Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

Я достаточно серьезно играю в политические шахматы

Поделится:
10:23 14 Февраля 2013 г. 1986

Если представить гипотетическую книгу об украинских политиках, она по вполне понятным причинам могла бы называться "Живые и мертвые". Так вот, Леонид Грач - из породы ЖИВЫХ. Он не похож на традиционного персонажа отечественного политикума, - застегнутого на все пуговицы, осторожно подбирающего слова, напряженно соображающего, "как бы чего не вышло".

Биографию Леонида Ивановича Грача вполне можно считать блестящей, по-мужицки ладно скроенной. Этакий советский Ломоносов, не предавший идеалов молодости. - Леонид Иванович, в свое время в интервью для "Профи-ТВ" Вы сказали: "Лучше быть первым в провинции, чем вторым - в столице". Что думаете по этому поводу сегодня?

- Я всю жизнь так считал, и буду считать. И дело тут вовсе не в изменении жизненных или карьерных обстоятельств, а в том, ЧТО именно заложили в человека природа и мама с папой. Я ведь даже в детстве - в уличных играх - старался быть первым. Это характер. Я всегда стремился быть лидером, потому что был убежден в правоте дела, которое отстаиваю, и старался передать эту убежденность окружающим. Именно поэтому я и занимаюсь политикой - ведь это способ изменения социальной реальности в соответствии с собственными убеждениями. Те, кто считает, что политика - это путь к получению хлебных должностей и теплых местечек, ничего о политике не знают. А потому, рано или поздно, такие деятели будут из политики выброшены. Считаю, что довольно быстро нашел себя в общеукраинской ситуации, активно работаю и остался самим собой. И теперь я могу эффективно трудиться на пользу своей партии, трудящихся, народа Украины.

- Ваша политическая биография в последние годы сделала крутой вираж...

- Мне в жизни было дано многое - представьте только, что я в советский период прошел путь от простого деревенского парня до первого секретаря обкома партии Крыма! Ведь ни одному сегодняшнему губернатору не может даже присниться та реальная власть, которая была у первых секретарей обкомов! Однако давалось все это непросто, огромным трудом. Но у меня сегодня нет чувства, что надо закрыться в блиндаже и отстреливаться. Перед партией, перед левыми силами открываются большие политические перспективы, сейчас мы просто обязаны перейти в наступление. А на переживания нет времени.

- Но горечь, признайтесь, осталась?

- Повторяю, нет! Другое дело, что по прошествии времени даже оппоненты будут вынуждены признать: за годы моего руководства Крымом в регионе произошли значительные изменения к лучшему - и в социально-экономической сфере, и в политической ситуации. Считаю, что именно это и не понравилось. Кроме того, борьба велась недозволенными методами, что было совершенно очевидно в той прозрачной системе координат, которую мы создали. Мы очистили Крым от бандитов, остановили тотальную коррупцию, нейтрализовали национал-радикалистские настроения. Люди поверили власти! И если говорить о "поражении" и "пострадавших", то в результате пострадал не я, а Крым, будущее региона. И это, конечно, обидно.

- Сегодня в крымской политике эти акценты несколько сместились?

- Да, на 180 градусов! К сожалению, реформы, которые мы начали, не получили завершения. Правда, некоторые наши экономические проекты оказались настолько выгодными для Крыма, что нынешняя власть вынуждена продолжать декларировать, скажем, строительство моста Керчь-Кубань иногда даже против собственной воли. - Сегодня левую украинскую оппозицию считают вполне предсказуемой и контролируемой Президентом. Согласны ли Вы с этим и существует ли конкуренция лидеров - в частности, между Вами и Симоненко?

- Начну со второго. Меня никогда особо не волновало мое место в партии. Я никогда не отделял себя от партии, но и не руководствовался исключительно карьерными соображениями. Мне важно знать, что я поступлю в соответствии со своими убеждениями, а должностное первенство само по себе меня никогда не волновало. Когда в конце 80-х чета Горбачевых (а тогда решения принимали именно они) сделала мне предложение переехать в Москву и занять очень высокую партийную должность, я отказался. Хотя по первому ряду для меня, молодого секретаря обкома (Грачу тогда было 40 лет - Авт.), такое предложение должно было бы быть лестным. Но я не представлял своей жизни без Крыма, и этот факт для меня был важнее, чем партийная карьера. Что касается участия КПУ в так называемой коалиции, то партия от подобной коалиции больше потеряла, чем приобрела. Фракция КПУ полностью лежит под властью, а Симоненко стал политическим барыгой и развратником. У нас, марксистов-ленинцев, - собственная платформа, основанная на наших принципах. Партия должна использовать свой организационный потенциал для распространения своих собственных идей. И незачем позволять на наших плечах нести либерально-националистические идеи в массы. Левые идеи в обществе чрезвычайно популярны, и партия должна использовать это для своей политической победы.

- Леонид Иванович, не секрет, что электорат коммунистической партии стремительно стареет. Можете ли Вы сегодня предложить поколению 40-летних и более молодым идеи, которые были бы созвучны их надеждам на будущее?

- Знаете, у Достоевского сказано, что в бедности еще можно сохранить человеческое достоинство, а в нищете - никогда. Сейчас мы являемся свидетелями того, как целые социальные группы стремительно утрачивают свое человеческое и гражданское достоинство. Люди разуверились, отчаялись, разучились бороться за свои права. Мы обязаны вернуть обществу перспективу. Для этого конструктивной части общества, нацеленной в будущее, необходим позитив, нужна новая программа. Именно эта часть общества и является социальной базой партии.

- Есть ли у партии резервы, потенциал, который может выработать и предложить такую программу?

- Перед партией стоит задача обновления своего идеологического багажа. И нам есть что обновлять. У большинства украинских политических партий какая-либо внятная идеология попросту отсутствует. У нас в партии есть собственные идеологи, способные предложить программу, соответствующую сегодняшнему времени, запросам и потребностям общества. Это касается в том числе и экономической платформы партии. Я уверен, уже в ближайшее время наша партия предложит обществу реалистическую программу, направленную и на подьем производства, и на установление нормальной, достойной жизни.

- Как Вы считаете, Вы еще вернетесь в Крым?

- Я оттуда и не уходил. Если же Вы имеете в виду возвращение в крымский парламент, то отвечу однозначно: вернусь через пару лет, и притом на белом коне. И не потому, что я такой хороший, а потому что крымчане уже сегодня поняли, что потеряли с моим уходом. Крым - важный и сложный регион. Проблемы перед Крымом стоят чрезвычайно серьезные, и "шапками" их не закидать. Моя судьба связана с Крымом десятками лет работы, тысячами людских судеб.

- В одном из Ваших интервью Вы цитировали известную народную мудрость - "за одного битого двух небитых дают". Считаете себя битым?

- И неоднократно. Причем происходило это всегда в ситуациях, когда я проявлял твердую позицию, порядочность. Меня же не раз предавали. Жалею ли я о том, что помогал, не предавал, прощал? Нет. Если бы начать все сначала, то поступал бы точно так же. Я убежденный коммунист, а потому и был, и остаюсь идеалистом. Социалистические идеалы основаны прежде всего на вере в силу человеческой нравственности, в возможности человеческого интеллекта. Гёте сказал: "Людей надо видеть такими, какими ты хочешь, чтобы они были". Никакое "битьё" не заставит меня разувериться в том, что я защищаю. Оно только делает меня крепче, учит эффективной политической борьбе. Я достаточно серьезно играю в политические шахматы. Мое пребывание на посту председателя ВР Крыма - тому доказательство. - Приходилось ли Вам чем-то жертвовать ради карьеры?

- Порядочностью, принципами - никогда. Власть никогда не была для меня самоцелью. Другое дело, что из-за работы я редко бывал дома и фактически "обворовал" семью, детей, внуков в смысле тепла, внимания. Наверное, благодаря жене со временем пришло понимание того, что семья - моя крепость в настоящем, а не в литературном смысле этого слова. Валюша - человек удивительной мудрости, терпения и надежности. Я многому у нее научился. Одним словом, она моя и детей Берегиня.

Из интервью Натальи Влащенко, "Публичные люди".

Архив