Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

Сапун-гора, Сапун-гора...

Поделится:
14:33 09 Мая 2013 г. 2305

Тот, кто был в эти дни под Севастополем, уже никогда не забудет, что означала эта, предшествующая генеральному штурму, борьба за высоты Мекензи, Сапун-гора, Сахарная Головка. Вокруг них, контролирующих подступы к Севастополю, и сосредоточился весь огонь. В открытой степи темп наступления измеряется десятками и сотнями километров. В Севастопольской же битве темп наступления измерялся десятками и сотнями метров. Когда в первый день бойцы Захарова, продвинувшись на восемьсот - девятьсот метров, вы-шли на перекресток лежащих перед Северной бухтой шоссейной и железной дорог, то это был уже ощутимый успех, хоть он и выразился в том, что удалось овладеть всего двумя линиями вражеских траншей.

Слово "штурм" принято понимать так, что по военному объекту одновременно наносится удар со всех сторон. Особенность же штурма Севастополя заключалась в том, что сперва здесь удар наносился с одной - с Северной стороны, в то время как гитлеровское командование, судя по всему, ожидало его с юга. Когда же у Северной бухты обозначился наш успех и немецкие генералы стали спешно оттягивать сюда свои силы, последовал удар и с юга.

Но это было уже на следующий день. Накануне же, с рассвета и потом, когда стало темно, эшелонами шли и шли на Севастополь наши бомбардировщики и штурмовики. Все небо над городом - черноморское бархатное небо - усеяно было всполохами зенитных разрывов. Но как бы там ни было, наша авиация была в эти дни хозяином в севастопольском небе. К артиллерийскому штурму на земле прибавился мощный штурм с неба. В кульминационные моменты своего наступления на Сталинград немцы совершали по 2 800 самолето-вылетов в день. В решающий день штурма Севастополя наши самолеты вылетали на позиции немцев 3000 раз. "Это был ад кромешный",- в один голос говорили потом взятые в плен немецкие солдаты и офицеры.

Рушились скалы, взлетали на воздух доты, горели суда в бухтах, зарева трепетали на склонах гор.

А в последующий день атака на город началась со всех сторон. Только в районе высоты Корань гитлеровцы потеряли полторы тысячи своих солдат и офицеров за этот день. До той поры, пока немцы еще удерживали Сахарную Головку, Сапун-гору, гору Корань, они, замыкая фланкирующим огнем проходы в Инкерманскую долину, пресекали все наши попытки прорваться в нее. Когда же эти высоты были взяты, то и все дороги, ведущие к Севастополю, оказались под нашим контролем.

На каменистых отрогах этих высот осталась кровь лучших людей нашей армии, нашего народа. Наступая под Севастополем, мы понесли немалые потери, но неизмеримо более тяжелые потери понес враг.

Овладев Сапун-горой, части Крейзера и Мельникова открыли себе путь в Севастополь с юга, в то время как части Захарова, захватив Мекензиевые горы, получили возможность совершить бросок к северной окраине города. И теперь уже в руках гитлеровцев оставались только Круглая, Камышевая, Казачья бухты. Но и до них уже достигал огонь наших арт-батарей. Судьба Севастополя была решена.

А.Калинин. «В боях за Крым»

Архив