Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

Курская битва

Поделится:
11:24 14 Февраля 2013 г. 1976

95-летию дня красной армии и военно-морского флота Немецко-фашистское командование решило провести летом 1943 г. крупную наступательную операцию и вновь захватить в свои руки стратегическую инициативу. Замысел операции состоял в том, чтобы мощными встречными ударами из районов Орла и Белгорода на Курск окружить и уничтожить советские войска в Курском выступе. В дальнейшем противник намеревался разгромить советские войска в Донбассе. Для осуществления операции под Курском, получившей название "Цитадель", противником были сосредоточены огромные силы и назначены наиболее опытные военачальники: 50 дивизий, в том числе 16 танковых, группы армий "Центр" и "Юг". Всего в составе ударных группировок противника находилось свыше 900 тыс. человек, около 10 тыс. орудий и миномётов, до 2700 танков и штурмовых орудий и более 2000 самолётов. Важное место в замысле противника отводилось применению новой боевой техники - танков "Тигр" и "Пантера", а также новых самолётов (истребителей "Фокке-Вульф-190А" и штурмовиков "Хенкель-129").

Начавшемуся 5 июля 1943 г. наступлению немецко-фашистских войск против северного и южного фасов Курского выступа советское командование противопоставило прочную активную оборону. Противник, наносивший удар на Курск с севера, был остановлен через четыре дня. Ему удалось вклиниться в оборону советских войск на 10 - 12 км. Группировка, наступавшая на Курск с юга, продвинулась на 35 км, но цели не достигла.

12 июля советские войска, измотав противника, перешли в контрнаступление. В этот день в районе железнодорожной станции Прохоровка произошло крупнейшее встречное танковое сражение второй мировой войны (до 1200 танков и самоходных орудий с обеих сторон).

В 8.30 главные силы немецких войск в составе моторизованных дивизий СС "Лейбштандарт Адольф Гитлер", "Рейх" и "Мертвая голова", насчитывавших до 500 танков и штурмовых орудий, включая 42 "Тигра", перешли в наступление в направлении станции Прохоровка. В то же самое время после 15-минутной артподготовки немецкая группировка была атакована основными силами 5-й гвардейской танковой армии. Ею командовал генерал П.Ротмистров. Из воспоминаний Маршала бронетанковых войск Павла Ротмистрова: "Утром 12 июля с группой офицеров я находился на наблюдательном пункте, с которого хорошо было видно поле будущего сражения. К шести часам утра командиры корпусов доложили, что их соединения и части заняли исходные рубежи и к бою готовы. В первые же минуты сражения, поднимая черные тучи пыли и дыма, навстречу друг другу ринулись две могучие лавины танков. На небольшом пространстве в районе Прохоровки с обеих сторон одновременно участвовало 1500 танков. Так разгорелось крупнейшее в истории войн, невиданное по размаху и ожесточению встречное танковое сражение. Широкое поле под Прохоровкой оказалось тесным для огромной массы сражающихся. Сражение длилось до позднего вечера. Сцепившись в один гигантский клубок, танки уже не могли разойтись. На поле боя горели сотни танков и самоходных орудий, стоял страшный шум от скрежета гусениц, грохота снарядов, многие из которых, ударяясь в броню, с визгом летели в сторону.

Гитлеровское командование возлагало огромные надежды на "боевой сюрприз" для нашей Армии - новейшие тяжелые танки "Тигр", "Пантера" и самоходные орудия "Фердинанд". Однако наши воины, используя высокую маневренность отечественных танков, находили уязвимые места и умело расстреливали бронированных монстров. Снаряды, посылаемые с коротких расстояний, рвали броню "тигров". Внутри танков взрывались боеприпасы, многотонные башни отлетали на десятки метров. Тяжелый черный дым поднимался над землей. В этом сражении исключительно большое мужество и инициативу проявили младшие офицеры и солдаты. Привожу лишь один пример. Танковому взводу под командованием лейтенанта Бондаренко был отдан приказ выйти на помощь второй роте, оказавшейся в трудном положении. Развернув взвод, командир ринулся вперед. Наперерез танку Бондаренко двигались два "Тигра", ведущие огонь. Умело маневрируя, Бондаренко поставил свой танк за один из горящих немецких танков. Фашисты были уверены, что совет-ский танк горит. Тем временем командир взвода незаметно навел орудие и метким залпом поджег один из "тигров"". Своими воспоминаниями о различных этапах Курской битвы делятся ее участники. Для них она началась около деревни Поныри. Вспоминает генерал-майор Михаил Овсянников: "Когда сражение за Поныри было проиграно немцами, то тут наступил коренной перелом во всей Курской битве. И вот для того, чтобы боевую ситуацию как-то повернуть по-другому, в свою пользу, немцы и ввели танковые войска под Прохоровкой". А другой генерал, также участник Курской битвы Александр Губенко, соглашаясь с Овсянниковым, лишь добавляет: "Там был, собственно говоря, настоящий ад. Мы его видели - дым, грохот, рев". Бой шел не только на земле, но и в воздухе. Над танками сражались советские и немецкие самолеты. Вой объятых пламенем машин, несущихся в последнем пике, гром взрывов на земле, - все слилось в этот день в один сплошной несмолкающий гул. Ожесточенное танковое сражение, в котором обе стороны понесли тяжелые потери, длилось один жаркий июльский день. Оно закончилось полным поражением главной ударной группировки немецких войск. Теперь она не сможет продвинуться вперед ни на один километр. Один из участников этого сражения, удостоенный звания Героя Советского Союза, Евгений Шкурдалов вспоминал позднее: "Боевые порядки перемешались. От прямого попадания снарядов танки взрывались на полному ходу. Срывало башни, летели в стороны гусеницы. Отдельных выстрелов слышно не было. Стоял сплошной грохот. Были мгновения, когда в дыму свои и немецкие танки мы различали только по силуэтам. Из горящих машин выскакивали танкисты и катались по земле, пытаясь сбить пламя".

В конечном итоге фашистский танковый кулак был полностью разгромлен. Их танки были превращены в металлолом.

Вспоминает Маршал Павел Ротмистров, герой сражения под Прохоровкой: "Сильные сознанием своего великого долга перед Родиной, стремлением любой ценой выполнить поставленную задачу, полные беззаветной храбрости, мужественно бились с врагами воины-гвардейцы, шаг за шагом тесня противника, нанося ему огромный урон в живой силе и технике.

Танкисты бились насмерть. Сражались в горящих машинах. Шли на таран… За один день сражения под Прохоровкой 5-я Гвардейская танковая армия уничтожила около четырехсот танков противника, из них 70 "тигров", 158 орудий и минометов, более трехсот автомашин, более трех тысяч пятисот солдат и офицеров. Главная вражеская группировка, наступавшая на Прохоровку, была разгромлена. Враг понес невосполнимые потери. Это сражение было проиграно фашистскими войсками. В ходе сражения с обеих сторон вышло из строя свыше 700 танков. Всюду на поле боя виднелись тела убитых, искореженные танки, раздавленные орудия, бесчисленные воронки. И ни одной зеленой былинки - сплошь выжженная, черная, дымящаяся земля. И так на протяжении 10-12 километров на всю глубину нашей атаки". К 23 августа, развивая наступление, советские сухопутные войска, поддержанные с воздуха ударами сил 2-й и 17-й воздушных армий, а также авиацией дальнего действия, отбросили противника на запад на 140 - 150 км, освободили Орёл, Белгород и Харьков.

Вермахт потерял в Курской битве 30 отборных дивизий, в том числе 7 танковых, свыше 500 тыс. солдат и офицеров, 1,5 тыс. танков, более 3,7 тысяч самолётов, 3 тыс. орудий. Соотношение сил на фронте резко изменилось в пользу Красной Армии, что обеспечило ей благоприятные условия для развёртывания общего стратегического наступления.

«Великая Отечественная война 1941-1945 гг.»

Архив