Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

Леонид Грач у истоков АРК – Россия помнит, а Украина устраивает гонение.

Поделится:
17:24 07 Октября 2013 г. 1627

В 1994 году вышла в свет книга В.Т.Медведева "Человек за спиной". Автор книги - генерал КГБ СССР, много лет руководивший личной охраной первых лиц КПСС и государства - Л.И.Брежнева и М.С.Горбачева.

Владимир Медведев, как никто другой, изнутри знал жизнь лидеров Советского государства. Он был в курсе всех их не только служебных, но и семейных дел. Л.И.Брежнев умер на руках своего телохранителя. В книге рассказывается и о просчетах, и поражениях вождей, и о их личных слабостях и пороках.

Для нас представляет интерес исторический факт, казалось бы, невероятный: личный охранник среди сильных мира сего с их недостатками, выделил как высоко положительный образ не московского деятеля, а первого секретаря Крымского обкома КПСС Леонида Ивановича Грача, самого молодого партийного руководителя. Как это могло случиться? Крым, - пишет автор, - баловень, любимое дитя высших партийных и государственных чиновников как в смысле отдыха, так и государственных дел. А в период контрреволюционного переворота в стране Крым и его руководитель оказались в центре событий".

Когда в стране начались межнациональные распри, одним из самых кровавых мест в ней должен был стать Крым.

- Тревога за страну усилилась, когда в Средней Азии начала литься кровь. Люди разных национальностей по мелким поводам выступали против друг друга. Народных депутатов и Генерального секретаря ЦК КПСС Горбачева такие события устраивали. Крутые националисты и прочие разрушители поняли: можно. В Прибалтике, Нагорном Карабахе, Приднестровье, Грузии, Чечне, Ингушетии вспыхнуло несколько очагов.

Еще до всяких решений и согласований,- продолжает автор,- в Крым хлынуло крымскотатарское население - тысячами. Всеми делами ведал Л. Грач сначала в качестве завотделом, а затем - секретаря обкома. Образовали еженедельное приложение к областной газете на крымскотатарском языке, выделили время для радиотрансляции, воссоздали крымскотатарский музыкально-драматический театр. Но главные хлопоты - прописка, земля, постройки, поездки в Среднюю Азию. Тогда-то, пишет В.Медведев,- Грач перенес первый тяжелый сердечный приступ.

Чуть позже Леонид Иванович возглавил работу по подготовке референдума "О государственном и правовом статусе Крыма". Это был первый в стране референдум - перед союзным.

Крымчане раньше всех высказались за сохранение Союза. Шел январь 1991 года. Первые два года, - пишет Медведев,- молодой секретарь обкома работал без выходных и отпусков. Лишь после успешного проведения референдума он отправился в отпуск. Там, вдали от дома, и случился второй обширный инфаркт.

Автор книги продолжает: " Надо было выходить на инвалидность, но Л.Грачу, юристу и историку по образованию, поручили возглавить рабочую группу по подготовке проекта Конституции Крымской АССР. Пленум республиканского комитета партии избрал его первым секретарем Крымской партийной организации".

В те дни мерилом ценностей каждого было: защищал ли ты Белый дом? Если нет, то где ты был, что делал? У каждого города был свой Белый дом.

Над Крымом - две столицы. Из Москвы, из Секретариата ЦК КПСС пришла секретная шифрограмма. Получена 19 августа в 11 часов 41 минуту; расшифрована 19 августа в 11 часов 55 минут: "В связи с введением чрезвычайного положения примите меры по участию коммунистов в содействии Государственному комитету по чрезвычайному положению в СССР…". Из украинской столицы Киева Секретариат Компартии Украины предписывал более решительно: "Важнейшей задачей партийных комитетов является содействие…" Многие из тех, продолжает генерал, кто перед этим сдавал партийные билеты, теперь, 19 августа, спешили обратно в ту же дверь, просили билеты вернуть; те, кто месяцами не платил взносы, очень просили принять деньги.

Если бы Л. Грач открыто - пишет автор книги,- встал поперек путчистов, Крым, полуостров могли блокировать. Горбачев с семьей оказался бы в двойном кольце… Поддерживать же путчистов Л. Грач не мог и не стал. 20 августа, в первой половине дня, когда путч нарастал, он выступил на Президиуме Верховного Совета Крыма: конституционность новой власти можно признать при двух условиях - если будут представлены доказательства болезни Президента и если сессия Верховного Совета СССР примет соответствующее решение. Через три дня после провала путча те же люди снова открыли те же массивные двери и снова, в очередной раз, бросили партийные билеты. Это яркая характеристика тех, кто руководил Советским государством, КПСС.

Из тех, кто под Севастополем в начале августа 1991 года поднимал с Горбачевым бокалы за партию и единый Союз, - пишет Медведев,- он, Грач, оказался не только самым молодым, но и крайним. Если старшие наставники - Президент страны, Президент Украины, руководители Крыма,- сильные, опытные, крепко стоящие на ногах, вышли из партии и развернулись в обратную сторону, то ему, по сути, ими брошенному, с полугодовым стажем первого секретаря, сорокалетнему, как говорится, сам Бог велел.

- Нет, я так не могу,- сказал Грач. - Я людей не брошу. Сто тридцать тысяч коммунистов - это не шутка! Это же живые люди.

Через неделю после путча, 29 августа,- констатирует В.Медведев,- у Грача произойдет третий инфаркт. Это случилось как раз в дни всеобщей антипартийной вакханалии, когда митинги и демонстрации захватили страну. Приехала домой "скорая", но он отказался ехать в городскую больницу, в чем и расписался, чтобы не подвести врачей. Дотянул до утра, на счастье, освободилось место в одной из сельских больниц, и он уехал подальше от Симферополя. Далее генерал Медведев объясняет поступок Леонида Ивановича его же словами: -Если бы я лег в городскую, ко мне в палату ворвались бы…

Бывшие его коллеги, долголетние единомышленники в больницу не наведывались - никто, ни один не навестил. Один было осмелился, подъехал к больнице, но подниматься в палату не стал, чтобы не узнали его медсестры и врачи. Это был Н.Багров, который на следующий день, 8 сентября 1991 г., как ни в чем не бывало уехал отдыхать, предав и партию, и своего соратника (прим.ред). Он хотел вызвать Грача вниз, к себе в государственную машину, но Леонид Иванович лежал под капельницей.

Генерал КГБ с пониманием и в то же время с возмущением заключает: "Я прекрасно понимаю подобное состояние, такого рода разочарование в людях - самое тяжелое. Дело не в личном разочаровании, даже духовном опустошении. Обманываются всеобщие надежды народа, страны: люди, служившие всю жизнь одному режиму, переходят вдруг в противоположный лагерь без попытки осознать собственную вину или заблуждение, без попытки раскаяться. Эти люди дважды взошли к власти благодаря партийным билетам: первый раз - когда получили их, второй - когда бросили. "Это замечательные слова своей справедливостью и точностью характеристики тех, кто сегодня нами управляет". (Г.Сухоруков).

В.Медведев объясняет: я подробно остановился на этой истории потому, что Крым - яркий слепок того, что происходило в стране в августовские дни и происходит сейчас.

Генерала интересует вопрос: неужели возможен был самосуд в городской больнице? - обращается он к Грачу.

- Убивать бы не стали,- ответил Леонид Иванович.- Но кто-нибудь обязательно бы ворвался в палату, плюнул в лицо, - и я бы умер.

В.Медведев ставит вопрос: "Неужели от этих людей зависит спасение страны? После развала СССР и распада КПСС все рванулись в первые ряды, стремясь перекричать друг друга. Хочется попросить: говорите тише, вас не слышно. Крикливее других профессиональные трусы и завистники. Самое неизбывное стремление, - пишет далее генерал, - к господству. Мерилом ценности всегда была и есть Власть. Не ум, не талант, не совесть, не деньги даже - Власть. Кто вчера более других пресмыкался вперед властью, тот сегодня кричит яростнее других.

Дальше произошло неожиданное по отношению к Л. Грачу, - свидетельствует В. Медведев. Он только выписался из больницы, беспомощный и безработный, лежал дома на кровати, когда раздался звонок из Москвы:

- Здравствуйте, Леонид Иванович. Это Раиса Максимовна. Как Вы себя чувствуете? Это был высшей степени нравственный поступок. Конечно, Михаил Сергеевич заприметил тогда молодого партийного руководителя, не похожего на всех других. Не исключено, что включил его в ближайший резерв своего окружения. Но ведь за год с небольшим все встало с ног на голову, сам Президент закачался и стал падать.

Генерал продолжает передавать разговор Раисы Максимовны. Она спрашивает: в газете ошибка, написано, что Вы - кандидат наук. Но мы с Михаилом Сергеевичем интересовались, нам сказали, что Вы - доктор.

- В газете все правильно, я действительно написал докторскую, защитил ее. (Звонок состоялся 11 октября 1991 года. Именно в этот день ВАК при Совмине СССР на своем последнем заседании утвердил докторскую диссертацию Л.Грача. (Прим. ред). Думаю, - продолжает В. Медведев,- что этот звонок с пожеланием здоровья значил для больного не меньше любых лекарств.

О Горбачеве его личный охранник сказал, что он все врал перед перестройкой и во время перестройки. И закончил свое пребывание на вершине власти - ложью, почти детской, которую высмеяли все газеты. Практически своими руками создав ГКЧП, прозевал все на свете, отрезанный от всех событий, появился наконец в Москве под охраной автоматчиков. Не прибывает, как обычно, а его доставляют как ценный груз. Бледный, осунувшийся, его первые слова в аэропорту:

- Я владею ситуацией.

Ко всему этому охранник добавляет: генерал Варенников на полях книги Горбачева делает замечания, в которых содержится масса упреков президенту, в том числе - во лжи (излагается сокращенно, Г.С.). По окончании форосской встречи с членами ГКЧП Горбачев пожал всем руку на прощание. Именно коварство Горбачева привело к известному финалу. Есть некоторые факты, которые следовало бы прежде оценить в суде, замечает В.Медведев, какие - не сообщает.

В заключение следует сказать: так закончилась бесславная, преступная деятельность М.С. Горбачева, сбежавшего на Запад от наказания.

Генерал КГБ В. Медведев в своей книге объективно, с симпатией и с сочувствием показывает жизнь и деятельность Леонида Ивановича Грача в самый сложный, ответственный и опасный период. Главное, подчеркивается, в жизни и деятельности Леонида Ивановича - это жизнь на самопожертвование в интересах людей и Республики Крым. Сердечные приступы и инфаркты не остановили его деятельность. Авторитет молодого первого секретаря Крымского обкома был признан не только на Украине, но и в России. Отличала Леонида Ивановича от тысяч других бывших партийцев партийная целеустремленность.

Когда эти тысячи бросились на разграбление государственного имущества, он проявил заботу о партии, о народе, о республике. В России его ценят, и в книгах о нем пишут, а на Украине незаслуженно, незаконно устраивают гонение. И что удивительно - в этом главную роль играет оппортунистическое руководство КПУ. А это омерзительно.

Обратимся кратко к обстановке в Украине. Национализм всё более наглеет. Казалось бы, борьбу с ним должна возглавить КПУ. Эта массовая партия имеет силы для борьбы. Но её руководство слилось с руководством олигархии, погрязло в собственности и никакая угроза для народа его не беспокоит. Вот факт. На заседании Верховной Рады А. Ильенко, депутат от партии "Свобода", нагло заявил, что "все памятники Ленину будут снесены, ...а вы, красные выродки, будете осуждены..." Его слова сектор коммунистов встретил шумом. Фашист вызвал их к бою, но никто из коммунистов к трибуне не вышел. Это капитуляция и отказ от публичной борьбы с фашизмом.

Где же боевая революционная Коммунистическая партия? Она есть - это Коммунистическая марксистско-ленинская партия Украины, возглавляемая Л.И. Грачом. Но она блокирована совместными усилиями олигархии и оппортунистической верхушки КПУ. Это в нарушение Конституции Украины.

Честные коммунисты КПУ, поддержите КМЛПУ в интересах нашего народа, которому угрожает фашизм!

Г. Сухоруков,

член ЦК КМЛПУ,

член КПСС с 1942 г., участник Великой Отечественной войны,

полковник, кандидат исторических наук, доцент,

Отличник Высшего образования СССР, Заслуженный работник образования АРК.

Архив