Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

Путин должен разобраться с боярами: одних — на кол, других — в опалу!

Поделится:
11:56 05 Июля 2018 г. 146

Известный экономист Михаил Хазин о том, почему повышение пенсионного возраста – политический заговор

– Михаил Леонидович, Правительство все-таки приняло решение о постепенном повышении пенсионного возраста. Как вы считаете, это действительно так остро необходимо? Какие последствия могут быть – позитивные и негативные?
– Эти дебилы, которых я обозвал бы подловатой челядью, устроили вакханалию, объясняя народу, как ему выгодна пенсионная реформа. Они не понимают, что они сделали! А сделали они следующее: влезли в сакральные отношения между народом и царем. Это не их дело! Им разрешали воровать в некоторых объемах – ну сидите и воруйте. Им царь сказал, что надо увеличить социальные расходы, и они решили, что единственный способ увеличить социальные расходы – это урезать социальные расходы в той части, о которых царь впрямую не упомянул. Они влезли туда, куда им нельзя влезать категорически!
Когда вороватая Голикова (все читали про ее с мужем дом в Москве, все помнят, что ее муж происходил из челябинского КУК (ООО "КУК" – оптовая торговля строительными материалами), все помнят, что ее звали Мадам Арбидол – она провела звкон "Об обороте лекарственных средств") с экрана начинает что-то говорить, все понимают, что всё, что она говорила предыдущие 25 лет, – это вранье. Вот пенсионные баллы отменяются… 

Всем же очевидно, что через год-два они отменят повышение пенсий, а повышение пенсионного возраста не отменят!

Еще один вопрос: а где приказы о сокращении зарплаты руководителей пенсионного  фонда  до  30 тысяч  руб-
лей, а рядовых сотрудников – до 12 тысяч? Где продажи дворцов, в которых они сидят? Нет? Так это значит, что нет проблем у пенсионного фонда! Все у него отлично, денег – выше крыши. Но, видимо, нет оснований выписывать себе еще большие премии…
– Как вы считаете, пенсионная реформа была согласована с Путиным?
– Вы понимаете, как докладывают чиновники, когда хотят обмануть руководителя? Они ему говорили: мы тут проведем маневр, тут немножко сократим, тут немножко увеличим… Они помнят монетизацию льгот –  тогда тоже было влезание в сакральные отношения. Но это было на фоне экономического роста. В 1999–2002 годах экономический рост доходил до 15%, потом был небольшой спад, связанный с приходом Игнатьева в Банк России, но потом начался нефтяной бум. И на этом фоне, когда доходы росли по 10% в год, монетизация льгот прошла. Царь-то обеспечил экономический рост!..
А сейчас у нас что? Скоро 6 лет непрерывного экономического спада! Или они всерьез верят, что у них экономический рост?! На голубом глазу народу врут! И все остальные врут! А народ спрашивает царя: бояре-то охренели, что ли? А дальше все понятно: когда царь понимает, что начался народный бунт, с крыльца на вилы сбрасывают определенное количество челяди. Минц зря, что ли, сбежал? Кстати, он сбежал с денежками частных пенсионных фондов. Иными словами, все, что народу разрешили накопить, минуя Голикову и всех предыдущих Голиковых, утащил Минц.
– Учитывая, что в стране ручное управление, вы не думаете, что у Путина правительство все утверждало – вплоть до каждой цифры?
– Безусловно, что-то ему приносили. Но надо понимать, что перед чемпионатом мира у него ключевая задача – чтобы не было терактов. Сегодня у Путина много дел, и в такой момент к нему приходят и говорят: Владимир Владимирович, мы с бюджетом разобрались, на ваши социальные проекты деньги нашли, только для этого надо сделать вот это и это. Но народу будет только лучше! Он отвечает: ну и ладно, делайте, потом, правда, будете отвечать. А они четверть века ни за что не отвечали, они таким словам просто не верят.
– Ваш прогноз: чем закончится вся эта затея с повышением пенсионного возраста? Народ-то бунтует, подписи собирает против такой реформы…
– Народ не может не бунтовать. Во-первых, его все время провоцируют. Только полный дебил может выпустить Голикову в такой ситуации на трибуну – с ее бриллиантами-то! Я не знаю, были ли на ней бриллианты в тот раз, но любой, кто смотрит интернет, видел ее фотографию, где написано, сколько чего на ней стоит. И не только ее фотографию. «Партнеры» не дремлют! Мы же знаем, кто все это делает… Кстати, «партнерам» надо отдать должное: система доведения до народа информации о разного рода вредительствах и безобразиях у них отлажена.
– Под «партнерами» вы кого имеете в виду?
– МВФ, Мировой банк, ВТО, Меркель, канадский премьер, педофилы и прочие рукопожатные люди нетрадиционной сексуальной ориентации…
Более того, повышение цен на бензин, давление на дачников и на личные подсобные хозяйства по санитарным нормам, повышение НДС, пенсионная реформа – это всё одна линия, которую наше либеральное правительство согласовало с «партнерами», причем давно, потому что все это началось полтора-два года назад. При этом либералы не ожидали, что по ним нанесут такие удары, что Путин начнет отстранение их команды от власти, и по этой причине ничего нового они уже не придумали. И даже начинают немножко отступать: соглашаются на изменения. 
При этом надо понимать, что, с точки зрения власти, то, что сделало правительство, – это либеральный заговор против Путина. Только он носит политический характер, а не вооруженный. Этот политический заговор объединяет пять-десять человек, не больше, а остальные думают так: начальство надо слушаться. При этом у них есть либеральные отмазки, но они по дурости не просто организовали заговор, они еще и влезли в сакральную тему отношений власти и народа.
Я лет 20 следил за тем, что делает Шаймиев: каждый раз, когда его челядь или московская челядь лезла в его отношения с народом, он отвечал мгновенно. Поэтому Минтимер Шарипович был абсолютно несменяемым и до сих пор остался особым авторитетом.
– У Путина есть такая интуиция, как у Шаймиева?
– Её не может не быть. Возможно, она не носит столь врожденный характер, как у Шаймиева. Он все-таки был вторым секретарем обкома КПСС, а потом первым секретарем.  При Советской власти учили тому, что делать нужно, а что делать нельзя. Это еще со времен Сталина шло. А у Путина чувство интуиции, конечно же, есть, оно не могло не возникнуть за 18 лет его нахождения во власти. 
 Но, когда пришел, он хотел десакрализировать президентскую власть: я наемный менеджер, я раб на галерах, срок закончится, и я уйду. Он к концу своего второго срока понимал, что это, в общем-то, наивные надежды. Тем не менее он эту программу вел: себе на смену назначил абсолютно несакрального человека, причем в ситуации несакральной. Типа: вот вам еще один наемный менеджер. И началось! Сначала – нападение Грузии на нас, потом – кризис 2008 года. И без сакральности рулить страной стало невозможно. И Путин вернулся и поставил себя в сакральную роль. А у нас сакральная роль вождя та же самая, которая была что на Востоке, что в Византии, – это главное лицо, защитник народа от произвола олигархов и бояр. И по этой причине абсолютно очевидно, что челядь-бояре заигрались, причем как в личных нападках на царя, так и нападках на права народа.
– Поскольку повышение пенсионного возраста произойдет все-таки не завтра, непонятно, кто должен организовать протест против этой реформы?

– Народ! Народ понял, что челядь влезла не туда. И народ четко понимает, что повышать размер пенсии все равно не будут. 

– Что надо делать с пенсионным возрастом, как вы считаете? Все-таки нынешняя система принималась много лет назад, когда была другая продолжительность жизни, другие условия жизни и труда.
– Если мы отказываемся от либеральной экономической политики, начинаем заниматься реальным импортозамещением и, соответственно, монетизацией экономики, то мы сможем обеспечить себе 5–7 процентов экономического роста на 20–25 лет. Вот когда начнется этот экономический рост – со старой пенсионной системой – и все будут довольны, потому что пенсии будут расти на фоне экономического роста, тогда мы поднимем вопрос, подготовили ли мы молодое поколение. 
– То есть пенсионная реформа – это отложенное решение должно быть?
– Ну конечно! И может оказаться, что эта реформа не нужна вообще.
– Вы сказали, что новое правительство менее либеральное, более техническое…

– Оно политически менее либерально, а идейно оно абсолютно либерально. Впрочем, на технологические отрасли поставили технократов, и, думаю, туда уже либералов не пустят. Но экономическая и финансовая логика осталась либеральной.
– В марте вы утверждали, что в этом году Россию ждет поворот влево, который осуществит Путин. Вы до сих пор придерживаетесь этого мнения?
– Я считаю, что этот поворот уже начался. Другое дело, что на первом этапе он носит аппаратно-завуалированный характер. Но всех статусных политических либералов уволили. Нет ни одного! А аппарат еще либеральный, но он не принимает политических решений. Аппарат может интерпретировать: Путин сказал в первых «майских указах», что надо увеличить зарплату врачам и учителям, и вопрос решили «замечательно» – зарплату увеличили, только теперь этих врачей не найти. Сейчас точно так же: да, социальные выплаты увеличим, фельдшерские пункты в деревнях восстановим, но зато будет пенсионная реформа. Почему бы сразу пенсионный возраст не поднять до 100 лет? С особым цинизмом…
– По каким приметам вы видите, что поворот влево начался?
Это сложно. Я же не могу свой опыт человека, который работал в ближнем окружении президента, объяснить. Городская интеллигенция, которая не чувствует, дико злится, а народ чувствует. Обратите внимание: раздражение народа – на правительство, а не на Путина. И в рамках этой концепции Путин должен разобраться с боярами: одних – на кол, других – в опалу…
– Наверное, первый признак поворота Путина влево — это новые «майские указы»?
– Конечно. И там много еще чего: Путин говорит о необходимости социального улучшения, о повышении рождаемости и т. п. Я уже лет пять-восемь говорю о том, что есть единственный способ обеспечить себе спокойную старость – родить много детей, которые потом будут вас кормить. Другого варианта нет. Но вопрос в том, чем кормить детей. А здесь стало очень опасно, поскольку под чутким либеральным руководством у нас развилась ювенальная юстиция, которая бедность рассматривает как обвинительное явление.
– Как считаете, своими новыми «майскими указами» Путин реально объявил о модернизации, а в новом правительстве или администрации появились лидеры-модернизаторы?
– Цель на модернизацию Путин объявил, он ее делает. Проблема состоит в том, что на осуществление модернизации необходимы модернизаторы. В том, что сделал Путин, главным левым фактором в России последних 25 лет является отстранение либеральных элитных групп. У нас их всего две: семейная и гайдаро-чубайсовская. Это наши главные, с точки зрения общества, враги, потому что в их понимании народа и общества не существует, а существует только «поляна», с которой можно собирать деньги. Это либеральный подход: раз вы лузеры, значит, вас грабить – это наше законное право. Так вот все представители этих групп постепенно отстраняются. Все – что ельцинские, что чубайсовские. Поэтому левый поворот неизбежен. Это просто объективное основание.
– Вы считаете, что у Путина есть некая скрытая команда?
– Считаю, что да, она есть точно. Но пока не знаю, кто там, и не пытаюсь узнать. Может быть, Вайно в нее и входит. Но экономической команды у Путина нет. Это я знаю точно, потому что это моя сфера ответственности. 
– Каков ваш прогноз по дальнейшему продвижению путинской стратегии?
– Я думаю, что он уже осенью или в конце года, самое позднее – в начале следующего года, должен сделать зачистку правительства номер два. Правда, сейчас, после попыток пенсионной реформы, они могут ускорить этот процесс. Но я не исключаю, что из правительства уволят только двух-трех человек. Будут зачищены те люди, которые реально могут этим заниматься – координировать уголовные дела и прочее. 
– А какую роль играет Медведев в этой конструкции?
– Он играет роль смотрящего от Путина за либеральной командой. Но он с ними работает, потому это сильно влияет на его мировоззрение. Кстати, не держите его за идиота. Есть такая гипотеза, что он идиот, а это совсем не так. Скорее он такой Штирлиц.
– Медведев может быть автором проведения экономических реформ?
– Нет. Человек, у которого никогда не было таких навыков, не может быть автором.
– А когда начнется серьезная работа над экономической программой, будет замена правительства?
– Да, конечно. Будет два или три этапа. Должен прийти новый премьер, должна произойти мощная зачистка всех скрытых фигур, после этого должна быть создана группа, которая будет писать экономическую реформу. Если сегодня будет создана такая группа, то войти в нее – это просто угроза для жизни всех ее участников. И только после этого, на третьем этапе, должна произойти еще одна смены правительства – под реализацию этой программы.
– Какую роль должен играть малый и средний бизнес в этой экономической модели?
– Очень большую. Он должен быть основой развития. А его сейчас, наоборот, жестоко ликвидируют.
– Вы верите в последний президентский срок Путина?
– Вы знаете, все скачет с такой скоростью, что просто многое непонятно. Я совершенно не ожидал, что прогнозируемые мной изменения произойдут не через пять лет, а через полгода, поэтому давайте доживем до конца этого срока. Мы живем в эпоху перемен и тектонических сдвигов, поэтому прогнозировать сложно. 
Мы сегодня живем примерно как в Японии: в любую секунду может произойти землетрясение в 6 баллов, а при определенных обстоятельствах и в 9 баллов. При таких обстоятельствах можно, конечно, пытаться что-то строить, но нужно все это учитывать. Сейчас мы подошли к ситуации, когда «землетрясение» будет идти постоянно. Спокойной жизни больше не будет!


28.06. 2018

Архив