Отcветы Великой Отечественной…

Живет на свете необыкновенная женщина, и даже те мужчины, которые уважают женщин только 8 Марта, соглашаются: "Да, таких немного". Зимой ей исполнится 90 лет. Она не просто из когорты Победителей - фронтовичка и партизанка, а побеждать ей приходилось не только фашистов.

Камышловской Шуре, как ее прозвали бойцы, не было еще 17 лет, когда на порог ее дома пришла война. Все родственники-мужчины были на фронте, а она с подругами-комсомолками начала свой боевой путь с того, что выносила раненых из-под огня в школу, где был перевязочный пункт (примерно в 300-х метрах от знаменитого на весь СССР 11-го дзота). Диспозиция сложилась следующая: на одном пригорке - наш дзот, на другом, примерно в километре, - немцы, а ложбинка, где стояла школа, - самое безопасное место в условиях боя. Когда наши бойцы из-за нехватки боеприпасов начали отступать, Шевкие Абибуллаева стала просить, чтобы ее взяли с собой. Вначале девочку с косичками уговаривали "уйти к маме", но она была настойчивой, и кто-то из командиров сообразил, что местная жительница может быть хорошим проводником. Одно из первых боевых заданий - разведать дорогу (в горном ночном лесу!) и, если удастся, захватить "языка". Дорогу-то она проверила почти до Инкермана, по пути видела спящего немецкого часового, запомнила, где именно. На вопрос, почему же она не прихватила фрица с собой, она ответила, что не могла взять его за язык, так как он спал с закрытым ртом. Отдыхавшие поблизости бойцы так смеялись, что только команда "Вперед, марш!" смогла остановить веселье - ведь, кроме оружия, надо было еще и раненых выносить.

Горечь потерь, в том числе и политрука К. Л. Черноморченко под бомбежкой, отступление до последнего нашего плацдарма в Севастополе - 35-й береговой батареи, ранение в ногу, плен, бегство из плена до Бахчисарайского района, где она вместе с несколькими боевыми товарищами влилась в партизанский отряд. Почти два года тягот партизанской борьбы не сломили девушку, а закалили характер на всю жизнь. После освобождения Балаклавы ее с каким-то поручением командировали в Москву, по пути открылась рана, она попала в госпиталь, при выписке из которого была комиссована. Там ее постиг психологический удар - известие о депортации крымских татар в Узбекистан. Севастополь, как и прилегающие к нему села, оказался для нее закрыт, и в госпитале ломали голову, куда ей выписать железнодорожный литер. А она сказала просто: "Как я могу бросить своих родных, поеду искать…"

В мирной южной республике к фронтовикам относились с уважением и пониманием. Она много лет работала в райкоме комсомола, вышла замуж, родила дочерей - и новый удар: муж-азербайджанец заявил, что его родители нашли ему невесту, а чужую, татарку, они не примут. Так и растила детей одна, выдала замуж (кстати, одну за русского, вторую - за украинца, кто теперь внуки?!). Александра Александровна, как ее называют по-русски, только посмеивается: "У меня семья-интернационал". Как определить, какой национальности все ее потомки? Да и надо ли в этом разбираться, ведь гораздо важнее, что семья дружная, в любой ситуации друг друга выручают, с искренней любовью и уважением все относятся к матери, бабушке и прабабушке, помогают выполнить ее непростое желание - на основе имеющихся у нее документов, фотографий и публикаций создать музей 25-й Чапаевской дивизии, для которого уже и помещение выстроили, дело за оформлением экспозиции. Материалов набралось немало, ведь боевые побратимы, среди которых она была самой молодой, встречались до тех пор, пока были силы приехать, а в последние годы передают эстафету памяти своим детям и внукам.

Яркий пример - семья погибшего в 1941 году на глазах у Шевкие политрука Константина Леонидовича Черноморченко. Его сын живет в Киеве, несколько лет назад прислал в газету (тогда еще "Коммунист Крыма", а сейчас тот же состав редакции издает "Искру правды") письмо с просьбой узнать о подробностях гибели и о месте захоронения своего отца. С помощью Шевкие Абибуллаевой приехавший внук политрука побывал на месте гибели своего деда, с помощью других севастопольцев семья погибшего получила том Книги Памяти, где записан их родной человек, не вернувшийся с войны.

При нынешней бюрократии, к сожалению, нереально докопаться до места захоронения, но и сын, и внук воина искренне благодарны всем, кто причастен к их поискам. Впрочем, нынешней власти не верят не только наши друзья-киевляне, а внук политрука полюбил наш город-Герой и в каждый свой приезд навещает однополчанку своего деда…

Очень хотелось бы, чтобы читатели знали, что события 72-летней давности живут в сердцах людей, независимо от места рождения или жительства, национальности, традиций, которых в разных семьях придерживаются, но между честными и порядочными людьми возникает тепло души, которое не гаснет с годами, с возрастом и даже вопреки государственному устройству.

В. Владыченко, Севастополь

От редакции.

В Киеве на Аллее Славы установлен памятник Дважды Герою Советского Союза Амет-хану Султану. Очень хорошо, вполне заслуженно. Но с кем перед президентскими выборами 2015 года заигрывает Партия регионов: с фронтовиками, крымскими татарами или вообще сторонниками советского образа жизни? Как не вспомнить слова Ю. Фучика: "Люди, будьте бдительны!". И не только по этому поводу.

Дополнительная информация