донбассе – в маленьком шахтёрском городе Енакиево. С детства мечтал о карьере драматического артиста. Играл ведущие роли в спектаклях школьного драмкружка.
«…Хорошо помню запах шахт, запах сгоревшего угля. Сейчас это называется вонью, а тогда он казался мне чем-то лёгким, майским, родным…»
Но началась Великая Отечественная война. Ушёл на фронт отец. И не вернулся. Семья была эвакуирована в Узбекистан: «Вся романтика моей души оттуда, она воспитана тайной Востока…»
Детство Юры пришлось на трудные послевоенные годы. Матери было нелегко, – в семье шестеро детей. Двенадцатилетним подростком парень уже работал на Харьковском велосипедном заводе, а после работы в составе заводской самодеятельнос-
ти выступал перед ранеными в госпиталях.
Далее – ремесленное училище связи. «Меня отдали в ремесленное училище – там могли обеспечить самым элементарным: одеждой, трёхразовой кормёжкой, койкой в общежитии». Далее – работа монтёром на Харьковском телеграфе, учёба в школе рабочей молодёжи. И какой же волей, какой же силой духа надо было обладать, чтобы, отработав смену, спешить на занятия, оттуда – в клуб на репетицию. Время расписано по минутам.
Уже став известным певцом, он назовёт это время «хрестоматийным» – не исключительным. Так жила в те годы вся страна.
«Я благодарен моим родителям. Они были воистину героическим людьми, поскольку в ту страшную войну ни одного из нас  не отдали в детский дом. Сёстры у меня хорошие, всегда брату помогали». 

И тогда вода нам, как земля.
И тогда нам экипаж – семья…

В 1951-м, окончив школу, девятнадцатилетний Юрий уходит по комсомольскому набору служить в ряды Военно-Морского Флота, на Тихий океан.
Японское море встретило будущего матроса холодными порывами ветра, вздыбленными свинцовыми волнами, заросшими лесом сопками. Флотский «экипаж» находился  во Владивостоке. Здесь Юрий проходил курс молодого бойца, а в свободное время молодые певцы-ровесники соревновались в мастерстве, красоте и силе своих голосов.
Юрий Богатиков, как отмечали сослуживцы, владел необыкновенно красивым, непобеждённым, как оказалось, годами голосом, врождённым артистизмом. На  одном из концертов на него обратил внимание руководитель ансамбля песни и пляски Тихоокеанского флота. Юра стал солистом ансамбля. Свой необыкновенно красивый тембр голоса артист объяснял просто: «Это просто природный дар, и поэтому я не «делаю голос», а пою так, как умею…» И во время концертов его голос то рокотал характерным богатиковским тембром, то лился свободной волной…
Годы, проведённые на флоте, сформировали характер, принципы, установки юноши, утвердили в выборе профессии. Именно здесь, участвуя во флотской самодеятельности, солируя в ансамбле песни и пляски Тихоокеанского флота, Юрий окончательно понял, что его призвание – песня.
Позже, отрабатывая на одном дыхании полнокровные сольные концерты, он скажет: «Сказывается, видимо, флотская закалка. Не зря ведь целых четыре года прослужил на Тихоокеанском…»
Демобилизовавшись, он поступает на вокальное отделение Харьковского музыкального училища, в класс М.А.Красновой. Классическая школа, чисто академическое, оперное извлечение дали ему очень много, прежде всего – безукоризненную технику. Он всегда  неуклонно следовал  завету своего педагога:  помимо чисто профессиональных качеств артисту необходимы также страстная убеждённость в том, о чём он поёт, и правдивость.
 «После службы на флоте я ещё года полтора проходил в училище в матросской робе – ничего другого попросту не было. Затем сёстры сбросились и купили мне первый в жизни костюм».

Сколько я встретил на дальних дорогах
Добрых людей и недобрых людей.
Все в этом яростном мире непросто.
Вот уж и мне забелило висок.
Вспомнил я вдруг обжигающе остро:
«Не остуди свое сердце, сынок!»

Огромная заслуга в популярности Юрия Иосифовича принадлежит Юрию Васильевичу Силантьеву, тогда главному дирижёру Эстрадно-симфонического оркестра Всесоюзного радио и Центрального телевидения.
– Я всегда готовился к каждой встрече с Юрием Васильевичем с душевным трепетом. Волновался, как мальчишка, – говорил Ю.И. Богатиков. – И каждая наша встреча давала мне так много в плане чисто профессиональном… Эстрадному певцу просто необходимо хотя бы периодически выступать с большим оркестром, тем более со столь высокопрофессиональным, каким руководил Силантьев. Оркестр дисциплинирует певца, заставляет быть собраннее, а это, в свою очередь, способствует и его творческому росту.
Ю.В. Силантьев, действительно, научил Юрия Иосифовича самому главному – знанию и пониманию жанра и его законов, умению этими законами управлять.
«С самого начала нашей совместной работы, – рассказывал Юрий Васильевич, – меня привлекла в Юре его огромная трудоспособность, я бы даже сказал, одержимость на репетициях. И ещё – доброжелательное отношение к замечаниям, предложениям, готовность немедленно взять всё стоящее в свой певческий арсенал. Добиваясь точности и выразительности исполнения, продуманности, отработанности общего рисунка песни, Юрий «пробует» её десятки раз, в самых различных вариантах. И так до тех пор, пока не отыщет идеальный из всех возможных. Точно так же и каждый жест его, каждый «переход» строжайше отрежиссированы. Юрий, например, всегда точно знает, почему в данный момент его рука пошла вправо, а не влево. И это, на мой взгляд, очень ценное для эстрадного певца качество… Он никогда не повторяется. В каждом концерте старается подать уже знакомые слушателям песни чуть-чуть иначе, что-то по-новому осмыслив, выделив, укрупнив».
Каждое его выступление было, что называется, «на износ». Он ценил и уважал любую аудиторию. Выходил и работал в концертах тем порядковым номером, которым ставили, и знал, что худо-бедно, но своё дело сделаю».
В этой связи позвольте напомнить историю, которую артист всегда вспоминал со свойственным только ему юмором.
Шахтёры, увидев Богатикова среди делегатов профсоюзного съезда, потребовали его выступления в правительственном концерте. Преодолев все организационные передрязги, Юрий Иосифович получил «доб-
ро» на выход.
 «И вот я на сцене. Зазвучали первые аккорды и я бодро начал: «Давно не бывал я в Донбассе…» И через секунду с ужасом осознал, что клинит меня, не помню дальше ни единой строчки, ни единого слова… Начал по новой, зачем-то переходя на блатной мотив: «Эх, давно не бывал я в Донбассе, ну почему так давно не бывал я в Донбассе?»
Режиссёр с выпученными от ужаса глазами из-за кулис машет и шепчет зловеще: «Е-моё, Юра, когда ж ты, наконец, уже приедешь?» А я не могу перейти ко второму куплету  и третирую зал: «Эх, да почему, эх, да почему…?» Зрители и рады бы помочь, да ответа не знают. Режиссёр меня почти силком втаскивает за кулисы: «Баста, Юра! Приехали».
А я знал, что ежели немедленно не появлюсь на сцене и не спою нормально, больше я не появлюсь там уже никогда. Я вышел и спел отлично!
А после концерта  секретарь ЦК похвалил вытирающего со лба испарину руководителя: «Передай спасибо режиссёру, который всю эту хохму с Богатиковым замутил. Весело было».

С каждым годом всё дальше война. 
Всё привычнее нам тишина. 
Тает в ночи прохладная тень, 
Керчь встречает свой завтрашний день!

 
В 1973 году Ю.И. Богатиков переехал из Харькова в Крым и стал работать от Крымской филармонии.
На вручении городу Керчь Ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» состоялась первая встреча Юрия Иосифовича Богатикова и Леонида Ивановича Грача. 
В своей новой книге «Крым – моя любовь, жизнь и судьба» (2017 г.) Леонид Иванович пишет: «С тех пор мы с Юрием Иосифовичем сдружились очень крепко, связались как бы в один клубочек. И всю эту тяжелейшую стезю испытаний мы прошли с ним до самого его последнего вздоха в 2002 году. Это был настоящий друг…
Это была настоящая дружба, не заражённая конъюнктурой и предательством, когда я с тобой дружу до тех пор, пока мне от тебя что-то нужно, или наоборот. У нас с Юрием Иосифовичем были очень близкие и тёплые отношения, в основе которых – интерес к делам друга, готовность прийти в любую минуту на помощь».
В моей памяти – яркий крымский фестиваль «Песни моря». Идея его создания принадлежала народному артисту СССР Юрию Иосифовичу Богатикову и советскому конферансье, продюсеру, заслуженному деятелю искусств России Эдуарду Михайловичу Смольному. 
«Мы стали думать, как воплотить задуманное. Решили обратиться к Леониду Ивановичу Грачу, работавшему тогда заведующим отделом агитации и пропаганды Крымского обкома партии, – вспоминал Юрий Иосифович. – Он с интересом выслушал и говорит: «Какие проблемы? Только вам надо было бы, наверное, обратиться прежде в отдел культуры». А Эдуард Михайлович дипломатично так отвечает: « Конечно. Но всё-таки фестиваль в таком виде, как он задуман, несёт в себе, в первую очередь, большой идеологический заряд, и мы, Леонид Иванович, вправе рассчитывать на Вашу поддержку».
Поддержка была солидной! И начал фестиваль колесить по всем городам и районам Крыма. Леонид Иванович, как и во время подготовки и проведения всекрымского референдума 1991 года, включил в эту работу весь идеологический актив. Вот тогда и я, заведующая идеологическим отделом Феодосийского горкома партии, имела честь познакомиться с Маршалом советской песни. Тогда я впервые услышала откровения Юрия Иосифовича: «Не могу забыть, как однажды пел «День Победы». Представьте: духовой оркестр в две тысячи человек и сто тысяч народа на трибунах Республиканского стадиона в Киеве. Никакой фонограммы и в помине не было. И я помню, как встал весь стадион и пел вместе со мной. Это было что-то потрясающее! То, что до сих пор вызывает такую скупую слезу…»
В 1985 году Юрий Иосифович получил звание Народный артист СССР. До него такую высокую честь заслужили лишь Леонид Осипович Утёсов и Клавдия Ивановна Шульженко. Народным он стал вполне заслуженно, заработал это звание тяжёлым трудом, выступая с концертами по всему Советскому Союзу.
«Я – Богатиков, и этим всё сказано. Я никогда не пытался прыгнуть выше головы, а просто делал своё дело», – в этом он весь: Народный артист СССР, Народный артист Украины, Заслуженный деятель культуры Автономной Республики Крым, почётный крымчанин, первый и непревзойдённый исполнитель гимна Крыма. И просто Человек, который никогда не подстраивался под конъюнктуру.

Мы – изгои в собственной стране,
Не поймём, кто мы, откуда родом.
Друг далёкий, вспомни обо мне –
Остаюсь с обманутым народом.

Лихие 90-е. Разрушен Советский Союз. «Ничего не осталось! Ни страны, ни Родины, ни дома… Куда деваться советскому актёру? 
Я был очень дружен с Леонидом Ивановичем Грачом, но он мог поддержать меня только морально, так как сам остался без работы и ходил на биржу труда. Это был самый трагический момент в моей жизни, – с болью вспоминал Юрий Иосифович.
А вот откровения Л.И. Грача: «Юра был человеком широкой души… После августа 1991 года я оказался в больнице, в Бахчисарайском районе. Уже не первый секретарь рескома партии, а безработный. Небольшие сбережения постепенно таяли. Денег не хватало даже на продукты. 
Юра покупал на рынке несколько кур и приносил к нам домой. Просил отварить, он, мол, позже зайдёт. А потом не заходит и не заходит. Так повторялось несколько раз, пока мои домашние решительно не запротестовали: «Мы хоть и нищие, но гордые!» Этот поступок Юры остался для меня навсегда трогательным и дорогим».
…В марте 1993 года судьба вновь свела меня с Юрием Иосифовичем. Мы представляли возрождённую после запретов организацию коммунистов Крыма на партийной конференции в Макеевке. Коммунист Богатиков остался с партией, со своей твёрдой и незыблемой позицией, непреклонным перед властью нуворишей и глубоко убеждённым в том, что «обществу нужна великая идея – своего рода духовный стержень. Она в наших книгах, фильмах, музыке, живописи и, конечно же, в песнях. В них сегодня наша главная духовная опора».
В шестнадцатый раз морозные декабрьские дни возвращают нашу память к 8 декабря 2002 года. Мы простились с нашим большим Другом, Человеком с твёрдой и незыблемой позицией, широкой душой и щедрым сердцем, Народным артистом СССР Юрием Иосифовичем Богатиковым.
«У меня и сегодня душа болит, мне его очень не хватает. Дружбу с ним считаю одним из самых больших подарков судьбы, а его смерть в 2002 году стала одной из самых горьких потерь. Он сочетал значительность своего великого таланта с удивительной житейской скромностью. Никогда ни о чём не просил, в том числе и меня, своего самого близкого друга. Наделённый богатым внутренним миром, он внешне оставался таким же простым  парнем с рабочей окраины, хотя его мать, как он рассказывал, принадлежала к известному дворянскому роду Рылеевых.
Таким же великим он ушёл из этого мира».
Леонид Грач, 
«Крым – моя любовь, жизнь и судьба» (2017 г.)

Настоящее признание его величия – мемориал Народному артисту СССР в Симферополе, который по инициативе Л.И. Грача сооружен на пожертвования, собранные «всем миром, всем народом».
Продолжением дела Маршала советской песни стали Международные конкурсы молодых исполнителей лирико-патриотической песни и романса имени Юрия Богатикова, которые проходили под патронатом Л.И. Грача. Нам удалось организовать и провести пять таких песенных праздников. Поверьте, они должны возродиться! И это дело нашей с вами чести, уважаемые крымчане!
Уверена, что юбилейные Богатиковские вечера, которые прошли на сцене Русского драматического театра имени Горького в Симферополе, стали настоящим подарком и участникам-артистам, и зрителям. 
Лучшая хризантема Никитского ботанического сада – имени Богатикова.
Он смотрит на нас с высоты планеты, названной его именем.
Жизненное призвание Юрия Иосифовича «Остаюсь с обманутым народом» навечно увековечено в чёрном мраморе. 

Вот пришло письмо издалека,
Где живут богато и свободно.
Пусть судьба страны моей горька, –
Остаюсь с обманутым народом.
Мы – изгои в собственной стране,
Не поймём, кто мы, откуда родом.
Друг далёкий, вспомни обо мне –
Остаюсь с обманутым народом.
Слышен звон чужих монастырей:
Снова мы себя переиначим.
На обломках Родины моей
Вместе соберёмся и поплачем.
Мы ещё от жизни не ушли,
Цвет берёз не весь ещё распродан,
И вернутся снова журавли –
Остаюсь с обманутым народом.
Не зови в дорогу, не зови.
Верой мы сильны, а не исходом.
Не моли о счастье и любви –
Остаюсь с обманутым народом.

Николай Добронравов,
1991 г.

Будем помнить всегда об Артисте, Коммунисте, Друге.





Татьяна Ежова.

 

Вспоминайте, люди

Стихи Владимира Харитонова
Музыка Алексея Мажукова

Вспоминайте, люди, 
Тех, кого не стало,
Вспоминайте, люди, 
Времени так мало.

Припев:
Дни минули, минули,  нас не миновали,
Это мы за Родину жизни отдавали,
Это мы под грозами  к черту в пекло лезли, 
Это мы над росами зорями воскресли.

Постарайтесь, люди, 
Быть людьми до грани,
Постарайтесь, люди, 
Никого не ранить.

Век людской короткий 
Пусть длиннее станет,
В орудийных глотках 
Пусть снаряд застрянет.

 


Проклятие

Расул Гамзатов

Из любимого стихотворения Ю.Богатикова

Проклятье тем, кто и понятия
Иметь о чести не привык,
Проклятие, моё проклятие
Унизившим родной язык.

Тому проклятье, в ком прозрения
Не знала совесть на веку.
Пусть примет тот моё презрение,
Кто дверь не отпер кунаку.

Будь проклят, кто на древе замысла
Боится света, как сова,
И тот, кто клятвенные запросто
Бросает на ветер слова.

Будь проклят, кто забыл о матери
Иль в дом отца принёс позор.
Будь проклят тот, кто невнимателен
К печали собственных сестёр.

Проклятье лбу, тупому, медному,
И тем, кто лести варит мед,
Проклятие юнцу надменному,
Что перед старцем не встаёт.

Мне все народы очень нравятся.
И трижды будет проклят тот,
Кто вздумает, кто попытается
Чернить какой-нибудь народ.

Да будет проклят друг, которого
Не дозовёшься в час беды!
И проклят голос, петь готовый
В любом кругу на все лады!

 

 

Архив